ЛитМир - Электронная Библиотека

— Керосинчиком! Проверено!

Они потолкались к ограде, не без труда нашли в зале прикрываемого ими чиновника. Сверху все «виперы» были одинаковые: лысые, пузатые и черные. Перед глазами висела огромная роскошная люстра. Стоял громкий гул голосов.

— Ух ты! — сказал Ролик. — А запах какой! Чувству ешь?! Запах власти: ковровые дорожки, вкусная жратва и деньги! А вон того видишь? Под следствием, подозревается в подлоге документов! А вон тот, правее первого — знаешь, это кто?! Это… организовал банду киллеров! Семь лет условно! А вон тот, с самого краю, что сейчас повернулся назад? Нефтяные поставки, скоростная железка — такая была афера! Вот мужики крутятся!

Будь на месте Ролика Клякса или Кира, или даже Тыбинь — они бы зубами скрежетали от возмущения. А Ролик — радовался! Как ребенок в зоопарке! Для него все это была игра, и Андрею такой взгляд оказался вдруг ближе и понятнее, чем бессильное разлитие желчи старших товарищей.

Вскоре стажер заскучал. Заседание открылось, пошли длинные речи и прения.

— Давай сходим в буфет! Ну давай! — начал канючить он. — По графику это заседание еще два часа длиться будет! Я жрать хочу! Я пить хочу!

Лехельт, понимая бессмысленность торчания в ложе, поддался. Он уже в который раз за сегодня уступал стажеру — и это ему переставало нравиться. Холуйский типаж действовал, что ли?

В роскошном буфете Мариинского дворца Ролик набрал горку самых дешевых «бутеров» с сыром, сок и устроился с удобствами за столиком у окна, заложив ногу за ногу. Во дворцах уютнее всего чувствуют себя авантюристы и самозванцы, и этот юный пройдоха не был исключением.

Лехельт, фильтруя «терки» стажера о «правильной» и «неправильной» жизни, присматривался к немногочисленным посетителям, в основном помощникам депутатов. Этих крупных упитанных молодцев потчевали и обхаживали разносортные лоббисты. Именно в буфетах дворцов решается большинство вопросов… Взгляд разведчика упал на маленького, коротко стриженного человека восточной наружности, кушавшего в одиночестве за столиком. Андрей не успел его разглядеть, потому что человек, едва почувствовал чужое внимание, тотчас прикрылся салфеткой, а потом и вовсе пересел к ним спиной. Этот чисто профессиональный жест с салфеткой заставил Андрея призадуматься. Зимородок не зря подозревал в нем талант сыщика. Изучив спину, прическу, обувь, отметив небольшой кейс у ножки стола, Лехельт толкнул чревоугодствующего Ролика:

— Выходим!

В коридоре он быстро втолковал стажеру задачу и выставил его на позицию. Не прошло и двух минут, как человек с кейсом мягкими решительными шагами покинул буфет — и нос к носу столкнулся с Лехельтом! Как и ожидал Андрей, подозрительный посетитель тотчас чихнул, прикрываясь рукой, и разведчик Дональд не увидел личика загадочной «Гюльчатай». Его лицезрел Ролик, скрытый за портьерой окна в пяти шагах дальше по коридору. И не только лицезрел, но и запечатлел камерой, скрытой в сумке.

Человек, запоздало согнувшись, поспешно миновал ликующего стажера и почти бегом скрылся в кулуарах.

— Это он?! — запрыгал Ролик вокруг Андрея. — Это киллер?! Мы его выпасли?! Давай его задерживать! Уйдет ведь!

Стажеру уже мерещились наградные за сохранение жизни председателя комитета. А у него, возможно, тоже есть дочка…

— Пошли к машине! — охладил пыл супермена Лехельт. — Положено в таких случаях связаться с базой, получить добро опера, выдавшего заявку! И что у нас против него — одни подозрения! Мы и сами здесь, между прочим, нелегально… Мы с тобой разведка, а не штурмовая группа!

Он и не подозревал, как скоро ему придется изменить свое мнение…

Они покинули законотворческие апартаменты через запасной выход. Через высокое окно в роскошном сортире, то есть.

База взяла тайм-аут на прокачку вопроса. Через пять минут сам Завалишин вышел на связь с нарядом и активные действия запретил.

— «Протянуть» его сможете? — поинтересовался он.

— Как два пальца! — отозвался Лехельт и тут же поправился: — Простите, Виктор Петрович… Мы пометили его машину.

— Общение с Роликом не идет тебе на пользу. «Тяните»… сколько осилите, герои мои.

Некий скепсис прозвучал в голосе начальника отдела, но Дональд не придал ему веса. Отметка на экране держалась устойчиво, и «контры» (контрнаблюдения) у этого типа не должно было оказаться. Однако шеф оказался пророком: через двадцать минут маячок вдруг перестал подавать сигналы, так и не двинувшись с места.

— Что за фигня?! Ролик, ты куда маяк воткнул?!

— По инструкции… под брюхо. Жми, посмотрим, что он там с ним делает!

Но синего «фордика» в переулке и след простыл. Вместе с ним исчез безвозвратно и маячок.

Это была досадная пропажа. Частоты работы пеленгаторов «наружки» защищались весьма тщательно. Маячок мог попасть в умелые руки — и тогда…

Андрюха доложил о случившемся на базу, расстроился и призадумался. Маячок — это шайба из прочного радиопрозрачного материала, с магнитной присоской на одном боку. Делают их на совесть и сломать такой без инструмента не так просто — о бордюрный камень не расшибешь. А тут вдруг раз — и нет сигнала…

— Может, в нем аккумулятор сел? Ролик, ты проверял? Проверял, я спрашиваю?!

— А чего — Ролик?! Я разведчик, а не техник по спецснаряжению! Летчик же перед вылетом керосин не проверяет!

— Кляксе объяснишь!

— Ты меня заложишь?! Андрюха, ты же мне друг! Костя — он монстр! Он меня сожрет морально! Я ему вчера жизнь спас, а он мне даже спасибо не сказал! Да не расстраивайся так. Задание мы выполнили, номер машины и портрет героя срисовали… Может, база даст наводку ментам — его тормознут на посту, вот маяк наши отыщется!

— Тебе легко говорить — а мне сегодня объяснительную писать… Мусорных баков тут нет поблизости? Мне Тыбинь рассказывал, как однажды объект маячок в контейнер металлический выбросил. Еле нашли потом…

— Вон стоит контейнер — но я туда не полезу ни за что! В таком прикиде! Хочешь — сам лезь!

— Но как он его нашел? — продолжал размышлять Лехельт. — Ты грамотно поставил? По инструкции?

— Да, да! В углубление днища, на вытянутую руку!

— Ты гонишь! Пришлось бы на колени становиться — а тебе западло было костюмчик марать! Ты его сбоку ткнул под крыло, да?!

— И не сбоку вовсе, а сзади, под багажник…

— А ну — лезь в контейнер! Лезь, говорю! — скомандовал Дональд и на всякий случай еще разок взлохматил волосы, чтобы избавиться от холуйского имиджа.

Уличенный в разгильдяйстве по всем статьям, Ролик вздохнул и, покорствуя судьбе разведчика, со вздохом выбрался из машины. Он все еще стоял в раздумье и нерешительности над мусорным контейнером, как над бездной, когда у Лехельта в кармане запищал мобильник. Опять звонила мама — и в этот раз голос у нее был очень испуганный…

III

— Скажите, профессор, это надежная маска? — спросил генерал Сидоров, прежде чем затянуть на модно выстриженном затылке тугие тесемки. — Она нас защитит от ваших микробов?

— Что вы, Игорь Станиславович! Она устроена как раз наоборот и фильтрует ваше губительное дыхание, чтобы мы с вами не внесли постороннего в исследуемые культуры. Погодите, я ультрафиолет включу.

Яркая вспышка на несколько секунд ослепила вошедших.

Сидоров и Шубин стояли в предбаннике, почесываясь от непривычной сухости на коже: им только что пришлось с ног до головы обтереться губкой, смоченной в спирте. Облаченные в одноразовые зеленые хирургические костюмы, в шапочки и сандалии, с марлевыми повязками, защищающими нежные микробиологические создания от «губительного дыхания» руководителей служб ФСБ, они с любопытством разглядывали друг друга, находя своего визави весьма забавным.

— Вам идет шапочка, Игорь Станиславович! — первым съехидничал Сан Саныч. — Светило! Вылитый генерал от медицины!

— На себя посмотри… медбратец. Санитар из психушки! Профессор, а зачем ультрафиолет в самой лаборатории?

— Когда нет персонала, кварцевые лампы дезинфицируют воздух. Ультрафиолет вреден для глазного дна, поэтому по приходу в лабораторию мы его отключаем.

19
{"b":"6087","o":1}