ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Уверен?

— Уверен.

— А я нет.

— Объясни, — вмешался Петерс.

— А что, если нами играют втемную? Двойное отвлечение. Мы занимаемся ракетами, Лукашенко занимается нами, а Каспий в это время спокойно проводит в жизнь свой план. Ни мы, ни Лука к этому не готовы…

— Параллельный вариант есть, и ты это знаешь, — Пановны закрыл фляжку, — но он вступит в силу только в том случае, если мы облажаемся.

— А почему не одновременно? Кто-нибудь из вас об этом думал? — Сигизмунд нахмурился. — Зачем мы Каспию? Свою первоочередную задачу мы выполнили. Ракета запущена, серьезность намерений подтверждена. Лука должен быть в панике. Все, господа… Надобность в нас отпала. И тут же появляется неизвестный нам противник. Который начинает планомерно нас уничтожать. А в Минске тем временем все решается по сценарию номер два…

— Зачем было огород городить, если все так просто? — Петерс помотал головой. — По второму варианту Луку элементарно устраняют. К тому же, я уверен, кроме второго плана есть еще и третий. Не зря же мы тащили человеку Каспия всю ту электронику, что он заказывал.

— Электроника человеку Каспия была нужна для подключения к закрытым телефонным линиям, — отмахнулся Габонис, — разговор не о ней…

— Давайте напрямую спросим у Каспия, — предложил Тамаз. — Я пошлю в Минск ребят, они все решат.

— К Каспию просто так не подберешься.

— А-а! — чеченец махнул рукой. — Просто — не просто… Надо будет — сделают.

— Мысль хорошая, — Петерс поддержал решительного горца.

— И что дальше? — усмехнулся Сигизмунд. — Ребята замочат нашего работодателя. Проблему это все равно не снимает. Диверсанты так и так здесь.

— Это да, — огорчился чеченец.

— Предлагаю готовить ракету, — спокойно сказал Пановны, — и ставить ее в минутную готовность. Затем предупредим Каспия — либо он отзывает своих людей, либо мы выпускаем снаряд и уходим. Все согласны?

Возражений не поступило.

Глава 7

Техника в руках дикаря — кусок железа

Влад пролез в один люк, закрыл его за собой и через двадцать метров повторил процедуру.

Люки были герметичными, пригнанными с точностью до микрона, и без всякого уплотнительного слоя. Просто стальные овалы со сложными запорными механизмами и маленькими, забранными толстым стеклом окошечками на высоте полутора метров от пола.

Еще через пятьдесят шагов коридор стал шире, и Рокотов вышел на небольшую площадку с металлическим ограждением.

Вниз резко уходила вертикальная стена.

Биолог покрутил головой.

Стены справа и слева были выщерблены. Владислав перегнулся через перила и посмотрел вниз. Ни черта не видно. Пол терялся в мрачной темноте. Противоположный край помещения также визуально не определялся, несмотря на то, что вокруг было достаточно светло.

«Естественная полость… Так-так-так. По всей вероятности, именно сюда должно уйти болото в случае приведения базы в боевую готовность. Это объясняет герметичность перемычки между коридорами и данной пещерой. Следовательно, если я разрушу фиксирующие механизмы, база будет затоплена. Не пойдет… Во-первых, крушить стальные двери — это дело не одного дня, да и вряд ли у меня что-нибудь вообще выйдет без специальных инструментов, во-вторых, я не смогу открыть внешние люки. Для этого мне потребуется минимум проникнуть в центр управления. И разобраться с пультом… — Рокотов уселся на край площадки, свесил ноги и закурил. — Придется идти другим путем. Как Ильич… Мой вариант — использование воды, питающей электростанцию. Пусть ее меньше, чем в болоте, но за неимением гербовой будем писать на простой. Так и так примерные объемы речки мне известны. Скорость течения не меньше метра в секунду, берем половину от диаметра трубы… и получаем… пи эр квадрат деленное на два… и половину от этого значения… четыре куба. В секунду. В минуту выходит двести сорок тонн воды. Достаточно для того, чтобы вызвать панику. Через десять минут после прорыва в тоннелях будет уже две с половиной тысячи тонн. К такому повороту событий мои друзья не готовы. Несмотря на наличие у них аквалангистского оборудования. Из всего вышеперечисленного следует, что пройденный мной тамбур должен быть надежно замурован. Дабы вода не пошла сюда, а растеклась по коридорам. Сие сделать проще, чем извращаться с проникновением на пульт управления…»

Влад поднялся и пошел обратно.

Добравшись до двери, он несколько минут внимательно изучал запорный механизм. Потом вставил в штурвал разобранный на две половинки посох, упер металлические трубки в косяк, выскользнул наружу и медленно прикрыл люк.

Дверь плотно встала в пазы.

Рокотов, затаив дыхание, повернул штурвал влево. Полуметровый обод прошел четверть круга, трубки соскочили с упора и встали горизонтально.

Биолог подергал штурвал.

Финита.

Люк открывался на него, но теперь стальной овал надежно удерживался ушедшими за косяк трубками. Примитивно, однако чрезвычайно действенно. Будто дверь снабдили щеколдой с той стороны. Теперь люк можно было только вырезать автогеном вместе с косяком. Что при условии толщины металла представлялось безнадежным делом. В советское время на военных объектах не экономили и сталь использовали не худшего качества.

«Вот так-то! — Влад радостно потер руки. — Очередная подлянка готова. Жаль, что я не могу аналогичным образом заклинить внешние люки, ведущие в болото. Тогда вся затея с ракетами потеряла бы смысл…»

Рокотов огляделся и потопал обратно к переплетению гудящих под напором воды труб.

* * *

Министр иностранных дел Беларуси Турпал Латыпович Сатыпов чуть не налетел на главу администрации Требуховича, когда с папочкой под мышкой заворачивал за угол холла в Доме правительства.

— Здорово, Турпал, — обрадовался Требухович. — Ты уже вернулся?

— Как видишь, — Сатыпов пожал вялую ладошку главы администрации.

— Что нового в Европах?

— Да ничего, — министр иностранных дел скривился, — принимают на уровне вторых заместителей.

— Поня-ятно, — протянул Требухович, — изменений не заметно… — Сатыпов молча пожал плечами. Какие могут быть изменения, если он представляет нелегитимного с точки зрения Запада Президента! И американцы, и европейцы уперлись в постулат о незаконности проведенного референдума о продлении президентских полномочий Лукашенко и теперь всю работу с белорусскими дипломатами строят именно на этой основе. Не отказывают напрямую, но косвенно дают понять, что предпочли бы иного лидера.

— Лука опять чудит, — Требухович заговорщицки усмехнулся. — Про выселение западных дипломатов слышал?

— Слышал. Мне из-за этого всю плешь проели.

— То ли еще будет…

— У Батьки должны быть основания для такого поступка, — не очень убедительно запротестовал Сатыпов, — не просто же так он указ подписал. И вообще — не дело, когда иностранные посольства находятся рядом с местом, где живет Президент. Вон в Штатах рядом с Белым Домом никого нет, в Англии тоже. Тут я с Батькой согласен. Нечего им в Дроздах делать.

— Что-то ты Луку защищать начал, — недовольно пробурчал Требухович.

— Дело не в том, что я кого-то защищаю. Если Батька ошибается, тут я открыто выступаю против. Сам знаешь. Но просто так, от балды критиковать любое его действие я не намерен.

— Ну-ну… Посмотрим.

— Тут и смотреть нечего, — Сатыпов переложил папку с документами в правую руку. — Думаешь, мне легко с западниками разговаривать? Ошибаешься. Я, считай, по три ноты протеста в день имею… То про журналистов, то о каком-нибудь бизнесмене из совместного предприятия, теперь вот о Дроздах. Голова кругом идет.

— Так подавай заявление об уходе, — хохотнул Требухович.

— Скажешь тоже… Небось своего приятеля Потупчика на мое место поставить хочешь? Осторожнее с ним, тип-то скользкий.

— Никакой он не скользкий, — Требухович слегка поморщился, — и никаких планов на его счет у меня нет. К тому же он со своего поста в правозащитном движении не уйдет. Зря ты так обо мне думаешь…

36
{"b":"6086","o":1}