ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

ОБРАЗЕЦ:

Председателю суда П-ского района СБп г. Восьмиглазову В. В. отгр. Весельчакова Т. Р.

ЗАЯВЛЕНИЕ

01.01.2000 года я был задержан по ст. 122 УПК РФ по подозрению в совершении кражи у своего соседа Алкашикова Б. Б. якобы путем подбора ключей к двери его комнаты и хищения оттуда ящика портвейна «Кавказ».

Следователь П-ского Следственного Отдела гр. Пьен-дросов-Вагнер Э. Э. выписал постановление о моем задержании на основании того, что я якобы «попытаюсь скрыться от следствия» и «попытаюсь уничтожить улики» путем распития вышеуказанного портвейна (который не найден!) и физического устранения гр. Алкашикова Б. Б. Откуда и каким образом следователь Пьендросов-Вагнер получил подобные «сведения» (не забывайте о кавычках. — Прим. Автора), мне неизвестно и непонятно. На момент задержания я жил по месту своей прописки, при обыске в моей комнате ничего найдено не было (а если и было, то подкинули! — Прим. Автора), и соответственно что-либо «уничтожить» я не имел возможности.

Прошу Вас в судебном порядке и с моим участием провести необходимую проверку действий и мотивировок следствия и принять Конституционное и Законное решение.

(Число, подпись.

У судьи есть 48 часов, чтобы рассмотреть подобную жалобу. Больше времени Закон не дает, отсутствие рассмотрения в указанный срок является грубейшим нарушением Конституции РФ.

У следователя появляются примерно сутки на подготовку своей мотивировки и обоснования постановления, и он попадает в жесткий цейтнот, ибо разумно объяснить свои действия в подобной ситуации может только человек, имеющий машину времени и заглянувший в будущее. Следователь же имеет только одну возможность: подготовить «свидетельские показания», в которых будет сказано, что Вы подобный бред (побег из-под стражи, уничтожение улик и свидетелей) готовили и еще об этом всем рассказывали! Со столь «весомыми» показаниями несчастного Стража Порядка поднимут на смех даже его коллеги, не говоря уже о судье.

Ваша задача в судебном заседании, где будет рассматриваться Ваш вопрос, потребовать у следователя доказать пункты мотивировки постановления, указав на обязательность доказывания любого следственного действия, что отражено в статьях 68 и 69 УПК РФ.

Статья 68 УПК РФ: Обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу

При производстве дознания, предварительного следствия и разбирательстве уголовного дела в суде подлежат доказыванию:

1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);

2) виновность обвиняемого в совершении преступления и мотивы преступления;

3) обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, указанные в статьях 61 и 63 Уголовного кодекса Российской Федерации, а также иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;

(в ред. Федерального Закона от 21.12.96 № 160-ФЗ)

4) характер и размер ущерба, причиненного преступлением.

Подлежат выявлению также причины и условия, способствовавшие совершению преступления.

(в ред. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 08.08.83 — Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1983, No 32, cm. 1153)

Статья 69 УПК РФ: Доказательства

Доказательствами по уголовному делу являются любые фактические данные, на основе которых в определенном Законом порядке орган дознания, следователь и суд устанавливают наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Эти данные устанавливаются: показаниями свидетеля, показаниями потерпевшего, показаниями подозреваемого, показаниями обвиняемого, заключением эксперта, актами ревизий и документальных проверок, вещественными доказательствами, протоколами следственных и судебных действий и иными документами.

(вред. Федерального Закона от 17.12.95N0 200-ФЗ)

Доказательства, полученные с нарушением Закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в статье 68 настоящего Кодекса.

(в ред. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 08.08.83; Закона РФ от 16.07.93Ns 5451-1 — Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1983, № 32, cm. 1153; 1993, № 33, cm. 1313)

Обратите внимание на то, что Закон обязывает следствие все подтверждать только документально! Соответственно для оправдания применения меры пресечения следователь обязан составить некий документ, и это — совсем не постановление. Для Служителей Фемиды предыдущая фраза явно будет откровением, они-то до сих пор считают, что как раз постановление и объясняет все нюансы применения меры пресечения. Это далеко не так!

Постановление — лишь финальный документ, опирающийся на документальные доказательства. Угадайте с трех раз, много ли у следователя подобных «документов» в начале следствия? Из вышеизложенного следует, что отечественный комиссар Жюв вынужден будет познакомить и суд, и Вас лично с некими «доказательствами намерений» и «потенциальными желаниями». (Опять же в обычной жизни человек, действующий на основании «астрально-ментальных» предположений и совершающий действия против окружающих без реальных на то оснований, прямым ходом отправляется в сумасшедший дом).

Соответственно позиция защиты своих прав должна быть такова: доказательства на стол — и баста! О «предположениях» пусть следователь говорит со своими коллегами на посиделках, в нерабочее время, к гражданину его мозговые выверты не имеют никакого отношения.

3. Проведение обыска, результаты выемки и арест на имущество.

См. комментарии к статьям 167-177 УПК РФ настоящей работы.

4. Процессуальные нарушения следователя. Данный пункт предоставляет гражданину широчайшее поле деятельности по подаче заявлений. Малозначительные, на первый взгляд, детали, коими являются процессуальные нарушения, на самом деле формируют отношение (!) вышестоящих инстанций и суда к качеству работы следователя и к достоверности дела в целом. Процессуальные нарушения бьют одновременно и по обвиняемому, и по потерпевшему, в равной степени нарушая их гражданские права.

Основными нарушениями можно считать следующие:

— «беседа» без протокола, в процессе которой местный Мефэ получает некие «сведения». Следователь, в принципе, не может общаться с участниками процесса без протокола допроса (за исключением случайной встречи на улице, да и то — вежливо поздоровались и разошлись), так как, по мнению стороннего наблюдателя, такие «беседы» могут свидетельствовать о сговоре.

Из этого следует, что любое предложение «поговорить без протокола» необходимо пресечь на корню, дабы не иметь для себя в будущем негативных последствий;

— неполная или нечеткая запись Ваших слов. Восприятие любого слова или обозначения у людей разное. Одно и то же понятие вызывает различные ассоциации, и то, что Вам может казаться совершенно понятным, для другого — «темный лес».

Следователь, записывающий Ваши показания, привносит в Ваш лексический ряд свое видение проблемы и свое отношение к Вам лично. Дабы не произошло «смешения понятий и образов». Вам необходимо постоянно настаивать именно на дословном фиксировании Ваших слов и пресекать (путем своих дополнений и замечаний в протоколе допроса любую (!) попытку эти слова интерпретировать или «объяснить процессуальным языком», как любят говорить следователи.

Свои выражения, занесенные в протокол. Вы объяснить сможете, слова следователя — нет (если вообще поймете, о чем идет речь);

— отсутствие или несвоевременное оформление постановлений или иных документов. Распространенное нарушение, связанное с элементарной халатностью следователя. Но гражданина, в особенности того, чьи права ограничены, это не должно волновать.

67
{"b":"6085","o":1}