ЛитМир - Электронная Библиотека

Невысокий, крепкий, вологодского крестьянского вида, генерал Ястребов казался чем-то озабоченным.

— Прежде чем перейдем к делу, несколько слов о стиле работы, — Владимир Сергеевич поднял в руке газетку с заголовком, обведенным черным маркером. — «Захват на Васильевском»! Сан Саныч, неужели нельзя было без подобных представлений?

— Оперативная обстановка требовала, — отозвался Шубин.

— Это… — Ястребов запнулся, подбирая слово, желая сохранить корректность, — это непрофессионально. Отдел по связям с общественностью до сих пор обрабатывает пострадавших.

— Пусть потрудятся, не умрут, — звучно шепнул кто-то из молодых в адрес надувшего щеки представителя «паблик рилейшн».

— Я разберусь! — свирепо пообещал Шубин. — Накажу беспощадно!

Через стол он переглянулся с первым замом. Они поняли друг друга без слов. Ястребов опустил газетку.

— Продолжим. Игорь Станиславович, прошу вас, кратко, по основным направлениям. Можно с места.

— Позвольте все же от второстепенного, — посвоевольничал Сидоров, чуть бравируя независимостью в присутствии своих сотрудников.

Как опытный игрок, он не желал ходить с козырей, чтобы произвести большее впечатление от работы своей службы. Он открыл папку, взял первый лист и отставил его подальше, откинув красивую руку.

— Из неудачного. Проверка китайцев на Апрашке — впустую. Носителей инфекции не обнаружено. Двадцать четыре ложных сигнала — на все отреагировали. Симпозиум микробиологов проведен… спасибо связям с общественностью, помогли. Определен круг фигурантов, проявивших интерес. Особое внимание уделено тем специалистам, которые без уважительных причин не приняли участия… комплекты фотографий переданы для опознания и анализа оперативно-поисковой службе — Сидоров кивнул головой в сторону Шубина — и аналитикам.

Начальник ЗКСиБТ показал листом бумаги в сторону представителя ИАС и продолжил.

— По пропаже медицинских работников… выявлено семнадцать случаев, шесть взято к рассмотрению. Три в городе, три в области. Дела все трех-пятимесячной давности… раскрутить непросто. Работаем. По автосервису «Баярд», куда предположительно наезжал Дабир Рустиани, ничего нового. Полагаю, они там больше не появятся.

Игорь Станиславович опустил руку, положил первый лист и взял из папки второй. Присутствующие зашевелились. Содержимое второго листа обещало быть более интересным. Сидоров, точно опытный дирижер, разглядывал свою партитуру.

— По направлению отыскания следов инфицированного… Заключение паталогоанатомов судмедэкспертизы: перенес кишечную форму сибирской язвы с рядом осложнений, приблизительно в ноябре. При этом проходил курс лечения дорогостоящими антибиотиками плюс курс общеукрепляющей терапии…

Присутствующие зашептались. Ястребов поднял брови.

— Эксперимент?

— Похоже на испытания штамма. Для чего его лечили, пока ответить не можем. В районе города, где его сбила машина, выявлено восемнадцать пропавших бездомных, изъяты вещи, которые могли быть ими украдены с дачных участков, из гаражей и квартир. Принимаем меры к установлению хозяев похищенного. Надеемся таким путем выйти на местность, в которой бомж содержался в ходе инфицирования и последующего лечения. На сегодня установлены четыре района — дачный поселок в Горелово, кооператив «Аметист» на Ржевке, садоводческие товарищества в Колтушах и в Рыбацком.

— Вряд ли его отпустили подобру-поздорову, — за думчиво сказал контрразедчик «падре Днтонио». — Скорее всего — сбежал.

— Мы тоже так считаем, — подтвердил Сидоров.

Он не был вполне доволен эффектом. Что-то в поведении первого зама показывало Игорю Станиславовичу, что у Ястребова есть свои соображения по этому эпизоду операции. Отложив второй лист, Сидоров многозначительно оглядел присутствующих и медленно взял из папки третий.

— Докладывайте, Игорь Станиславович, — устало попросил его Ястребов. — Если можно — без театральных эффектов. Премию Оскара я вам все равно не дам.

Все улыбнулись. Шеф «закоси-бэ-тэ» нахмурился, пустил в ход тяжелую артиллерию.

— По лаборатории микробиолога Басаргина — кратко. Басаргин организовал незаконное производство препаратов из клеток головного мозга. Он договорился с абортариями города, в которых его сотрудник забирал извлеченные зародыши после плановых и внеплановых абортов… да-да, абортов. Зародыши на третьем месяце уже содержат необходимые Басаргину клетки…

— Ганглии! — подсказал Валентин.

— Да, ганглии. В лаборатории Басаргин производил иммортализацию этих клеток, добиваясь их непрекращающейся способности к делению, а потом продавал эти препараты за рубеж в различные медицинские организации, в том числе и Пентагону.

— Для чего? — спросил Ястребов, жестом попросив сотрудников не шуметь.

— На них, оказывается, проверяют действие лекарств, психотропных препаратов… и бактериологического оружия. Товарищ Басаргина по университету занимался подделкой медицинских сертификатов и сбытом товара. Подделка, впрочем, весьма грубая. Зарубежные медики сознательно закрывали на нее глаза. Их цена устраивала. Благодаря действиям «наружки» и наших московских коллег незаконный бизнес Басаргина пресечен.

— Несовместимы гений и злодейство… — сказал Ястребов. — По Басаргину — все?

— Нет, Владимир Сергеевич. Рассматривается возможная причастность Басаргина к убийству главного архивариуса архива комитета по здравоохранению. У них был совместный игорный бизнес, и архивариус Басаргина крупно кинул…

— Давайте без жаргона, — поморщился первый зам.

— Простите. Подставил. Простите, не знаю, как сказать точнее. В общем, Басаргин потерял немалую сумму денег в тотализаторе — и теперь всячески пытается скрыть это. Даже демонстрирует, что ему неизвестно о гибели архивариуса, для чего названивает ему на сотовый. Нельзя сбрасывать со счетов, что Басаргин через убитого все же связан как-то с попыткой изготовления штаммов сибирской язвы. Допускаю, что на его препаратах что-то могли проверять. Мы контролируем работу следователя прокуратуры, ведущего дело об убийстве архивариуса. Я прослежу, чтобы оно не залежалось. Брать его в самостоятельную разработку пока считаю излишним.

— Хорошо, побережем силы. У вас что-то еще?

— Да, — скромно сказал генерал Сидоров.

Он акцентированно положил третий лист на стол и взял из папки четвертый. Непосвященные задвигались, вытягивая шеи: четвертый лист начальник службы по борьбе с терроризмом доставал редко, предпочитая троицу.

— В ходе блестящей операции… — начал Сидоров и огляделся, требуя тишины и внимания. — В ходе блестящей операции по пресечению бизнеса Басаргина, подозреваемого на тот момент в попытке совершения опаснейшего террористического акта, могущего повлечь массовые человеческие жертвы, его помощник сознался, что в прошлом году в одной компании услышал от бывшего однокурсника, некоего Вадима Сыроежкина, о существовании одного адреса в Интернете, куда можно сбросить бредовую идею из области террора и получить за это гонорар. Помощник Басаргина, как он утверждает, в шутку, предложил Сыроежкину план по извлечению из могильников инфицированных останков скота, погибшего от сибирской язвы, производства бактериологического оружия и его распространения по городу. Протрезвев, он от своего предложения якобы отказался.

— «Ходжа»! Это сайт «Ходжа»! — воскликнул Нестерович.

Шум прокатился по залу.

— Тихо! — скомандовал Ястребов поставленным голосом ротного старшины. — Шутники, однако, пошли… Продолжайте, Игорь Станиславович!

— С тех пор помощник Сыроежкина не встречал, — скромно завершил доклад Сидоров, довольный, наконец, произведенным эффектом. На немой вопрос первого зама добавил:

— Мы гражданина Сыроежкина тоже пока не нашли. На адресе прописки он не появлялся уже три месяца. Меры к поиску приняты, засада оставлена. Кроме того, установлены все, кто еще присутствовал при разговоре с Сыроежкиным, за ними организовано наблюдение. Несколько человек факт разговора и его содержание подтвердили.

31
{"b":"6087","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Маленькая жизнь
Русофобия. С предисловием Николая Старикова
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
Сабанеев мост
Роботер
Девушки сирени
Кремлевская школа переговоров
Тайны жизни Ники Турбиной («Я не хочу расти…)