ЛитМир - Электронная Библиотека

— Реконструированы фотоизображения преступников, проведен поиск по картотеке, выдана ориентировка нашим сотрудникам и в МВД, — выпрямившись, отрапортовал Сидоров.

— Прекратите придуриваться, Игорь Станиславович. Несолидно.

— Есть один фактик… из любопытного. На месте убийства найдены гильзы того же пистолета, что и гильза некоего Кураева, который стрелял в нашего сотрудника возле автосервиса «Баярд». Помните этот эпизод, Владимир Сергеевич?

— Как вы думаете — почему убили Сыроежкина?

— Я считаю, Владимир Сергеевич, что он не справился. У нас есть данные, что он вызвался сделать штамм — но по каким-то критериям его работа не удовлетворила заказчика. Сыроежкин взял деньги и скрылся. Его нашли и ликвидировали.

— Именно поэтому они лечили бомжа… — подал голос начальник службы контрразведки, подробно ознакомившийся с материалами. — Для контроля качества…

— Думаю, что так, — кивнул Ястребов. — Его штамм проверяли и нашли, что болезнь излечима… Круг замкнулся… более или менее. Можно считать установленным тот факт, что Дабир Рустиани пытается организовать проведение в городе террористического акта с использованием бактериологического оружия местного производства… Кто он, этот Рустиани? Антон Юрьевич, ваше мнение?

Начальник службы контрразведки поднялся мягко, неслышно, заранее отставив стул.

— Я полагаю, наемник. Квалифицированный, хорошо знает город. Не без идеологии, сторонник крайних мусульманских течений — но в первую очередь наемник.

— Чей?

— Этот вопрос вне рамок сегодняшнего совещания… Разрешите, я представлю докладную записку.

Любопытствующие, и среди них Шубин с Сидоровым, недовольно загудели. Начальник контрразведки вечно напускал лишнего тумана со своими тайнами — для пущей важности, как они не без основания предполагали. Ястребов вернулся к обсуждению насущных вопросов.

— Что у нас по Гатчине? Вы доложите, Игорь Станиславович?

— Да чего же… у нас секретов от коллег нет. Чеченская ОПГ[15] Дадашева за месяц работы по ним ни в чем выдающемся не замечена. Обычные героические поступки представителей маленького, но очень гордого народа. Преимущественно мелкое хулиганство, рэкет и вымогательство. Ряд правонарушения можно квалифицировать как грабеж, есть подозрение на промысел травкой, а больше всего претензий к ним со стороны санэпидемстанции. Торговля некачественными продуктами и, пардон, нечистоплотность в ларьках.

— Но ведь именно они вскрывали зараженные скотомогильники. Каковы перспективы дальнейшей разработки?

— Мы думали над этим, — кивнул седой благородной головой Сидоров. — Посоветовавшись с коллегами, — он кивнул в сторону Шубина, — решили, что рыльце у Дадашева, безусловно, в пушку, но… он мелкая шестерка на третьих ролях. Встретить, передать, сохранить, подвезти… В плане помощи родственникам и землякам. Они могли организовать раскопки могильников и извлечение зараженных костей с последующей передачей их тому же Сыроежкину, не имея представления об общем плане теракта. По крайней мере, можно быть уверенным, что они это так представят. Весьма вероятно, что они приобрели карту… кстати, есть информация, что на счет делопроизводителя полгода назад одним махом легла кругленькая сумма в десять тысяч долларов. Дамочку эту, весьма оборотистую, держим на прицеле. Может быть, на нее еще выйдут люди Рустиани…

— Что по убийству главного архивариуса?

— Ничего. Дело не двигается и, похоже, глохнет.

У меня нет сейчас людей для его разработки. Считаю это направление бесперспективным.

— А что вам кажется перспективным?

— Мои сотрудники «подняли» двух агентов из окружения Дадашева и Нахоева. Не Бог весть что, один охранник, второй — водитель грузовичка, но все же… Работают втемную, полагают, что сливают информацию конкурирующей группировке. Мои ребята…

— Дальше, дальше… — нервозно попросил Ястребов, зная, что увлекающийся шеф ЗКСиБТ может слагать саги своим оперативникам.

— Понимаете, Владимир Сергеевич, нам много неизвестно. Неясна общая схема проведения теракта, неизвестны объекты, не вскрыта структура организации террористов. Но в любом случае это солидная орава людей, причем людей непростых, многие из которых в розыске… Они просто так в магазин за хлебушком не пойдут. Если полагать, что они уже в Питере, то, скорее всего, рассредоточены по окраинам, в пригородах. И всю эту ораву надо регулярно и хорошо кормить…

Генерал Сидоров выдержал эффектную паузу, даже чуть затянул ее, и продолжил:

— С гатчинского рынка ежедневно уходит два, иногда три грузовичка, которые развозят продукты чеченской диаспоре. У меня целый список, и он ежедневно пополняется. Кому-то возят по графику, кому-то по заказу… Там и фирмы, и чьи-то родственники и кунаки, и рабочие поселки… понимаете? Вот это направление я считаю перспективным.

— Что ж… направление хорошее, — сказал Ястребов. — Плохо, что вы занялись им только теперь. Раньше это надо было делать. Все связи вскрыть, все до единой! Объем продуктов оценить… сравнивать с предыдущим… Кроме того, провести работу по мигрантам, временным рабочим из Чечни… что там ваш капитан в прошлый раз предлагал? Через регистрационные службы просеять всех, прибывших за последние три месяца!

— Наша регистрация в безобразном состоянии, — вздохнул Сидоров. — Мы уже занимаемся, но пока не зацепились…

— Хорошо. Спасибо. Не густо, но хоть что-то… К сожалению, Гатчина пока единственный реальный объект. Все остальное из разряда версий, а время для версий давно прошло! Что удалось сделать по отысканию пристанища бездомного?

— Работа завершена, — поднялся с места Сан Саныч. — Нового ничего.

— Установленные районы сверьте с теми, куда ходят машины с продуктами из Гатчины. К ним — особое внимание.

Шубин почтительно склонил голову. Для них с Сидоровым это распоряжение было излишним, но дань уважения начальству отдать следовало.

— Один вопрос по этой теме, Владимир Сергеевич! Куда мне девать вещи, конфискованные у бомжей? У меня две «кукушки» завалены — хоть лавочку открывай! Могу каждому здесь сидящему подарить по краденому велосипеду и керосинке!

Шубин хотел шуткой разрядить обстановку. Не получилось.

— Откройте лавочку, если не видите другого выхода. — сухо отрезал Ястребов.

Первый зам был явно огорчен неудачами. «У него тоже здесь дети… и внуки… Он их никуда не отправил», — подумал Шубин.

— Товарищи, причин для веселья мало. Санитары, заболевшие в пушкинской больнице, умерли все трое. Пока ситуацию удалось взять под контроль, инфицированных будто бы нет… Сейчас специалист ЦНИИ биохимии проинформирует нас… но прежде предлагаю обдумать следующий вопрос: почему террористы не спрятали зараженный труп?

Участники совещания, до той поры перешептывавшиеся или, напротив, уткнувшиеся в собственные записи, подняли голову, «догоняя» обстановку.

— Они могли зарыть его или утопить где угодно в проруби, — пояснил свою мысль Ястребов. — Это же важная улика! Но они просто бросили его в городской черте, в безлюдном месте, правда, но все-таки… Это не лень, не скудоумие, до сих пор они действовали весьма четко и профессионально. Мне кажется, это сделано преднамеренно, но для чего?

— Может быть, надеялись, что начнется эпидемия? — предположил Сидоров. — Может, это первая попытка, пробный шар?

Ястребов покачал головой.

— Действовать с помощью трупа, имея на руках пробирку? Нелогично.

— Хотели посеять панику… — задумчиво предположил начальник службы контрразведки. — Вот только среди кого?..

— Хорошее дополнение, Антон Юрьевич. Я бы сказал — в ком? Видите ли, коллеги, — генерал впервые за последние несколько лет употребил это слово, — видите ли, понять, что происходит, а, следовательно, испугаться, могут лишь те, кто в полном объеме обладает информацией. Пожалуй, во всем городе это только мы с вами. Я думаю, это своеобразное послание, адресованное именно нам.

вернуться

15

Организованная преступная группировка.

38
{"b":"6087","o":1}