ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Разобраться с офицерами связи можно будет позже.

— Патриоты, — заявил голос, — истинные патриоты Беларуси.

— Как вы попали на эту линию?

— Это не важно. Главное — попали. Сейчас все системы контроля отключены, так что твое заявление о ночном звонке будет выглядеть бредом сумасшедшего, — неизвестный опять хихикнул.

— Есть аудиоконтроль спальни, — Батька решил изобразить плохо соображающего со сна человека и потянуть время. Чем больше его собеседник скажет, тем больше золотых крупиц информации будет у Президента.

Он привык рассчитывать только на собственные силы. За те несколько секунд, что прошли с начала разговора, Батька понял, что его противник играет по-крупному.

И не стоит тешить себя иллюзиями на предмет выявления абонента. Человек, сумевший обойти все системы блокировки правительственной связи, не врал насчет отсутствия фиксации разговора.

— Они тоже временно отключены.

— Э-э, — Президент сделал вид, что зевает. Одновременно он ударил ладонью по выключателю прикроватной лампы, и спальню озарил мягкий свет ночника.

— Так вот, — неизвестный понизил голос, — мы не шутим. У тебя есть десять дней, чтобы передать власть.

Батька подавил в себе всплеск ярости.

— Кому? — Вопрос тем не менее прозвучал издевательски.

— Кому хочешь. Это непринципиально.

— А с чего вы решили, что я намерен выполнить ваши дурацкие условия?

Президент пока не заострял свое внимание на хамском «ты». Он прислушивался к каждому звуку в трубке и к каждому слову неизвестного, прогоняя в мозгу десятки вариантов своей реакции.

— У тебя нет выхода.

Идиотская ситуация.

Главе государства звонит какой-то хулиган, угрожает и требует сложения полномочий. Бред в стиле крутого авангарда.

Батька на всякий случай ущипнул себя за бедро.

Нет, это не сон.

Пора переходить в атаку.

— Послушай, сосунок, ты соображаешь, что ты несешь?

— Ага, проснулся, — удовлетворенно констатировал собеседник, — это радует… Теперь поговорим предметно.

Батька скрипнул зубами.

Неизвестный, как ни крути, был профессионалом. Мизерная вероятность того, что придурки из какой-нибудь националистической группировки случайно получили доступ к правительственной линии связи и таким образом теперь развлекаются, рассеялась. Идеальных систем безопасности не существует. В каждой технологической схеме есть слабое звено, и посторонний в принципе может каким то хитрым путем обойти ловушки.

Но дилетант обязательно отреагирует на оскорбление. Выдаст себя ответом, тоном, постарается оборвать собеседника или нахамить еще больше.

Этот же был готов к повороту в разговоре. И ничуточки не обиделся на «сосунка». Значит, его цель посерьезнее, чем простое телефонное хулиганство.

— А, собственно говоря, с чего это я должен тебе верить?

— Логичный вопрос. И мы к нему готовы. Когда положишь трубку, можешь приказать дежурному офицеру связи проверить блок «а-семь» на центральном пульте. Там он обнаружит наш блокиратор. Но не надейся, что он единственный. Аналогичные схемы стоят еще в нескольких местах. Чтобы их найти, потребуется не один месяц. А нам столько не надо. И, кстати, переход на резервную систему «Тюльпан» тебе ничего не даст. Она тоже под нашим контролем.

— И что дальше?

— А то, что у нас есть люди, способные отследить все твои действия.

— Это не новость, — неожиданно заявил Президент.

Неизвестный на секунду умолк. Видимо, обдумывал услышанное.

— Ну, новость не новость, а контроль с нашей стороны плотный. Однако это не так важно. Ты можешь даже вычислить нескольких наших людей. Но не всех. И это тебе ничем не поможет.

— Есть разные методы дознания, — Батька бросил пробный шар.

— На вычисления и допросы требуется время, а у тебя его не будет.

— Это еще почему?

— Ответ ты получишь завтра. Даже два ответа. Первый — ударом тактической ракеты с учебной боеголовкой будет поражена станция ПВО за номером тридцать дробь восемнадцать. Если хочешь обойтись без жертв, выведи оттуда личный состав. И второй ответ. Завтра же тебе сообщат, где будет лежать ядерное устройство. Твои люди смогут его изучить. Если же ты не выполнишь наших условий, то в следующий раз устройство и ракета будут соединены. Что дальше — сам сообразишь. Чернобыль покажется невинной шуткой.

— Чушь какая-то…

— Не говори «гоп». У тебя есть десять дней, начиная с полудня. Оформишь отречение от власти. Мы специально даем тебе время, чтобы ты не торопился и сделал все по закону. Как ты понимаешь, выбора у тебя нет. Попробуешь принять контрмеры, получишь атомный взрыв в одном из городов. Ты готов рискнуть десятками тысяч жизней?

— Слова об атомном оружии — пока просто слова. Я тебе не верю, — спокойно сказал Президент. — Ядерных зарядов в Беларуси нет. Ни одного. Не говоря уже о нескольких. Придумай что-нибудь поумнее.

Неизвестный цыкнул зубом.

— Твое дело. Завтра до полудня ты получишь ответ. Подробности отречения я передам тебе дней через пять. A пока думай…

В наушнике щелкнуло и пошел непрерывный сигнал.

Батька покрутил телефонную трубку в руках и аккуратно положил на рычаги. Разговор прервался по инициативе звонившего. И это было плохо.

Сложение полномочий…

Причем — добровольное.

Под угрозой ядерного удара по мирному городу.

Сумасшествие…

Президент встал, подошел к окну и посмотрел на темное небо.

Главное — не нервничать.

Шантажисты должны были предусмотреть несколько вариантов развития ситуации. И для главы государства самое невыгодное — начать паниковать или устраивать «охоту на ведьм» в собственном окружении. Ибо тот, кто находится на связи с позвонившим, готов к поискам предателя. И находится вне подозрений.

Кто-то на самом верху.

Тот, с кем Президент встречается если не ежедневно, то достаточно часто.

Премьер Снегирь?

Глава администрации Требухович?

Зам главы администрации Пушкевич?

Пресс-секретарь?

Начальник охраны?..

Кандидатур хоть отбавляй. И у каждого есть мотив ненавидеть или бояться Батьку. Кроме, пожалуй, главного телохранителя. Тот честно тянет службу.

А его подчиненные?

Какие гарантии можно дать за каждого из нескольких сот офицеров?

Люди-то разные…

Президент тяжело опустился в кресло.

Звонивший говорил по-русски. Немного странно для убежденного патриота-националиста. Если он, конечно, националист. Ладно, это не главная проблема… Основное — требование о добровольной отставке.

Им обязательно нужно соблюсти внешнюю легитимность перехода власти. Иначе попробовали бы устранить физически, заранее не предупреждая. Любой человек смертен, включая и Президента. По статистике служба безопасности первых лиц предотвращает только семь процентов покушений. Остальные девяносто три заканчиваются убийством или тяжелым ранением охраняемой персоны.

Батька размял ладонями щеки.

Отречение — это одна сторона. К варианту его отказа они тоже готовы.

Атомный удар маловероятен. Скорее, даже если принять за основу существование ядерных устройств, его лично все же попытаются ликвидировать. К ракетной атаке можно прибегнуть только в самом крайнем случае. Нажатие кнопки означает постановку всех участников за рамки закона. С террористами, использовавшими оружие массового поражения, никто из лидеров государств разговаривать не станет. Нужна незамаранная убийствами персона.

Судя по всему, такой человек есть.

И он рядом с Президентом. Не обязательно тот, кому перейдет власть, но тот, кто сможет эту власть реально взять. Из рук Батьки или возможного преемника — это не столь важно…

Президент сцепил руки и мрачно уставился в пол.

Вариантов два.

Поддаться на шантаж или драться. И в том и в другом случае ему предстоит погибнуть. Уйдя с президентского поста, он не проживет и трех дней. Глупо верить в обещания террористов сохранить ему жизнь.

Умереть не страшно. Хуже всего то, что его смерть ничего не дает. При одном варианте погибнут десятки тысяч ни в чем не повинных людей, при другом — его страна будет поставлена на колени. Намерения шантажистов понятны. Смена Президента — изменение экономической политики — ориентация на других международных партнеров — фактическая потеря государственности… Метод не нов.

8
{"b":"6086","o":1}