ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Согласно положениям этих статей, ответственность за неразглашение ложится исключительно на граждан — участников процесса, а все должностные лица остаются как бы за кадром. Хотя именно они, по сугубо субъективному мнению автора, и представляют особую опасность, ибо гражданам подробности следствия, в общем, неизвестны и разгласить они что-либо не имеют возможности.

Коррумпировано может быть только должностное лицо.

Но на помощь гражданину, чьи права в части разглашения неких данных, по его мнению, были ущемлены должностными лицами, приходит статья 23 Конституции РФ.

Статья 23 Конституции РФ:

1. Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

2. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

И следователь, и оперативные сотрудники на разных этапах следствия любят порассуждать о «доказанности» действия, о морально-этических качествах подозреваемого или обвиняемого и об иных вопросах. На неприкосновенность частной жизни обычных граждан им глубоко наплевать.

Исходя из «внутреннего убеждения», следователь может либо сам, по только ему понятным причинам, разгласить противоположной стороне некую информацию (а потом «посмотреть, что получится»), либо обвинить кого-либо из участников процесса в разглашении тайны следствия и начать использовать это в своих целях.

Представляется нецелесообразным поддаваться на такие провокации, так как совершенно неясно, к чему может привести подобное развитие событий. Для любого гражданина — участника процесса выгоднее расследование конкретного деяния, чем куча перемешанных разнородных статей с непредсказуемым исходом.

Пример 1: Гражданина X обвиняют в вымогательстве у гражданина Y. Следователь, решив «по-прижать» гражданина X, начинает дополнительно обвинять «вымогателя» в разглашении тайны следствия в части мер по обеспечению безопасности гражданина Y (на его квартиру якобы приходят письма с уфозами, звонят неизвестные лица, «требуя отказаться от ранее данных показаний», и пр.). Гражданин Y по недомыслию своему и поддавшись на уговоры следователя, эту версию поддерживает. Результат — дело о вымогательстве заглохло, а разглашение тайны следствия так и осталось недоказанным.

Гражданин Х выходит на свободу подчистую, все бумажки следствия отправляются в архив, а следователь и гражданин Y — в пеший эротический тур.

Пример 2: Следователь Н невзлюбил за что-то потерпевшего М. и совместно с обвиняемым Х решил «пошатнуть позицию» гражданина М., обвиняя его в разглашении тайны следствия (якобы гражданин М. «обсуждал» доходы гражданина Х с другими участниками процесса).

Результат: вдогонку к уже имеющейся статье гражданин Х получает еще и обвинение в ложном доносе (статья 306 УК РФ — до шести лет), а ретивый следователь отказывается от своего участия в этом безобразии и совместно с прокуратурой «гнобит» гражданина X.

Сотрудники Правоохранительных Органов обычно не думают, когда, захлебываясь, красочно расписывают Ваши «преступные действия» и «всю глубину Вашего падения» кому-либо из посторонних лиц. Закон никак не реагирует на такие проявления, за исключением статьи 129 У К РФ — клевета. Но, к сожалению, статья эта применяется чрезвычайно редко, а в отношении Стражей Порядка — и подавно.

Если Вы считаете, что своими разговорами и разглагольствованиями сотрудники Органов наносят Вам вред, то стоит обратиться в прокуратуру с заявлением о «незаконном разглашении информации, касающийся частной жизни, и нарушении статьи 23 Конституции РФ». К уголовной ответственности никого, конечно, не привлекут, но вынесут предупреждение или определение, согласно которому Ваши обидчики засунут свои не в меру болтливые языки себе в… Надзирающие инстанции очень не любят, когда подчиненные балабонят на каждом углу о том, о чем не следует.

Помните: Конституция РФ — высший Закон страны, все остальные прямо ему подчинены и нарушение Конституционных прав — штука довольно серьезная.

СТАТЬЯ 140 УПК РФ: МЕРЫ ПО УСТРАНЕНИЮ ПРИЧИН И УСЛОВИЙ, СПОСОБСТВОВАВШИХ СОВЕРШЕНИЮ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

При установлении следствием причин и условий, способствовавших совершению преступления, следователь обязан принять меры, предусмотренные статьей 21' настоящего Кодекса.

(в ред. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 08.08.83 — Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1983, Ns 32, cm . 1153)

Данная статья относится к взаимоотношениям следствия и различных организаций и прямо с участниками процесса не пересекается.

СТАТЬЯ 141 УПК РФ: ПРОТОКОЛ СЛЕДСТВЕННОГО ДЕЙСТВИЯ

Протокол о производстве следственного действия составляется в ходе следственного действия или непосредственно после его окончания следователем.

В протоколе указывается: место и дата производства следственного действия, время его начала и окончания, должность и фамилия лица, составившего протокол, фамилия, имя и отчество каждого лица, участвовавшего в следственном действии, а в необходимых случаях и его адрес, содержание следственного действия и обнаруженные при его производстве существенные для дела обстоятельства. Если при производстве следственного действия применялись фотографирование, киносъемка, звукозапись либо были изготовлены слепки и оттиски следов, то в протоколе должны быть также указаны технические средства, примененные при производстве соответствующего следственного действия, условия и порядок их использования, объекты, к которым эти средства были применены, и полученные результаты. В протоколе должно быть, кроме того, отмечено, что перед применением технических средств об этом были уведомлены лица, участвующие в производстве следственного действия.

Протокол прочитывается всем лицам, участвующим в производстве следственного действия, причем им должно быть разъяснено право делать замечания, подлежащие внесению в протокол.

Протокол подписывается следователем, допрошенным лицом, переводчиком, специалистом, понятыми и другими лицами, если они участвуют в производстве следственного действия.

К протоколу прилагаются фотографические негативы и снимки, киноленты, диапозитивы, фонограммы допроса, планы, схемы, слепки и оттиски следов, выполненные при производстве следственных действий.

(в ред. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 31.08.66 — Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1966, № 36, cm . 1018)

Протокол — единственно возможная форма процессуального действия следователя в отношении Вас, вне зависимости от Вашего процессуального статуса. Важность протокола трудно переоценить — с помощью своих грамотных замечаний и дополнений Вы можете добиться поставленной цели (иные методы малоэффективны).

Протокол, заполняемый лично следователем, иногда представляет собой безумно веселый текст, где грамматические ошибки оттеняют лексические и вкупе с отсутствием синтаксиса создают неповторимое ощущение абсолютной абракадабры. Только человек со специальным «правоохранительно-процессуальным» складом ума может хоть что-нибудь в нем понять (причем совсем не обязательно то, о чем в протоколе говорится).

На основании прочтения протоколов и иных документов прокурор или суд выносит свое решение. Если составлен невыгодный для Вас протокол и в нем нет Ваших собственноручных дополнения, то дальнейшие Ваши слова практически не имеют никакого значения. Любая надзирающая и вышестоящая инстанция будет ориентироваться исключительно на строчки протокола, отмахиваясь от Ваших дальнейших пояснений и замечаний (особенно устных).

Поэтому в протокол необходимо изначально (!) внести все то, что Вы хотели бы видеть в деле, не надеясь на свои будущие заявления или потенциальную возможность «объяснить», что скрывается за письменами следователя.

27
{"b":"6085","o":1}