ЛитМир - Электронная Библиотека

—А что с вашим разведчиком, Сан Саныч?

—Ничего с разведчиком, — неохотно ответил Шубин. — Владимир Сергеевич принял решение до выяснения подробностей не объединять дело о похищении сотрудника с операцией «Эскулап». Служба собственной безопасности занимается…

—Каждый умирает в одиночку, — с расстановкой произнес Дмитриев.

Они оба понимали, что сейчас все ресурсы управления брошены на обеспечение операции. Все дела помимо «Эскулапа» разрабатывались во вторую очередь.

— Мы поищем его попутно, — пообещал опер.

— Вряд ли они прячут его там же, вы же понимаете, — сказал Шубин. Он недолюбливал Дмитриева и безотчетно не доверял ему, оттого и сочувствие оперативника казалось ему неискренним. — А даже если и найдем? Чтобы не спугнуть Рустиани, штаб не даст добро на освобождение до завершения операции. А это могут быть дни и недели…

— Непонятно, зачем он им понадобился… — сказал Дмитриев.

— Вот и Ястребов то же самое у меня спросил. Нелогично, я понимаю. Но из этого не следует, что Дональда похитили по каким-то личным мотивам, как намекает генерал. Может, просто дурная инициатива Дадашева! Захотел подарок эмиру сделать! ССБ без нас будет ковыряться с этим месяц! Они по трупам только хорошо разбираются…

— У меня есть одна мыслишка, — сказал Дмитриев, преодолевая отчуждение, исходящее от замначальника ОПС. — Я так когда-то на Дальнем Востоке проделал, когда крабовыми делами занимался. Тогда все удачно сошло. Я вам сейчас расскажу — а вы подбейте на это нашего Игоря Станиславовича. Он любит нестандартные решения… особенно когда они исходят от него самого.

Выехали из управления общим автобусом. На площади у метро Дыбенко, поодаль от входа, автобус встречал Миробоев, шумный, довольный началом, угощал всех бананами. Валентин сидел в машине, грелся, дрожал: у него поднялась температура.

— Базу осмотрели, — сказал Миробоев операм. — Распылители на месте, в подсобке. Никаких термостатов нет. Поставили видеоканал, работает устойчиво.

— Товара на базе много? — спросил Дмитриев.

— Все склады забиты.

— Бананы откуда?

— Взятка! Мы же вели себя, как настоящий санэпидемнадзор! Отобрали пару ящиков получше для проведения пищевой экспертизы… Берите!

— Не заражены?

— А вот и проверим заодно!

— А где врачи?

— Они до сих пор птицефабрику трясут. Мы с ними не поехали.

— Расходимся по машинам, — скомандовал Дмитриев. — Я — в автобусе. Связь со штабом — через меня. Сан Саныч, вы со мной?

— Спасибо, я с ребятами поеду, — Шубин кивнул на обочину, вдоль которой выстраивались одна за одной патрульные машины «наружки», задействованные в этой фазе операции.

— Вы все же позвоните Сидорову… по поводу нашего разговора.

— А мне куда? — спросил Нестерович, оглядываясь.

С момента ранения это был первый выезд его на задание.

— Вон, где толстяк с девушкой стоит. Его машина идет к коттеджу.

— Старые знакомые!..

Прихватив гроздь спелых бананов, Нестерович направился к машине Тыбиня.

Его ожидал весьма холодный прием. Старый, тертый калач в оперативном планировании, быстро просек, что искать пропавшего Лехельта до завершения операции они не будут. Грубоватое предположение Миробоева о том, что парня прихватили на разборку за свои грехи, оскорбило разведчика. Людочка суетилась, выспрашивала у оперов, нет ли новостей об Андрюхе. Тыбинь нарычал на нее.

— Сядь! Что ты все хвостом метешь! Им до нас дела нет… Они Ролика спалили!

— Ролик — продался! — возмущенно сказала Людочка.

— Много ты понимаешь…

Тыбинь не оправдывал погоревшего стажера. Попался — получи. Но метать громы и молнии в его сторону тоже не собирался. Сам не святой.

Другое дело — Лехельт. Здесь не увольнением попахивало.

Много лет служа в конторе, Старый понимал незначительность своего места и ценности для нее в сравнении с делом, которое делал. В конце концов, риск — неизбежная составляющая их профессии. Управление ФСБ предназначено не для защиты своих разведчиков. И все же лишний раз убеждаться в этом было нерадостно…

Оттого он никак не ответил на приветствие Нестеро-вича и не взял предложенный банан. Поехали молча. На выезде с площадки Тыбинь изловчился — и облил грязью машину Миробоева…

Людочка тоже отказалась от угощения. Ее милое домашнее сердце терзала ситуация в группе. Киру ранили, Зимородок с Морзиком застряли где-то в гостеприимных объятиях украинской службы безопасности, Ролика выперли, а Лехельт в беде… Из большой, дружной семьи, какой представлялся ей сменный наряд Зимородка, остались лишь она да раздражительный злой Тыбинь, от которого, как она полагала, будет мало толка. «Я могу надеяться только на себя!» — сурово хмуря круглые бровки, глядя на бегущую дорогу, думала она. Ей мечталось, как она поймает террористов и спасет Андрюху Лехельта.

Нестерович, угнетаемый молчанием, надулся на заднем сиденье.

Короткий световой день угасал. Окрестность серела. Пересекли Неву, приближаясь к берегу Ладоги. В двух местах, у разъездов на трассе, им повстречались знакомые микроавтобусы спецназа, скромно стоящие у обочины в готовности наглухо заблокировать дорогу. Милицейские посты были усилены переодетыми сотрудниками. Вся управа была здесь. Масштаб лишний раз подтверждал важность и опасность операции.

Машины управления шли группами, растянувшись на несколько километров и поддерживая связь между собой. Шубин все же перебрался в автобус, руководил расстановкой своих нарядов по объектам и вскоре оттеснил младшего по званию и должности Дмитриева от микрофона. Первая группа ушла на блокировку овощной базы и заправки неподалеку, вызвавшей подозрения оперов. Вторая, самая многочисленная, вскоре рассосалась по пяти улочкам поселка Синявино и занялась скрытым прочесыванием дворов. Третья и четвертая проделали то же самое вдоль двух асфальтированных съездов с трассы. Наконец, пятая группа под началом Клары потянулась дальше по шоссе, на ходу уточняя задачи, охватывая со всех сторон огромный темный четырехэтажный коттедж из красного кирпича, за глухим забором с территорией в добрый гектар. С четырех сторон выставили пешие посты наблюдения. Машину Тыбиня Клара поставила на подстраховку дальше по шоссе, в лесочке.

— Мрачная хоромина! — поежившись, бодренько воскликнула Люд очка. — Может, здесь они и держат нашего Андрюху?

— Навряд ли, — отрицательно качнул головой Тыбинь. — Для этого специально готовят местечко в глуши… как-бы ничье, но хорошо оборудованное. И чтобы озеро было поблизости.

— Почему озеро?

— Ну, что-нибудь наподобие того. Трупы прятать удобно.

— Скажете тоже, Михаил Иванович! Все будет хорошо!

Но Тыбинь ничем не подтвердил ее оптимизма.

Они с Людочкой, как бы ни было это непрофессионально, больше думали о поисках и спасении Лехельта, чем о ходе выполняемой операции. Им казалось, что управа ничего не делает для маленького разведчика. В большей или меньшей степени их настроение разделяли все сменные наряды «наружки», особенно из их отдела. Раз за разом в автобусе, где сидели Дмитриев с Шубиным, звучали доклады старших «расчески», что Дональда не нашли. Дмитриев косился на Сан Саныча, но пока молчал. Когда же в поселке наряды Моца и Сашка обнаружили «тойоту» и джип из тех, что приезжали в Гатчину и в ныне закрытый автосервис «Баярд», оперативник и вовсе повеселел, занялся спешным выяснением списков жильцов. За домами установили наблюдение.

Через час и для наряда Тыбиня, скучавшего на лесной дороге, нашлась работа. Из ворот коттеджа выехала бежевая «Нива» и направилась прочь от города. Опираясь больше на чутье и опыт, чем на ориентировки, Клара направила за ней машину Сникерса, а чуть поразмыслив, предложила послать вне видимости экипаж Старого.

— Зачем две машины? — переспросил ее Шубин по связи.

— Не знаю… Скромная «Нива», не убойная, нигде не засвечена, а охранник выпускал за ворота — чуть не кланялся. И еще — очень чистая, прямо сияет!

— Молодец! Посылай вторую машину. Будьте глазастенькими, девчонки и мальчишки, смотрите в оба и думайте, думайте!

54
{"b":"6087","o":1}