ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Белорусский премьер мысленно сплюнул.

Удружил Боженька с Президентом!

Каспий бросил мгновенный взгляд на возмущенного Президента и вновь опустил глаза.

Пусть разоряется…

Осталось недолго, всего каких-то два дня. По истечении которых Батька отойдет в историю. Вместе со своими иллюзиями о независимости Беларуси, своим вмешательством в дела аппарата, своими дурацкими распоряжениями и тотальным контролем за доходами чиновничества. Заодно придется почистить и спецслужбы, изгнать всех тех, кто не хотел закрыть глаза на маленькие гешефты государственных служащих. На должность председателя КГБ Каспий уже подобрал достойную кандидатуру. Им станет нынешний лидер «Белорусского Народного Фронта» Юрий Худыко. Человек многоопытный, поднаторевший в словоблудии, по уши завязанный в полукриминальной коммерции и оттого совершенно управляемый. Достаточно будет показать ему хранящуюся до поры до времени папочку с компроматом. В папочке есть все — и доносы на сокурсников, которые Худыко самозабвенно кропал в студенческие времена, и распечатки его переговоров с московскими «авторитетами» об устранении конкурентов в деле торговли цветными металлами, и прекрасные фотографии, запечатлевшие Худыко в тот момент, когда он пыхтит на жене другого ярого оппозиционера — главного редактора «Советской Беларуси» Паши Трегубовича.

Пусть только попробует сделать шаг в сторону! Материалы из папочки тут же будут преданы гласности. И Худыко начнут рвать со всех сторон. Особенно постараются подельники убитых бизнесменов, которым лидер БНФ полностью перекрыл кислород.

Каспий едва заметно улыбнулся. Все те, кто ныне уже делит портфели в новом правительстве или мечтает сохранить прежние должности, и близко не подойдут к кормушке. У Каспия другие планы. И только он будет решать, кого миловать, а кого наказывать.

Хватит, поиграли в демократию! Надо будет пригласить в качестве консультантов своих друзей — ваххабитов из окружения чеченских полевых командиров. Они смогут навести порядок. Опыта им не занимать. Сотня-другая показательных расстрелов — на площадях — и народ поймет, что с новым главой государства лучше не спорить. Кровь убедительнее любых слов.

Лукашенко этого не понимает. Все пытается построить такую схему, по которой государственная власть служит гражданину, а не наоборот. Наивный! Где ж он видел такой порядок управления? Не иначе как в своих фантазиях.

Даже в России давно поняли, что демократия хороша только в качестве ступеньки для вхождения во власть. Вернее, не сама демократия, а слова о ней. Главное — занять место на вершине пирамиды. А потом можно с легкостью плюнуть и на предвыборные обязательства, и на невыполненные обещания, и на электорат. У того все равно нет выхода, кроме как подчиниться. В противном случае наиболее активные будут раздавлены государственной машиной, а остальные сами заткнутся. Добиваться справедливости от властных структур — себе дороже. Только нервы испортишь и время потеряешь.

Конечно, внешние проявления цивилизованной демократии в новой Беларуси нужны. Свобода слова, к примеру. Лишь глупцы да малограмотные восточные и азиатские тираны считают, что без нее можно обойтись. Не стоит злить Запад. Пусть в стране существует несколько «независимых» газетенок и карманная оппозиция. От них двойной прок. Во-первых, отсутствие претензий со стороны международной общественности и, во-вторых, наличие «недовольных» позволяет списывать на их антигосударственные действия собственные провалы. Проще говоря, из оппозиционеров всегда можно сделать «саботажников», провести показательный судебный процесс и приговорить к «Высшей мере общественного порицания», дабы переориентировать население на поиск внутреннего врага и слегка выпустить пар.

Такая сбалансированная политика позволит Каспию удерживать власть столько, сколько нужно.

Заказчик устранения Президента мысленно расплылся в улыбке, продолжая делать вид, что внимательно следит за диалогом между Батькой и Снегирем.

— Что это за фирма такая — «Вариант»? — Батька продолжал допытываться у главного таможенника. — Почему юридический адрес в Гомеле, а офис вообще неизвестно где?

— Разберемся, — прогудел красный от напряжения генерал.

— И побыстрее… Так, кто следующий докладывает? Вы, Турпал Латыпович? Прошу…

Министр иностранных дел раскрыл лежащую перед ним папку.

* * *

Ответвление вентиляционного колодца привело Влада к соседней ракетной шахте.

Тут все было иначе.

Возле проводов, связывающих «Сирень» со штекерами в стенах, суетились шестеро террористов. И речи не могло быть о том, чтобы попытаться срезать их всех одной очередью. Слишком много народу. И слишком опасно стрелять в помещении, по центру которого расположено почти сорок тонн прессованной взрывчатки.

Рокотов с сожалением посмотрел сквозь прорези вентиляционного люка на копошащихся террористов и пополз дальше.

Через сто метров лаз кончился и биолог оказался в небольшой темной комнатке, битком набитой высокими металлическими шкафами.

«Тьфу ты ну ты! Брожу как неприкаянный… От сувенира к сувениру. Теперь вот попал к центральному электрощиту. Но как бы ни хотелось напакостить, а без специального снаряжения мне сие не удастся. Можно, конечно, попробовать расстрелять предохранители… Однако их и заменить недолго. Ничего мне это не даст, только патроны зря сожгу. Ладно, что стоять без дела? Пора выбираться на оперативный простор…»

Простор оказался извилистым неосвещенным коридором.

Влад на цыпочках прокрался до первого поворота.

Тишина.

Дальше биолог пошел немного быстрее, держась вплотную к стене и выставив перед собой два ствола «мини-узи».

За вторым поворотом обнаружился третий, потом четвертый.

«Катакомбы какие-то. Как у нас в университете на военной кафедре…»

Коридор привел Рокотова аккурат к овальной двери, из-за которой слышались голоса.

«Опаньки! Та це ж шахта давешняя! — Биолог на мгновение включил фонарик. — Замок стандартный. Если убрать шпильку и чем нибудь заклинить шестерню, то дверь придется резать…»

Влад быстро нащупал плоскогубцы и выдернул из механизма фигурную стальную иглу. Затем выщелкнул патрон из магазина и вставил его между двумя зубчатыми колесиками.

Собрался с силами и провернул штурвал на полный оборот. Искореженный патрон втянуло внутрь замка, что-то хрустнуло и вращение прекратилось.

В дверь постучали.

— Эй, что за шутки? — послышался приглушенный голос.

— Fuck you, asshole![47] — громко и спокойно ответил Рокотов.

Глава 8

Первым делом мы испортим самолеты.

— Ну, а девушек?

— А девушек — потом…

Судя по поднявшемуся за дверью шуму, террористов изрядно разозлило высказывание Владислава. В стальной лист забарабанили сразу несколько кулаков.

Биолог не стал обращать внимания на удары. Он выщелкнул из запасного магазина к «мини-узи» еще два патрона и запихнул их внутрь коробки замка. Затем достал из рюкзачка прихваченный на складе стройматериалов небольшой, на поллитра, баллончик пластика и выдавил треть в недра запорного механизма. Белая густая жидкость заполнила пустое пространство и полезла из всех щелей и отверстий.

Завершив свою работу, Рокотов отряхнул руки и отправился восвояси. То есть — дальше по коридорам.

На протяжении следующего часа и очередных двух километров ему никто не повстречался. Влад даже забеспокоился, что опять забрался в пустой сектор базы. Однако, протиснувшись сквозь полуметровый проем в плитах и проникнув в крохотную комнатушку, он понял, что ошибся. Буквально в десятке шагов дальше по коридору горел свет и слышались голоса. Говорили на каком-то из прибалтийских языков. Так как Рокотов ни латышским, ни литовским, ни эстонским не владел, он даже не стал вслушиваться. Все равно без толку.

Владислав не дыша преодолел несколько метров до того места, где коридор соединялся с полукруглым тоннелем, лег на пол и выглянул наружу, держа наготове оружие.

вернуться

47

Пошел ты, задница! (англ.)

42
{"b":"6086","o":1}