ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Диалог: Искусство слова для писателей, сценаристов и драматургов
Отчаянные аккаунт-менеджеры: Как работать с клиентами без стресса и проблем. Настольная книга аккаунт-менеджера, менеджера проектов и фрилансера
Стройность и легкость за 15 минут в день: красивые ноги, упругий живот, шикарная грудь
Создайте личный бренд: как находить возможности, развиваться и выделяться
Русский язык на пальцах
Время генома: Как генетические технологии меняют наш мир и что это значит для нас
Узнай меня
Бывшие «сёстры». Зачем разжигают ненависть к России в бывших республиках СССР?
Я другая
A
A

— Твоя задача — предложить и отстоять кандидатуру. И поменьше слушать «миротворцев».

— Легко сказать… — Полковник прищурился.

— Не впадай в панику. Грошев — отличный боевой офицер, к нему Дед прекрасно относится. Дай ему в помощь Колдунова. На пару они всю эту сволочь во главе с Масхадовым в порошок сотрут.

— Честно говоря, я боюсь повторения захвата больниц, — признался премьер, в свое время ушедший в отставку с поста директора ФСК после провала операции по освобождению заложников в Буденновске. Несмотря на то, что позорное соглашение с террористами заключил тогдашний косноязычный председатель правительства, крайним сделали Степашко.

— Страхом делу не поможешь.

— Я знаю…

— Тогда не тяни и отдай приказ об усилении охраны всех жизненно важных объектов. Направь резервные группы из МВД. А я со своей стороны дам команду региональным управлениям ФСБ.

Степашко заметно повеселел.

— И вот еще что… Приготовься к атаке Индюшанского и компании. По последним данным, они сильно завязли в обкрутке денег через уполномоченные банки. А твое вчерашнее выступление по поводу межрегиональных казначейских комиссий ломает им всю игру. Так что вопрос с Дагестаном и Чечней они используют для твоей дискредитации. Постараются навесить на тебя всех собак.

— Мне сегодня Прудков уже позвонил.

— Думаю, ты не был удивлен?

— Нисколько. Он ведь тоже в доле… — Секретарь Совбеза еле заметно улыбнулся.

Он-то точно знал, зачем новоиспеченный премьер выступил с инициативой переброски государственных финансовых потоков из одной банковской сети в другую, почему так яростно заявляет о необходимости контроля за расходной частью бюджета и для чего вознамерился создать специальные комиссии и пустить средства через систему казначейств.

Все дело было в том, что премьер очень любил свою супругу.

А та, по странному стечению обстоятельств, входила в совет директоров конкурирующей с московским мэром и его окружением банковской группировки. Было бы непростительной ошибкой не воспользоваться назначением мужа на второй по значимости пост в стране.

Всего за три дня и две ночи Лариса Степашко разъяснила супругу крайнюю необходимость переориентации финансовых потоков, и тот, раздувая свои пресловутые щечки, выдвинул идею о межрегиональных комиссиях на встрече с Президентом. Монарх подумал, прокашлялся и согласился, чем привел в негодование главу администрации, уже расписавшего свои прибыли от махинаций с бюджетом на год вперед. Бородатый чиновник попытался было вмешаться, но Президент, почувствовав сопротивление, тут же надавил авторитетом, и премьер получил в руки карт-бланш, оставив с носом и угодливого Стальевича, и горластого «хозяйственника» Прудкова, и играющего в тихого еврейского оппозиционера Индюшанского. А вместе с ними — еще полтора десятка жирующих за государственный счет банкиров.

Правда, народу от всех этих перестановок и переориентации было ни жарко, ни холодно. Как сосал лапу, так и продолжил, подивившись смелости щекастого Степашко, позволившего себе стукнуть кулаком по воображаемому столу и потребовавшего отчета от зарвавшихся финансистов и олигархов.

На теплые местечки у государственной кормушки вместо одних воров собирались сесть другие.

— Выступи у Свинидзе в «Зеркальце», объясни свою программу, — посоветовал Штази. — К Одуренко сходи в его авторскую программу. Он как раз начал Прудкова мочить. Заодно снимешь все вопросы по Чечне.

— Мне не нравится его накат на Щуку, — Степашко упомянул питерского губернатора. — Обязательно спросит про мои отношения с ним.

— Щука Березинскому на хвост наступил, — Секретарь Совбеза развел руками, — потому Одуренко и старается. Но реальных фактов у него нет. Ситуация в Питере стабильна. Как этого дурачка Артемьева с его «яблочной» камарильей из городского правительства убрали, так все встало на свои места. Я проверял. Максимум, что можно сделать Щуке, — это обвинить его в неподтвержденных связях с «тамбовцами».

— Да чушь это собачья! — покраснел Степашко. — Как губернатор Анатольич с десятками людей в день общается. И то, что среди них есть «тамбовцы», неудивительно. Я, вон, тоже скольким руки пожимаю. Откуда мне знать, кто вор, а кто нет?

— Так Одуренко и скажи…

— Ладно, попробую в ближайшие выходные выступить. Ну, побежал я.

— Удачи.

— И тебе того же.

Секретарь Совбеза посмотрел вслед премьеру, пригладил волосы и легко взбежал вверх по лестнице на второй этаж, где в четыреста четырнадцатом кабинете сидели трое сотрудников из его аналитической службы.

* * *

Когда до зала, где обосновались основные силы террористов, осталось около ста метров по прямой, чуткий нос Владислава уловил характерный запашок общественного туалета.

«Ага! — обрадовался биолог. — Це дило. Уборная — это то самое место, где человек меньше всего ожидает нападения…»

Чтобы добраться до мест общего пользования, ему пришлось перебраться по узкому техническому колодцу на следующий этаж, чуток покружить и выбраться на нужный уровень сквозь вертикальный лаз квадратного сечения. На его счастье, в бетонную стену лаза были вбиты здоровенные железные клинья.

Кишкообразное помещение туалета представляло собой классику армейского жанра. Ничего лишнего. Два десятка дырок в полу, бетонные перегородки между ними, сток шириной в полметра, протянувшийся вдоль стены и играющий роль писсуара на тридцать-сорок желающих, каморка, где по замыслу проектировщика должен был храниться инвентарь для уборки, и рассохшийся от старости деревянный пожарный щит. На щите висели багор, ведро и топор. Обязательный ящик с песком отсутствовал.

Наличие противопожарного комплекта в полностью бетонном туалете было странной прихотью ответственного за оборудование базы.

Рокотов пощупал топор и багор. Доверия сии инструменты не внушали. При легком нажатии пальцами на их деревянные ручки Влад почувствовал, как древесина крошится.

Туалет освещали четыре горевшие лампы под сетчатыми проволочными абажурами. Из десяти предусмотренных шесть светильников были темны. То ли лампы от времени накрылись, то ли террористы экономили энергию, включив лишь часть светильников.

Чистоплотностью проникшая на базу группа не отличалась.

Стена над писсуаром, от которой в нескольких местах отвалились пласты небрежно положенного цемента, была забрызгана на высоту в метр.

Рокотов ткнул носком кроссовки во вспучившийся участок, и в писсуар упал еще один обломок размером с ладонь.

«Так… Судя по увлажненности стены, мои новые друзья тут, как минимум, трое суток. Если не больше. На эту стену вылилось около двухсот-трехсот литров жидкости. Соответственно, считая по литру-два в день с человека, их численный состав около пятидесяти-шестидесяти. Некисло… Однако с дисциплиной у них слабовато. Любой нормальный командир обязательно потребовал бы от подчиненных соблюдать чистоту и не гадить мимо специально предназначенных для этого мест. Эти же на такие элементарные вещи плюют. Что вполне понятно. Террористы — не воинское подразделение. Условно старший у них, конечно, есть. Вернее — старшие. Во множественном числе. И заняты они не поддержанием дисциплины. Работа за деньги или из политических убеждений предполагает самодисциплину. Что по сравнению с армией — две разные вещи. Террорюги ориентированы на глобальные цели, каждый из них мнит лично себя центром операции. Командный дух присутствует, но в меньшей степени, чем в воинских подразделениях… Вот так-то. Психология, батенька. Поведение террористов близко к реакциям гражданского лица. Что мы видим на примере сего учреждения общественного выделения…»

Влад обошел помещение по периметру и в дальнем углу, возле каморки для инвентаря, обнаружил электрощит. В полутора метрах от электрощита нерадивые строители оставили щель, в которую вполне мог протиснуться взрослый мужчина. Проход вел в один из боковых коридоров. По всей вероятности, после протяжки проводов от основного кабеля к щиту щель предполагалось залить цементом, но на это махнули рукой. Так часто бывает. В процессе строительства многие недоделки случайно или намеренно заваливаются мешками и досками, заставляются козлами и деревянными щитами и обнаруживаются уже после завершения работ.

15
{"b":"6086","o":1}