ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Э.Р. Мистов

Недовольное Пламя

Часть первая

Время волчьих стай

Пролог

Верите ли вы в магию как верят в нее тысячи людей и нелюдей по всему миру? Моему новому миру. Я думаю — нет. Это подобно тому, как человек поверит животворящую силу воды, окунувшись в прохладный источник выйдя прямиком из раскаленного ада пустыни. А может ли человек отдать жизнь, единственную и неповторимую, свою жизнь, во имя других. За тех, кто ему даже не дорог, за тех, кого он не знает. Думаю, только в том случае, если знание о том, что другие будут жить даже после его смерти будет приносить ему удовольствие. Хотя как мысль после смерти может доставить радость? Разве что, если человек уже умирал и знает, что там, за гранью.

Сложно сказать, что мне кто-то в этом мире дорог. Сколь сложно и представить, что жизнь остальных после моего безвременного ухода будет мне в радость. Но этот новый мир принял меня. Дал мне силу. Нет, не так — Силу! Так почему бы и не отблагодарить людей, что встретив меня на своем пути если и не помогли, то хотя бы не мешали? Да, культура, в так называемой "Темной Империи", хотя самоназвание звучит иначе, на высоком уровне. Меня, пришельца, не знающего языка и обычаев страны, приютили, научили необходимому минимуму абсолютно мне незнакомые люди. Они же и отправили меня дальше по новому жизненному пути.

Возможно, именно ради этих людей я и стою сейчас на полуразвалившейся насыпи перед глубоким естественным оврагом в форме боевого чародея Карающей Длани, иначе — военной разведки, и смотрю на поле перед баррикадой усеянное телами нападающих, и саму насыпь плотно заваленную телами защитников и их врагов. Ради чего смотрю, с каким-то умиротворением, на грядущую новую волну атаки. Я и еще тридцать семь бойцов, израненных, измотанных семью днями непрерывного отражения атак. Впрочем, можно задаться вопросом и следующего толка, чего ради они все, все три сотни, шагнули вперед когда попросили выйти добровольцев для сдерживания неприятеля. Ради чего попросилась и она, та маленькая целительница, на протяжении 5 дней лечившая, подбадривавшая нас. Ох уж эти шальные стрелы. Пусть даже эти стрелы магические и накрывающие по площадям.

Хотя сейчас уже и не до причин, тут и так понятно. Эта атака последняя. Мы и так дали почти семь дней на сбор и подтягивание основных воинских частей. На эвакуацию мирного населения. Теперь блицкрига у них не будет. Во всяком случае, на этом направлении.

"Может стоит дать шанс на жизнь и этим без трех сорока солдатам?"

"Ха! На удивление гуманная мысль для человек двадцать второго века. Видимо окружение влияет на меня сильнее, чем я думал… Нет, просто я конформист".

— Эй, бойцы! Кто за старшего остался?

***

Шесть дней назад.

Ставка командования

В шатре, изредка колыхавшемся на веру, и окруженным тройным кольцом охраны находилось шесть человек. Пять пожилых, убеленных сединами человек в мундирах украшенных эполетами, галунами и нашивками, каждый держал в руках планшет с исписанными бумагами, и один среднего возраста с темными волосами, в простой черной рубашке, штанах и высоких сапогах все того же черного цвета.

— Мой повелитель, — откашлявшись, начал один из "мундиров" — я не думаю, что заслон продержится более двух дней. Нам надо спешить.

— Кто остался там? И обрисуйте кратко их положение, командующий — откликнулся названый повелителем.

— Полковник — маг войсковой разведки Эль АльЛаанкар и с ним три сотни ветеранов первого пограничного легиона. Все добровольцы. Позиция удобная: с юга ограничена обрывом, уходящим в океан, с севера — скалами и болотистым лесом. Единственно удобный проход на тысячи переходов к северу. Странно только, что пограничная крепость пала слишком быстро. Возможно предательство. Если они продержаться указанные три дня мы сможем подтянуть ударные соединения и встретить врага восточнее у поселка…

— Достаточно. Расскажите подробнее о полковнике.

— Секунду, вашество, — откликнулся уже другой "мундир" и начал резво перелистывать бумаги — так, где то тут был его послужной… Ага, вот он! Кхм… Итак, полковник — маг Эль АльЛаанкар, родился… эмм, точная дата неизвестна, был найден жителями поселения Карх, без сознания с полной потерей памяти в 773 году от рождения первого Императора. Посвященный Огня первого круга, закончил обучение у Верховного магистра На АрХарага в 779, после окончания обучения поступил в Высшее офицерское училище имени его Императорского Величества. Направлен во второй пограничный легион в подразделение разведки в 792 — ом, с 793-го о 801-й участвовал во всех ныне известных пограничных конфликтах с коалицией западных королевств. Имеет множество наград, в том числе ордена Пламя Сердца и Длань Защитника. В целом охарактеризован сослуживцами как упорный и смелый боец, холодный и расчетливый командир. Предложил множество новаторских новинок в наступательной и оборонительной тактике. За одну только идею "минных" полей получил премию в размере двадцати окладов. Семьи и официальных детей нет.

— Интересный человек, — отметил спрашивающий, — такой, пожалуй, сможет продержаться необходимое нам время.

***

— Сержант Белоснежка, мастер — полковник — откликнулся один из них, сидящий, прислонившись к дереву седоусый ветеран, стандартная легкая кольчуга которого была пробита в нескольких местах и с рукой на перевязи. — Эмм, виноват. Сержант третьей роты второго полка первого пограничного Катарам.

— Хех, ладно Белоснежка, — зная, как трепетно относятся пограничники к своим прозвищам, я предпочел обратиться к нему именно так, — это будет последний приступ. Мы и так выстояли столько дней лишь чудом… ну и благодаря некоторым хитростям не этого мира — добавил уже про себя.

— Делаем так, сержант! Бери всех оставшихся людей и уводи их отсюда на соединение с основными частями, там ты расскажешь про наш подвиг, он не должен быть забыт. А я устрою тут бада-бум.

— В смысле, командир?

— Я сказал — бада-бум! Что тут не понятного? Для них — апокалипсис сегодня.

— Позвольте нам остаться и принять участие в приеме, если уходить… так всем вместе.

— Приказ ясен?

— Так точно!

— Выполнять! Через двадцать минут вас здесь быть не должно!

Сержант повернулся и принялся раздавать команды уставшим людям, те лишь молча построились, подхватили раненых и, бросив прощальный взгляд на оставшуюся стоять фигуру, все так же молча двинулись в сторону обороняемой территории.

Уже видны шеренги наступающей пехоты. Скоро посыпятся стрелы и снаряды магов-артиллеристов. Пора применить" индейскую хитрость". В этом мире не любят некромантов, но это не помешало мне нахвататься определенных знаний. Так… создать управляющий конструкт, схему псевдо жизни, поведенческую модель. Внедрить в разбросанные тут и там более-менее целые тела. Поднятие. Со стороны, должно быть, выглядело ужасающе, когда тела задергались от внедряемого конструкта, прожигающего каналы управления в окоченевшей плоти, как бывшее ранее неподвижными люди начали подниматься дергаными движениями осваиваясь со своей не жизнью и стали медленно выстраиваться, ковыляя и понемногу приобретая все более человеческие черты в движениях. Ранее противники, а сейчас стоя в одном строю могли привести сведущего человека в состояние когнитивного диссонанса.

— Неплохо, неплохо! Сто двадцать одно тело. Целая рота.

Повинуясь мысленным командам, они разбрелись и разлеглись в самых что ни на есть мертвецких позах, первых поднявшихся на вал ожидал большой сюрприз. Осталось подготовить заключительную часть нашей трагикомедии…

1
{"b":"608765","o":1}