ЛитМир - Электронная Библиотека

— Еще и сейчас не поздно! Только бы она не уехала!

— Психологи хреновы! — крикнул он вошедшему Дмитриеву. — Жажда наживы, жажда власти! Ей почка нужна! Даже две! Звони в центр детской хирургии, проверяй! Если есть заявка Шафаревич на платную операцию с донором — значит, это она!

Глава 7

ФАК ВАМ В РУКИ, ГОСПОДА!

Требуй невозможного — получишь максимальное!

(Основной принцип майора Дмитриева)
I

Кира собиралась поспешно, но привычно. Ее выдернули обычным порядком, по телефону. Пока шла машина, она успела свернуть начатую стирку, кое-что приготовить мужу и дочери на завтра и собрать чемодан в соответствии с заданием.

— Ты — больная женщина, едешь лечиться в Пятигорск! — лапидарно проинструктировал ее по телефону Клякса. — Билеты и документы — в машине. На вокзале встретимся.

Кирина смена закончилась в обед, преждевременно и довольно комично. Они с Зимородком «пасли» офис на Светлановском проспекте. Около двенадцати видеоканал, до сих пор устойчиво передававший либо изображение сидящего за компьютером, в странном ракурсе, снизу вверх — слева направо, либо вообще угол комнаты, вдруг поплыл и перевернулся, как в фантастическом фильме про космос. Кто-то достал корпус компьютера из ниши в столе, где он был установлен, разглядывал крошечное отверстие и даже тыкал в него отверткой. Потом «глаз» уткнулся в стол, изображение потемнело и подрагивало: неизвестный любознательный, судя по всему, раскручивал корпус.

Ситуация была предусмотрена заранее. Зимородок доложил на «кукушку», получил добро, они с Кирой вышли из машины и решительным шагом направились в офис. Выхватив незаряженные пистолеты, в голос ругаясь, они ворвались в помещение с криками:

— Все на пол! Налоговая полиция! Лежать!

Пока Константин Сергеевич со зверским выражением лица метался по комнате, особенно наседая на молодого парнишку с отверткой в руке, Кира предъявила коммерческому директору корки налогового полицейского и хлопнула на стол акт изъятия компьютера и части бухгалтерских документов. Попытки возразить были грубо пресечены прозрачным намеком на совершенно неприличную сделку, проведенную фирмой, протащившей в своих грузовиках в Польшу партию фальшивых сигарет. Кира назвала лишь номера машин и партнера в Германии. Коммерческий директор покрылся холодным потом и увял. Подпортив, а может, напротив, поддержав имидж оперативников налоговой полиции, они забрали злосчастный компьютер с драгоценным оборудованием, над которым так тряслись контрразведчики, и с разрешения базы сняли пост. Караулить больше было нечего.

Кира надеялась на отдых — не получилось…

Тревожный чемоданчик на случай внезапных выездов есть у каждого разведчика, хоть по жизни не всегда удается им воспользоваться. Раз поезд — значит, в одном купе с объектом, поэтому Кира Алексеевна тщательно дололнила чемоданное содержимое.

Сложнее всего было с лекарствами. У хронических больных вырабатывается тяга к медикаментам; каждый, а женщины в особенности, таскает с собой маленькую фармацевтическую лавочку в кульках, коробочках и пакетах. Кира выгребла домашнюю аптечку, прихватила градусник, грелку и ручной массажер мужа. Она еще не решила, какой болезнью обзавестись. Толстый роман, теплый платотс, очки, смешная кружка с ложечкой… — «Надо по пути купить еды и кроссворды», — подумала она. Дома продуктов было мало, и она не стала ничего брать из холодильника.

Еще она жалела, что не успела спросить Зимородка о деньгах. Этот вечный дурацкий вопрос о командировочных: если поездка на одни сутки, денег не дадут. В семейном бюджете тоже было не густо…

Муж наблюдал ее сборы с сардонической улыбкой.

— Ты надолго?

— Утром буду. Ждите.

Кира подозревала, что он тотчас ударится в тихий запой, едва только она выйдет за порог.

— А лекарств зачем столько? Заболела?

— Нет… Еду с товарищем одним, он сердечник… и вообще, плохо себя чувствует. Зайчик! — обратилась она к дочери. — Руки мыть! На рынке ничего не покупать! По тусовкам не шляться! Сейчас столько заразы стало…

— Бабские страхи! — сказал муж. — Это все производители лекарств вас дурачат, а вы и пугаетесь! Атипичная пневмония… Ерунда! Меня не проведешь!

Кира юдохнула, сказала дочери просительным шепотом:

— Ты бы уехала куда-нибудь из Питера, а?..

— Куда же я уеду? — удивленно воззрился на нее Зайчик. — У меня репетиторы, учеба… И, кроме того, папа…

Девочка кивнула на тощую фигуру отца, стоявшего в майке и обвисшем трико в кухонном проходе. Ее присутствие, в доме удерживало родителя от злоупотреблений горячительным… до некоторой степени удерживало.

— Пожалуйста! — сказала Кира, обнимая ее. — Пожалуйста! Если с тобой что-нибудь случится, я себе не прощу!

— Мама! — высвободилась из ее рук девочка. — Ну почему со мной что-то должно случиться?! — она вопросительно заглянула в прекрасные Кирины глаза. — Ну, почему?

— Ни почему. Это я так. Бабские страхи. Все будет хорошо.

Она вышла из дому с чувством давнего, застарелого одиночества.

На Московском вокзале в машину к Кире подсели Зимородок и Морзик. Константин Сергеевич был в своем любимом, редко применяемом типаже пехотного капитана, едущего на Кавказ. Полевая форма, потертый бушлат, рюкзак, чемодан. Морзик, как всегда, приперся без всякой легенды, без типажа, а главное — без вещей.

— А я чего — знал, куда мы едем? — возмутился он в ответ на замечание Кляксы. — Надо же время давать на подготовку! У меня вообще два дня голова плохо соображала! Меня дубинкой так перетянули! Были бы мозги — точно получил бы сотрясение!

— Ты — сезонник. Строитель. Ездил на заработки. Теперь возвращаешься домой, — пресек его сетования Зимородок. — Будешь таскать мой чемодан. Мы с тобой все равно едем в одном купе.

— А я в этом Пятигорске ни разу не был!

— Меньше языком болтай — и все будет хорошо. Зайдешь в купе — и спать ложись, пока я осмотрюсь. Наша задача — прикрытие Киры. Связь со штабом у нас через начальника поезда, поэтому можем сообщать только маршрут движения. Остальное — по обстановке.

— Действительно, Костя, отчего такая горячка? — поинтересовалась Кира, надеясь что-нибудь выпытать у неразговорчивого хмурого Зимородка. — У меня свободный день, я стирать затеяла…

— Не знаю, — буркнул Костя, отворачиваясь. — Завалишин вызвал, сказал: из штаба операции звонили, потребовали три человека в готовности к двадцати ноль-ноль. Выбирали тех, кто свободен. Не срывать же ребят прямо с заданий… И женщина нужна. Объект — тоже женщина, с ребенком. Предположительно, пытается скрыться… покинуть Россию. У нее родственники на Украине, в Одессе. Вот фотографии. Справки по ней подготовить не успели.

— Без оружия едем? — поинтересовался Черемисов, бросив беглый взгляд на фото и увидав, что женщина немолода и некрасива.

— Нам через Украину проезжать. Хочешь, чтобы таможня взяла тебя с ПМС под подушкой? С женщиной, я думаю, справимся без оружия. Штаб приказал задерживать ее только при попытке скрыться. Ты лучше снимки внимательно изучи. В вагоне показывать не буду.

— Так все равно Кире по ней работать! Чего вы меня дернули, Константин Сергеевич?! Я плохо подхожу для таких заданий, вы же знаете! Сюда Ролика надо было или Андрея! Это им влегкую.

— Лехельт на смене, в Гатчине, — ответил Зимородок. — А Ролик больше у нас не работает.

— Переметнулся куда-нибудь? — заинтересовался Морзик. — Вот проныра! И куда же, если не секрет? В какое управление?

— Никуда. Он уволен из рядов ФСБ по собственному желанию. Все на этом. Забудьте о нем. Поезд отходит через двадцать минут. Мы идем вперед, Кира за нами. Вот твой билет.

— Не понял… — изумился Морзик. — Как это — забудьте? Во что этот поганец вляпался?

— В приказе узнаешь, — сказал Клякса, и стало понятно, что ему обидно и пакостно на душе.

— Я в одном купе с объектом? — спросила Кира.

48
{"b":"6087","o":1}