ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да… — задумчиво протянул Дмитриев. — Мужчина — это такая тварь, хуже которой может быть только женщина… А что психологический портрет? Где он, кстати?

— Ты на нем карандаши чинил… вон он.

— Надо стряхнуть… зайдет Матвеев — обидится.

— Нечего обижаться — надо лучше «шаманить». Понимаешь, он у них какой-то бесполый… Они называют его мужским существительным «террорист» — и от этого кажется, что это мужчина.

Дмитриев бережно сдул с распечатки в корзину графитовую пыль. Раскрыл отчет группы психоанализа, привычно пробежал по разделам.

— Так-так… Исторические параллели нам не подходят… предполагаемый внешний облик — это все из пальца высосано… Вот! Побудительные мотивы. Неудовлетворенность социальным статусом… ощущение неполной самореализации… непризнанность… Желание мести… желание власти, даже всевластия… Стремление к саморазрушению, возможно наличие вредных привычек, хронического заболевания… Жажда сочувствия, внимания… Это один тип.

— Ну и кто он? — спросил Нестерович.

— По-моему, мужчина. Хотя жажда мести и внимания свойственна и женщинам. А вот второй тип: побудительный мотив — жажда наживы, корысть. В этом случае — никаких вредных привычек, педантизм, эгоцентризм, забота о собственном здоровье, доведенная до апогея. Второй тоже мужик, но более жизненный.

— Чего-то здесь не хватает… отечественного колорита, что ли? У меня есть подозрение, что они эти типовые портреты слизывают из Интернета. Все это… — Нестерович небрежно кивнул на листки в волосатой руке Дмитриева, — может относиться и к японцу Осахаре, и к мексиканскому Педро, и к американскому доктору Муну. А где же загадочная русская душа? Или психопаты всех стран похожи?

— Бабки все любят одинаково. Я бы начал с мужиков.

— Я так и начал… Женщин я, конечно, тоже прокачаю…

— Ты выбери для начала тех, кто работает на предприятиях и в учреждениях. Составь списки, завтра с утра Динка сбросит задания отделам кадров по факсу. К вечеру кадровики тебе все подберут.

— Не делай сам того, что могут сделать за тебя другие, — так учит нас великий и непогрешимый Игорь Станиславович?

— Он прав, между прочим. А сам займись мелкой шелупонью, фирмочками… От тех никогда ничего по телефону не добьешься. Только личный контакт и красную визитку в нос директору. Вот там можешь начинать с мужиков. На хамов попроси ребят из службы экономической безопасности подобрать компроматик… скажешь мне, я договорюсь. Как только будешь готов — свисти. Соберемся все вместе, подобьем бабки. Где-то мы должны пересечься, я чувствую…

Оба оперативника углубились в работу и долго работали молча, сосредоточенно и внимательно, до ряби в глазах. Нестерович первый откинулся на спинку стула, перевел дух — заныло сломанное ребро.

— Уф-ф!.. Мужиков разбросал. У меня такое чувство, Миша, что мы с тобой неисправимые женофилы. Бабники, то есть.

— Это оттого, что у нас начальники — всегда мужики, — ответил из своего угла Дмитриев. — Поэтому все военные — такие галантные кавалеры. Дай тебе в начальники бабу — через год станешь женофобом. Проверено.

II

Привычно готовясь отойти ко сну в машине, Михаил Тыбинь сдвинул переднее сиденье подальше назад и откинул спинку. Потом разулся, достал надувную резиновую подушечку и, багровея от натуги, раздувая щеки и выпучивая глаза, принялся с натугой надувать ее. Вовка Черемисов, завалившись в бушлате, не снимая обуви, поглядывал на него с ехидцей.

— Ты еще побрейся!

— Надо будет — побреюсь, — шевеля занывшими скулами ответил Старый. — Тебя не спрошу.

В кармане у него запиликал мобильник. Звонила Рита. Голос у нее был… саркастический.

— Ну и где ты теперь, старый пень?!

— Зайка, я же объяснял тебе… — волнуясь, нежно забормотал Тыбинь в трубку. — У нас особый режим, ночные дежурства… какое-то время я буду работать круглосуточно…

Морзик, заслышав воркования Старого, заворочался, приподнялся на локте:

— Зайка?.. Миша, ты ли это?!

— Тыбинь! — мрачно продолжала Рита. — Ты, может, забыл, кто я? Я вас знаю насквозь! Говори мне точно — где ты находишься?! Я приеду и проверю!

— Ладно! — разозлился Старый. — Валяй! Проверяй! Я в машине на Светлановском проспекте! Ресторан «Русский блин» знаешь? Мы стоим во дворе этого дома.

— А кто с тобой? Напарница? Небось та перестарка, которую я видела тогда у ворот вашей конторы?! То-то она на меня все пялилась!..

— Не с моим счастьем… — несколько сконфуженно ответил Тыбинь. — Один восьмипудовый вонючий козел… спать не дает…

— Тыбинь, учти, я ведь приеду, — сказала Рита и положила трубку.

Старый разложил ставшую упругой подушку и принялся устраиваться на ночь.

— Эй! — окликнул его Морзик. — А если она действительно приедет?

— Перейдешь спать в подъезд… Да не приедет она… на чем ей сюда добраться ночью? Так… балаболит.

Тыбинь самодовольно улыбнулся в темноте машины.

— Насчет восьми пудов ты тоже загнул, — не унимался Морзик. — Во мне всего-то сто шесть килограммов.

— Извиняюсь…

— И что это насчет вонючести? Это еще откуда? Я со всеми нашими дежурил — никто не жаловался!

— Они все воспитанные люди. А я — быдло ментовское…

— Я перед каждой ночной сменой душ принимаю!

— Это тебе не помогает. Вова, ты хороший пацан, но спать с тобой в одной машине — удовольствие ниже среднего. Хорошо, что мы не дальнобойщики.

— От твоей резиновой подушки воняет больше, чем от меня!

— Согласен. А теперь увянь и не мешай дедушке отечественного сыска нести службу. Между прочим, твоя смена наблюдать. Клякса приедет — мало не покажется. Мне-то наплевать, я уже пенсионер — а ты молодой, подрастающий кадр…

— Не приедет… — отчаянно зевнул Морзик. — Чего это ему переться? Дома, что ли, заняться нечем? А дверь в офис я и отсюда прекрасно вижу. Заперто до утра, и на сигнализации.

— Нафига мы здесь — не понимаю… — ворчал Тыбинь. Дверные ручки упирались ему в бок. — Перестраховщики там, в этом штабе… могли бы и на «кукушке» подежурить… Подвинься, что ли! Разлегся на весь салон!

Черемисов не успел ему ответить. В стекло машины побарабанили ногтем.

— Спите, соколики! — раздался суровый голос капитана Зимородка. — А ну открывайте!

— Что вы, Константин Сергеевич! — подскочил на сиденье Морзик. — Да ни в одном глазу!

— Ну-ну… — сказал Зимородок, заглянув в салон, глянув на Тыбиня, и не подумавшего встать. — Все в порядке? Видеоканал работает? Сворачивайте свои манатки. Сейчас будет работа.

— Что — это долбаное сообщение поступит? — спросил Старый, приоткрыв один глаз.

— Нет, сами смастерим, — сказал Клякса и, перегнувшись через Морзика, выдернул затычку из надувной подушки Тыбиня. Под свист выходящего воздуха он пояснил. — В штабе решили не ждать. Ястребов сказал — времени нет. У них есть код… как он там? — обратился он к кому-то за своей спиной, на улице.

— Код-идентификатор, — пояснил молодой незнакомый голос.

— Да! В общем, через десять минут они спровоцируют «демона», пришлют ему по Интернету липовое сообщение с этим кодом в заголовке — и если получится, отследят пересылку. Вашей задачей будет оперативное обеспечение установки такой же аппаратуры по новому адресу.

— А чего ночью-то? — недовольный беспокойством, спросил Тыбинь, разбирая свое лежбище и приводя кресло в рабочее положение.

— А когда? В рабочее время предлагаешь курочить компьютеры фирм? Легенды прикрытия помните? Документы при вас? Хорошо. С вами поедет специалист из техотдела, Коля… как твоя фамилия?

— Пицык… — вновь раздалось из темноты.

— Николай Пицык. Морзик, не лыбься. У вас вся аппаратура с собой? Тогда садитесь к ребятам, знакомьтесь. Можете полностью на них положиться. Они опытные сотрудники и прикроют вас надежно. Я остаюсь с Кирой здесь, будем дальше караулить. Вопросы есть? Начинаем по команде с базы. Связь у Коли через вас.

На заднее сиденье машины к Старому и Морзику забрался худощавый очкарик в кожаной куртке, с двумя сумками через плечо, и тотчас принялся протирать запотевшие стекла очков. Тыбинь запустил двигатель, согревая салон. Морзик включил свет, чтобы они могли внимательно рассмотреть лицо нового пассажира. Лицо им, в целом, понравилось.

43
{"b":"6087","o":1}