ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Так что Снегирь — маловероятная кандидатура. Но ее надо иметь в виду. Так, на всякий случай….

Теперь Требухович. Глава президентской администрации.

Скрытый оппозиционер. Причем оппозиционер с непонятной политической ориентацией. По всей — вероятности, его оппозиционность напрямую связана с желанием много и быстро заработать. С интересом поглядывает на своего коллегу в России и старается быть похожим именно на него. Только тому удается подворовывать, а этому не очень.

Сие понятно.

Кремлевский выкормыш живет в большой и богатой стране, возможностей у него не в пример больше, чем у Требуховича. В России бардак, миллиарды долларов кочуют по огромным просторам практически бесконтрольно, распоряжения бородатого бывшего математика имеют силу закона. К тому же главе администрации Президента России помогают сотни таких же, как он, подонков. «Железяка» даже сподобился встречаться с лидерами чеченских сепаратистов и обсуждать с ними коммерческие проекты. И не вылетел после этого из кресла в Кремле, не сел за решетку. Сделал вид, что его этот скандал не касается.

Правда, и в Беларуси не все гладко. Один из профсоюзных боссов тоже побывал у Масхадова в гостях и получил от того инструкции. Но КГБ мягко заблокировал этого босса, и теперь он лишился почти всего своего влияния.

Жаль, что не удалось доказать связи профсоюзника с Требуховичем. Посредник погиб при невыясненных обстоятельствах. Конечно, они и так были знакомы, ибо неоднократно встречались на официальных мероприятиях, но одним только фактом знакомства никого никуда не привяжешь.

С Требуховичем надо подождать и собрать доказательства.

С каждым днем глава администрации становится все более и более «самостоятельным». Так что рано или поздно допустит серьезный прокол.

Если у Батьки времени хватит…

Президент стиснул зубы.

Он рассуждает так, будто имеет в запасе не один год! Забыл, что из отпущенного ему десятидневного срока истекли уже трое суток!

Ладно, надо успокоиться. Нервами делу не поможешь.

Кто следующий?

Заместитель главы администрации Пушкевич.

Скользкий тип. Протеже Требуховича. Баптист, не скрывающий своих связей с сектантами и прикрывающийся законом о свободе вероисповедания. С этой стороны к нему не подобраться.

Как и предыдущие двое — вор. Мухлюет со строительными подрядами, выступает в качестве протеже для дружественных фирм, не упускает случая списать деньги на сомнительные мероприятия. Осторожен. Окружил себя консультантами, половина из которых имеет двойное гражданство. Причем, почему-то в большинстве своем — израильское.

К Израилю, как к стране, Батька никаких претензий не имел. Однако ему было неприятно, что эта страна слишком часто предоставляла убежище откровенным подлецам и всячески препятствовала их выдаче для суда на родину.

В Беларуси человек с двойным гражданством не мог занимать государственных постов, но ничто не могло помешать чиновнику нанять подобного консультанта. Чем и воспользовался Пушкевич. Батьке неоднократно докладывали о прямой связи консультантов правительства и администрации с зарубежными спецслужбами, он бушевал и вызывал на ковер проштрафившегося бюрократа, однако кардинально никакие выговоры и смещения с должностей ситуацию не меняли. Взамен изгнанных консультантов появлялись новые. И с каждым разом они все лучше и лучше маскировались.

Батька попал в ту же ловушку, в которой оказались почти все руководители отпочковавшихся от СССР государств. Ловушку с кадрами. Любое благое начинание тормозилось тем, что исполнителями становились люди, трепетно относящиеся к собственному карману и плюющие на интересы государства. То есть — народа. Бывшие коммунисты и комсомольцы не только сохранили свои руководящие посты, но и получили возможность набивать мошну в открытую, уже не таясь ни ослабевших спецслужб, ни прессы, ни начальства. Впрочем, то же самое творилось и в России.

Нормальным людям путь во власть был практически перекрыт.

И такие динозавры, как Батька, очутились в плотном окружении интриганов, подхалимов и мошенников. Пробившись на вершину, Президент Беларуси оказался почти отрезанным от простого человека, и только его крутой нрав и привычка доводить все до конца помогали ему добиваться хоть минимального выполнения своих распоряжений.

Итак, Пушкевич…

Кандидатура не менее возможная, чем Требухович.

* * *

По коридору пробежала плотная группа террористов, тащившая на себе два ручных пулемета.

По отрывочным фразам Рокотов понял, что некто по имени «Зигги» приказал перекрыть транспортный тоннель, поставив с двух сторон тяжеловооруженные посты.

Террористы уже не пользовались приборами ночного видения, а освещали себе путь фонарями.

Это немного осложняло обстановку и сводило на нет преимущество Владислава, связанное с непроницаемым для тепловых лучей плащом. Но любому положительному фактору рано или поздно приходит конец. Поэтому биолог не особенно огорчился.

Когда террористы скрылись за поворотом, Влад выбрался из своего убежища и схоронился за прямоугольным бетонным выступом.

«На установку пулеметов — десять минут. Два поста по три человека в каждом. Пулеметчик, его напарник и наблюдатель со штурмовой винтовкой… Мимо меня проскочило человек десять. Половина тащила боезапас. Соответственно, когда обустроятся, пойдут назад. Этот участок они прошли спокойно, уверенно. Даже не останавливались у проемов боковых коридоров. Видимо, опасности в этом секторе нет… Почему? Скорее всего, параллельные штольни уже прочесали и доложили, что тут пусто. Лады…»

Расчет оказался верен.

Спустя полчаса в тоннеле раздались голоса, и из-за поворота показались возвращающиеся бойцы. В количестве трех единиц. Шли быстро, повесив оружие на плечи, держа фонари в опущенных руках.

Владислав дождался, пока группа приблизилась к нему на расстояние десятка метров, высунул в коридор ствол «мини-узи» и нажал на спусковой крючок, сделав кистью вращательное движение.

Израильский пистолет-пулемет задрожал и за две секунды выплюнул все тридцать две пули. Скорострельность у «узи» огромная, больше девятисот выстрелов в минуту, и шансов уцелеть в нешироком коридорчике не было ни у кого.

Девятимиллиметровые пули отшвырнули террористов на пару метров назад. С глухим треском лопнуло стекло фонаря, несколько пуль с визгом прошли вдоль железных труб, задребезжала покатившаяся по бетонному полу каска.

Двое боевиков свалились сразу. Оставшийся, у которого свинец снес всю правую сторону лица, постоял несколько секунд неподвижно и медленно, как в замедленной съемке, рухнул ничком.

Вылетевшие веером гильзы забарабанили по полу.

Рокотов одним прыжком пересек тоннель, подтянулся на руках, забросил тело на узкий бетонный козырек, образованный потолочными балками в самом начале бокового коридора, перезарядил оружие и застыл.

Он решил остаться в непосредственной близости от места боя, чтобы из переговоров террористов получить какую-нибудь дополнительную информацию.

В надежности своего убежища он был уверен. Балка представляла собой железобетонную конструкцию в виде перевернутой буквы «Т» с массивным тридцатисантиметровым поребриком. К тому же в стене имелось круглое отверстие, выходящее в отделенное от тоннеля стеной помещение. Так что у Влада в любом случае был путь к отступлению.

* * *

— …Со своей стороны я аккуратненько вдвину серию с продолжением. — Женечка Гильбович манерно приподнял бровки, — читатель это любит. Назову как нибудь посочнее. К примеру, «На рубеже» или «На самом краю»…

Едва умещающаяся в кресле координатор питерского отделения «Союза Правых Сил» Ольга Курносикова резко кивнула. От этого движения заколыхался не только ее двойной подбородок, но и затряслись мощные жировые складки на боках.

Почему-то российские и иные славянские псевдодемократки существовали в двух крайних физических ипостасях — либо жирные, как перекормленные свиньи, либо высохшие до состояния тощей воблы. Средней или хотя бы приближенной к нормальной комплекции не было ни у кого. Одни толстухи вперемешку с костлявыми «суповыми наборами» вроде профессиональной вдовы мадам Гоннор.

31
{"b":"6086","o":1}