ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

За каждого из них он несет персональную ответственность.

Родственники погибшего по глупости или непредусмотрительности командира выставят крупный счет. Хорошо, если обойдутся деньгами. А то ведь могут потребовать наказания палками, как положено по законам шариата.

Унижения Вагит не перенесет.

Если по его вине с бойцами что-нибудь случится и шариатский суд приговорит его к публичной порке, он лучше полоснет из автомата по судьям, а дальше пусть будет то, что будет. Ложиться на скамью посредине площади и безропотно терпеть удары он не намерен.

Вагит скрипнул зубами.

Зря он не послушался деда и не остался дома. Казавшаяся легкой прогулкой операция по нападению на дагестанское село не заладилась с самого начала. Заболел командир, собрать полные комплекты боезапаса удалось только в последний момент, из ста бойцов лишь немногим более трети принимали участие в боевых действиях. Остальные были собраны с бору по сосенке. Обкурившиеся неграмотные юнцы, вставшие под зеленое знамя «волков ислама» по дурости или из нежелания прозябать в нищете.

Еще этот мулла!

Старый пень отказался благословить Вагита и его отряд. Покачал головой, сплюнул в дорожную пыль, повернулся и ушел. За ним так же молча ушли собравшиеся на площади старики. Один-единственный оставшийся аксакал предупредил Вагита о том, что тот принимает на себя всю ответственность за жизни бойцов.

Если те погибнут в бою — на то воля Аллаха. А вот ежели командир допустит промашку, то разговор будет иной. Взялся командовать — готовься и ответить.

Из пелены тумана вынырнул маленький худощавый Зия.

— Ну?

— До села осталось километров десять, — доложил разведчик, — впереди мост, а там по прямой до окраины…

Вагит повернулся к ближайшему бойцу.

— Передай по цепочке, что привал. На пятнадцать минут.

Боец кивнул и скрылся из виду.

— Никого не встретил?

— Не, — Зия присел на корточки, — в такую погоду они далеко от домов не отходят.

— Если туман не рассеется, мы на два часа опоздаем.

— Без нас не начнут.

— У Делана самого сил хватит.

— Брось, — Зия вытащил самокрутку и задымил. Анаша промокла и едва тлела, но разведчик, не обращая на рассыпающуюся в пальцах свернутую бумагу никакого внимания, жадно делал затяжку за затяжкой.

Вагит с неприязнью отметил, что Зия не предложил ему вместе раскумариться перед боем. Значит, невысоко ставит авторитет командира.

— У Делана в отряде почти сплошь наемники. Языка не знают, — разведчик высморкался себе под ноги, зажав большим пальцем одну ноздрю, — толком даже никого допросить не смогут. А добыча там обещает быть богатой… Дождется нас Делан, не волнуйся. Никуда не денется. К тому же ему надо кого-то в селе оставить, когда дальше двинет, к Ботлиху.

— Думаешь, даги попытаются дернуться?

— Вряд ли. В селе только трое ментов. Один русский, двое из аварцев. Хлопнем их, и все дела.

— А остальные? — Вагит зябко передернул плечами.

— Мовлади три дня назад по телевизору сказал, что даги сами от русаков стонут. Особенно молодежь. Так что готовься к приему добровольцев. Они денег уже год не видели. Доллары им покажешь — и сможешь человек сто еще набрать, — хохотнул разомлевший от анаши Зия.

— Ладно, там видно будет… Хватит сидеть. Сходи передай, чтоб поднимались. И туман вроде пожиже стал. Может, успеем к сроку…

* * *

Рокотов нажал красную кнопочку возле сопла горелки, и из него вырвался шипящий голубовато-белый язык пламени. Газ поступал из вмонтированного в рукоятку баллончика, а поджигался раскаляемой батарейкой спиралью. При необходимости горелка с успехом могла быть использована в качестве миниатюрного огнемета.

Биолог-диверсант направил огонь на ствол клена и, не отрывая пылающей струи от коры дерева, обошел его по окружности.

На клене образовалась тлеющая полоса шириной в несколько сантиметров.

Влад куском смоченной в воде тряпки стер сажу, одновременно с этим потушив крохотные угольки. Температура пламени была более чем избыточной, около тысячи двухсот градусов, так что кора прогорела насквозь, обнажив внутренние древесные волокна.

Он внимательнейшим образом обследовал выжженную полосу сантиметр за сантиметром, но ничего не обнаружил,

Пришлось повторить операцию с выжиганием коры еще трижды, пока наконец на высоте полуметра от поверхности земли Рокотов не наткнулся на узкую прорезь в древесине, залитую каплями подгоревшего клея.

«Есть!» — Биолог взялся за нож.

Очистив от коры квадрат со стороной в тридцать сантиметров, Влад выскоблил острием шила клей из пазов и лезвием саперной лопатки подцепил миниатюрную алюминиевую пластину. Та откинулась в сторону, явив взору вмонтированный в живой древесный ствол пульт управления экстренным открытием входа на подземную ракетную базу. Вдоль ствола уходил вниз толстый изолированный провод.

«Ого! — Рокотов осторожно потрогал пальцем резиновую оплетку. — Как они, интересно, это сделали? Дерево-то растет. Не иначе, оставили свободный ход провода… Молодцы. Без знания конкретной породы дерева нужный ствол можно искать до морковкина заговенья. Ничего искусственного, все природное… Клен растет, как обычно. Осенью листья осыпаются, весной появляются новые. Так что внешний контроль на предмет заметить несоответствие одного дерева другому ничего не даст. Светлая голова все это придумала… Та-ак. На пульте всего один тумблер. Логично. Кодировка тут не нужна. По замыслу конструкторов, это устройство должно быть использовано группой офицеров управления в экстренной ситуации. Или автономным индивидуумом. Коды можно забыть, потерять, не знать, в конце концов… В боевых условиях чем проще — тем лучше. Что ж, приступим, помолясь…»

Владислав откинул предохранительный колпачок и щелкнул переключателем вверх.

Спустя секунду земля в двух десятках метров от него вздыбилась, и в траву отлетела круглая железобетонная крышка, разбрасывая вокруг себя комья желтоватой глины.

Биолог заглянул в темный проем узкого колодца.

«Бетонная труба — метр в диаметре. И скобы в стене… Лестница в неизвестность. Будем надеяться, что я тут первый посетитель. Чай, не балканские горы, здесь террористы толпами бродить не должны…»

Рокотов подкатил к отверстию отскочившую крышку, повис в темноте, уцепившись согнутой в локте рукой за скобу, и установил люк на место.

Фонарик он не включал, здраво рассудив, что первый отрезок пути лучше всего пройти в темноте.

Колодец привел биолога в маленький квадратный тамбур на глубине сорока метров от поверхности земли. Влад на ощупь открыл запорный механизм двери, ничем не отличающийся от стандартных железных дверей бомбоубежищ времен Второй мировой войны, и вступил в тоннель.

«Темно, как у африканца в интерьере… Хотя и не совсем кромешная мгла. Рассеянный свет присутствует. Интересно, откуда? — Рокотов напряг зрение и рассмотрел тянущиеся вдоль тоннеля провода. Каждый — толщиной с бедро взрослого мужчины. Справа виднелось сероватое пятно, слева тоннель уходил в непроглядную черноту. — Эх, где наша не пропадала! Прорвемся… В Косове хуже было. Дома и стены помогают. Беларусь — та же Россия, только поменьше…»

Владислав прокрался вдоль стены поближе к серому пятну.

«Жаль, проемов вентиляции не видать. А то нырнул бы по привычке, и ищи-свищи меня там…»

Тоннель раздвоился.

Влево уходил коридор под наклоном вниз. Вправо, откуда пробивался слабый свет, — вверх.

«Похоже на транспортные коммуникации, — Рокотов наклонился и нащупал рукой гладкий рельс, — верно, местная железная дорога. Доставка грузов с уровня на уровень. Как и положено на таких объектах…»

Пройдя еще сотню шагов, биолог вышел в сводчатый зал площадью в гектар и с высотой потолка в добрых пятнадцать метров. Стены зала были сложены из бетонных плит, скальную породу потолка поддерживали массивные колонны.

Зал был абсолютно пуст.

Помимо тоннеля, из которого появился Влад, в помещение выходили еще три коридора. Рокотов огляделся. Как оказалось, свет пробивался откуда-то сверху. Источника нельзя было определить.

6
{"b":"6086","o":1}