ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Валентин зевнул.

Лучше бы он купил не «Народную долю», а какое-нибудь российское издание. Там хоть есть криминальное обозрение.

Курбалевич прошел до покосившегося бетонного столба, на котором черной краской были выведены цифры «три-семь-три», немного постоял на обочине дороги и вернулся к «Москвичу».

— Долго еще ждать? — Кролль размял руки.

— Нет. Начнем.

Валентин залез в кузов «каблучка» и уперся спиной в переднюю стенку, подхватив за выступающую на торце ручку длинный металлический ящик.

— Давай, — скомандовал Йозеф. Курбалевич напрягся. Кролль потянул за противоположный конец ящика, и полутораметровый контейнер наполовину вылез из фургона.

Валентин перехватил ручку поудобнее, кивнул литовцу, и они одновременно приподняли ящик вверх. Курбалевич резко выдвинул свой край наружу и разжал руки. Йозеф отступил на шаг назад.

Металлический контейнер грохнулся оземь.

— Тяжелый, — сплюнул Валентин. Кролль молча пожал плечами, достал трубку мобильного телефона и набрал минский номер.

— Илья?.. Мы закончили… Тридцать минут…

* * *

В четырнадцать часов на пульте дежурного по Генеральному Штабу Министерства обороны Беларуси замигала лампочка экстренного вызова по линии закрытой автоматической связи.

— Майор Жевнерович, — офицер придвинул к себе журнал регистрации входящих звонков.

— Это хорошо, что майор, — прошелестел чей-то сиплый голос.

Жевнерович стукнул по кнопке подключения системы контроля связи. Он не стал терять ни секунды. Нажатие кнопки фиксации разговора одновременно извещало службу технического обеспечения военной контрразведки о нештатной ситуации у дежурного по Генштабу.

— Кто вы такой?

— Это не имеет значения. — На другом конце провода тихонько хихикнули. — Слушай сюда. У триста семьдесят третьей отметки первой линии правительственной связи для вас есть посылка. И не забудь доложить начальству. Покеда.

Жевнерович открыл рот, но сказать больше ничего не успел. В трубке раздался постоянный гудок.

— Черт!

В зал влетели два офицера из спецотдела.

Майор развернулся в кресле.

— Десять секунд… Сбросил сообщение и отключился.

— Запись? — поинтересовался тучный полковник.

— В порядке.

— Не кладите трубку, — полковник подскочил к другому телефону, — Костя, линия в работе… Давай.

— Думаете, получится? — Жевнерович аккуратно опустил трубку на стол.

— Должно. По крайней мере, есть шанс…

* * *

Ждать пришлось недолго.

Рокотов просидел в углу каморки только двадцать минут, спрятавшись под своим универсальным плащом.

Из коридорчика перед туалетом раздались шаги и бодрые голоса.

— Сеня, слушай, а че этот Яцек еще говорит?

— Да-а фигню всякую. Строить всех пытается…

Звякнул зацепившийся за бетон металл. Влад немного передвинулся вправо и припал к затянутой полиэтиленом прорези в материале.

«Двое… Русскоговорящие. — Рука легла на изоляцию нужного провода. — Недовольны неким Яцеком. Сие интересно. Яцек — имя польское. Интернационал? Похоже… У террористов это обычное явление. Борьба за идею или за деньги стирает любые различия. Хоть культурные, хоть национальные… Но у бывших граждан Союза есть одно неистребимое качество — разгильдяйство. Кстати, это надо учесть, ибо непредсказуемость поведения опасна…»

Вошедшая в туалет парочка принялась расстегивать штаны.

— Неудобно, — проворчал широкоплечий крепыш. — На фиг нам здесь в этой сбруе ходить?

— Сулика спроси…

— Ага, щас. Токо этого не хватает. Набрали чурбанов.

«Так. Помимо поляка есть еще и кавказцы. Весело…»

Крепыш выматерился себе под нос, сбросил с плеча ремень пистолета-пулемета и положил оружие на бетонный простенок.

— Готов?

— Ага…

«И я готов, — улыбнулся Влад, — ну, давайте на брудершафт. А я иллюминацию обеспечу…»

Парочка встала в полуметре от писсуара и во влажную цементную стену ударили две тугие струи.

Рокотов накинул провод на клемму.

От стены к террористам протянулась синеватая электрическая дуга. Зашипело, тревожно замигали лампы и из электрощита ударил сноп искр.

Пойманных в трехсотвосьмидесятивольтовый капкан террористов выгнуло назад, перекошенные лица свела судорога. Одного бросило прямо на стену. Он глухо ударился головой, ничком упал в бетонный желоб, подняв фонтан переливающихся в синем сиянии брызг, и забился, как выброшенная на берег рыба. Второй рухнул на колени, постоял несколько секунд и мягко завалился на бок. От упавшего тела пошел пар.

Глухо рванул керамический предохранитель, из электрощита потянуло паленым.

Свет в блоке погас.

Владислав рванулся к проходу в бетонной стене, протиснулся в коридор и застыл, прикрывшись плащом и баюкая в правой руке двадцатипятисантиметровое стальное шило.

Оружия мертвецов он не тронул. Пусть все выглядит как несчастный случай. Нечего на стену писать, если в ней провода проходят.

Спустя три минуты из туалета раздались вопли.

Выслушав приглушенный бетонной стеной поток мата и поняв, что виноватыми в инциденте признали самих потерпевших, Рокотов удовлетворенно кивнул и отправился по извилистому коридору налево, чтобы подобраться к месту концентрации террористов с противоположной туалету стороны.

Глава 4

Играй, гормон!

Президент Беларуси исподлобья взглянул на прибывшего вместе с министром обороны начальника военной контрразведки.

— Продолжайте…

— Район поисков шахты, откуда был произведен запуск, сокращен до девятисот квадратных километров. Ситуация несколько осложняется обилием болот, но мы подтягиваем дополнительные силы. Прочесывать начнем уже завтра с утра.

Сидящий по правую руку от Батьки премьер нервно сглотнул и потянулся за бутылкой «боржоми».

— Сколько вам потребуется времени, чтобы обнаружить место старта? — Глава государства откинулся в кресле.

— Двое суток…

— И что дальше? 

Контрразведчик поморщился.

— Проведем весь комплекс розыскных мероприятий. Обследуем шахту или мобильную пусковую установку, попытаемся вычислить маршруты отхода группы, перекроем дороги. Наша агентура уже в работе.

Президент скептически посмотрел на генерала.

Агентура военной контрразведки — это хорошо. Но она эффективна только в рядах вооруженных сил, а отнюдь не среди гражданского населения. Никому из армейских разведчиков в голову не приходит вербовать механизаторов и доярок. Это дело Комитета Госбезопасности.

Да и у них с агентурой негусто. Если бы речь шла о промышленном предприятии или приграничном районе — тогда да, можно было бы рассчитывать на десяток-другой секретных сотрудников. А среди колхозников и фермеров агентов спецслужб отродясь не бывало.

— Входите в контакт с МВД, — устало приказал Батька, — пусть они поднимают свои источники. В принципе, у Управления по борьбе с экономическим преступлениями должны быть свои люди в окрестных поселках.

— Возникнет опасность расшифровки операции… — осторожно заметил министр обороны.

— Об этом можете не беспокоиться. Преступники уже сделали то, что хотели. Раз вы не предупредили сам запуск, дальнейшая секретность ни к чему. Естественно, нет нужды информировать людей о ракетной атаке, достаточно будет мотивировать свой интерес розыском группы бандитов. — Президент легонько стукнул кулаком по подлокотнику кресла. — Насколько я понимаю, шансы на успех малы?

Контрразведчик и министр обороны синхронно кивнули.

— Замечательно… — вздохнул Батька и помолчал полминуты, разглядывая собравшихся. — Кто, как, зачем — вы не знаете. И гарантий того, что такого больше не произойдет, дать не можете.

— Думаю, что повторения не будет, — хриплым от напряжения голосом сказал министр обороны.

— Откуда такая уверенность?

Министр запаузил.

«Этот не при делах», — безразлично подумал Президент и искоса посмотрел на премьера.

17
{"b":"6086","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дочь убийцы
Три принца и дочь олигарха
Обманка
Перевал
«Под маской любви»: признаки токсичных отношений
Аутентичность: Как быть собой
Книга, открывающая безграничные возможности. Духовная интеграционика
Мусорщик. Мечта