ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Когда вы узнали о цели операции?

— Уже здесь,

— Конкретнее. Что именно вам объявили?

— Ну, что мы выполняем историческую миссию по свержению Луки и его преступного режима. Половину денег нам выдали тут же, вторую половину пообещали сразу после выполнения задания…

— Сколько всего денег?

— По пятьдесят тысяч долларов.

— Где твои бабки?

— Они были в подсумке…

Влад опорожнил подсумок террориста, выбросив из него четыре магазина к «M-16», и достал перехваченную аптечной резинкой пачку долларов. Развернул купюру, посмотрел на свет и ехидно усмехнулся.

— А ты знаешь, что вам впарили липу? С такой бумагой тебя бы взяли в первом же обменном пункте.

Федунич побелел и даже на секунду забыл о боли в сломанном зубе.

— Как липу? Я же проверял!

— Не знаю, что ты там проверял, — Рокотов небрежно разорвал стодолларовую купюру и отшвырнул пачку, — но только это фальшивка. Неплохого качества, но банковскую машину не пройдет.

Экс-террорист зарычал:

— Ну, суки!..

На самом деле американская валюта была настоящей. Спектакль с разорванной купюрой был нужен Владиславу для того, чтобы вызвать в Федуниче злобу к обманувшим его подельникам. Раз он пошел на дело ради денег, то финансовый вопрос для него наиболее важен. Подсунувшие фальшивку не заслуживали того, чтобы их прикрывать.

— Прекрати истерику! Сам виноват. Должен был раньше сообразить, что вас надувают. Мы ведь тоже тут не случайно…

До Федунича смысл слов Рокотова дошел быстро.

— Ах, так! Значит, эти ублюдки нас сдали?!

— А ты думал! Был анонимный звоночек. Думаю, тебе не надо объяснять, кто его сделал. Либо Потупчик, либо его друзья. Однако в том, что деньги оказались фальшивыми, для тебя есть плюс. — Владислава понесло. — Видишь ли, это сыграет роль на суде. При грамотном адвокате можно будет снять отягчающее обстоятельство корыстных побуждений.

— Это как?

— Элементарно. Раз деньги ненастоящие, то тебе нельзя впаять фактор материальной заинтересованности. Вот ты лично, насколько я понимаю, в процессе операции никого не убивал?

— Не-е, — Федунич затряс головой, — тут и не было никого…

— Именно! А раз так, то с учетом активной помощи следствию ты можешь получить даже условный срок. При условии, что не станешь мне врать.

— Я расскажу все, — экс-террорист нахмурился.

— Замечательно. Я жду, — биолог прикурил две сигареты и одну сунул в рот Федуничу. Тот несколько раз глубоко затянулся. — Кроме вашей группы, что должны делать другие?

— Здесь или в Минске?

— Естественно, в Минске, — как можно более небрежно сказал Влад.

— Я точно не знаю… Только слышал, что там есть какой-то врач.

— Какой? И что он должен сделать?

— Нам не говорили, вы ж понимаете…

— Так, вспомни-ка все о том моменте, когда ты услышал об этом враче. Кто вел разговор, в какой форме?

— Шлындиков что-то спросил у Габониса, — Федунич наморщил лоб, — типа, как там наш лепила… что-то про зубы… типа, хотел к нему обратиться. Зигги так на него цыкнул… Вот еще, Васька номер больницы упомянул. Шестая…

— А почему Зигги цыкнул?

— Этот лепила как-то задействован, насколько я понял.

— Васька твой как то его называл, врача этого?

— Только имя. Антон.

— Ага. Это уже легче. Что еще?

— Больше я ничего не знаю.

— Получается, что вас тут полсотни рыл с автоматами, а в Минске за все отдувается один дохлый врач?

— Не, не так… Там еще кто-то есть.

— Давай не тяни, развивай мысль, — Рокотов многозначительно посмотрел на напильник. Федуничу это не понравилось.

— Врач — это какое-то звено. То ли связной, то ли сам что-то сделать должен… Я так думаю.

— Выходит, что захват базы — только половина операции?

— Ну…

— А вторая половина?

— Габонис говорил, что Луке так и так не жить. Если он не пойдет на наши условия, его все равно замочат.

— Каким образом?

— Это надо у Зигги спрашивать… Наша задача была — только ракеты.

— Кстати, ты не в курсе, откуда у твоего руководства план базы и коды запуска?

Федунич грустно покачал головой.

— Я так и думал. А теперь скажи мне, где находится электростанция?

— На третьем уровне…

— Где именно?

— Там такой шестиугольный зал. Здоровенный.

«Хороший ориентир… Как же я его искать то буду?..»

— Далеко от вашей столовой?

— Порядочно.

— Что еще рядом?

— Вторая шахта… Туалет, где ребят током долбануло… Склад с оружием.

— Ага, — Влад кивнул, — это уже легче. Ты на электростанции был?

— Да…

— Где шлюзовые ворота?

— Возле турбины…

— Замечательно. Что ж, лежи, отдыхай, — Рокотов поднялся на ноги, повесил на плечо пистолеты-пулеметы и бросил в рюкзачок пачку валюты. — Скоро за тобой придут. Как видишь, я выполняю свои обещания…

Больше пленник ничего не знал. А если и знал, то только какую-нибудь мелочевку, ничего кардинально не менявшую.

Федунич затравленно посмотрел на биолога.

Что-то тут не так…

— Ну, бывай! И не уходи никуда…

Влад снял стопора с двери, выскользнул в коридор и плотно прикрыл люк.

Постоял минуту, привыкая к темноте, затем привязал на замок гранату, протянул леску от фиксирующего кольца за угол коридора и дернул. Через пять секунд двести граммов тринитротолуола разнесли запорный механизм вдребезги, тем самым наглухо заклинив люк.

Из-за двери донесся еле слышный вопль Федунича, испуганного взрывом.

Рокотов размял плечи и осторожно направился по тоннелю вниз, держась правой стены и останавливаясь через каждые сто шагов.

Глава 10

Рожденный ползать упасть не может

Дважды он сворачивал не туда и только с третьей попытки добрался до полутемного туалета. Отсюда уже можно было приступать к поискам шестиугольного зала и электростанции.

Влад миновал узкую щель в стене, сквозь которую уходил после того, как его ловушка с электротоком сработала, остановился и начал соображать.

«Так. Прямо и направо — тоннель. Налево — вертикальный лаз, который ведет на этаж выше. Там я уже был и никакого зала не видел… Отводная труба находится в паре километров отсюда. Если судить по шуму воды, то она шла справа налево. Я сейчас условно правее трубы и намного выше. Логично… Турбина, вероятнее всего, установлена на участке, где подземная река резко уходит вниз. Ага! Проход, через который я сюда заскочил — слева. До него не меньше километра. — Рокотов напряг память. — Через здоровенное помещение со множеством выходов и по коридору. Отметину в нужном проходе я оставил, так что не заблужусь… Жилые помещения, где сейчас могут концентрироваться мои друзья, правее и дальше. Однако, по словам этого придурка, какая-то группа где-то бродит… Зачем? Меня ищет? Эт-то вряд ли… Тут рыскать месяц можно и никого не встретить. Наиболее разумный ответ, что эта группа под видом поиска противника просто смылась. Соответственно, ушли не только латыши. Ждать наверху они не будут, постараются удрать как можно дальше. Так что опасаться засады нет смысла. Да им и неизвестно, где расположен мой лаз… Итак, направо до тоннеля, а потом вниз…»

Биолог прислушался.

Полная тишина. Никаких признаков того, что в радиусе полусотни метров находилось бы хоть одно живое существо.

В темноте подземелий у человека обостряются дремлющие инстинкты вроде биолокации. Конечно, их нельзя сравнивать с возможностями дельфинов или летучих мышей, однако мозг начинает иначе, чем в обычной жизни, регистрировать и обрабатывать информацию с внешних рецепторов и подключает какие-то неизвестные современной науке системы восприятия. Одиночка в анфиладе пещер почти всегда способен определить наличие движущегося объекта. Даже если он его не воспринимает зрением. Абсолютно так же вычисляется и засада. Нужно только не мешать своему организму и прислушиваться к ощущениям, позволить мозгу раскрепоститься.

Рокотов постоял три минуты и пошел вперед.

54
{"b":"6086","o":1}