ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Оруженосец
Литературный марафон: как написать книгу за 30 дней
Поцелуй опасного мужчины
Криптвоюматика. Как потерять всех друзей и заставить всех себя ненавидеть
Голос рода
Одиночество в Сети
Сердце ночи
Возвращение в Эдем
Сама себе психолог
A
A

Сто десять килограммов жира президентского тела напряглись, но, окромя внезапно вырвавшегося из глубин Дудо тоненького пука, ничего не произошло.

Дверь стояла намертво.

Глава холдинга приложил ухо к филенке и прислушался.

Из приемной доносились веселые голоса его водителя и секретарей.

– Эй! – Игорь Васильевич постучал ладонью по двери. – Слава!

Шофер не откликнулся, занятый приготовлением кофе себе и трем девушкам.

– Вячеслав! – немного громче позвал Дудо.

Ответом на его призыв был взрыв хохота после удачной шутки зашедшего в приемную второго водителя, обслуживавшего «мерседес» главного редактора.

Дудо несколько приуныл.

Его личный сортир был расположен в предбаннике и отделен от приемной еще двумя дверями с хорошей звукоизоляцией. Поэтому не был удивительным тот факт, что служащие не слышали стуков высокого руководства...

Частое посещение туалета было для Игоря Васильевича необходимо и связано с особенностями его желудочно-кишечного тракта. Вернее, даже не с особенностями, а с напрочь сорванной перестальтикой кишечника, из-за чего позывы к облегчению приходили внезапно и к ним требовалось прислушиваться, дабы не запачкать брюки.

И всё по причине стремления президента холдинга выглядеть спортивно и поджаро.

Дудо, как и большинство россиянцев, был зело ленив, однако хотел иметь атлетическую фигуру, притягивающую женские взгляды на пляже. Посещать тренажерные залы ему было некогда, поэтому он избрал иной путь к совершенству, для начала купив электропояс «Энерджайзер». Трехсотдолларовый эластичный пояс стимулировал брюшные мышцы посредством посыла регулярных электрических импульсов, заставлял их сокращаться и спустя пару месяцев должен был привести к тому, что на месте обвисшего брюха главы «Сам себе издателя» возник бы рельефный плоский живот. Для Игоря Васильевича, похожего со стороны на большую перезревшую грушу, к которой по странной прихоти матушки-природы пришпандорили короткие ножки и ручки, сие было весьма актуально.

Однако «Энерджайзер» сработал немного не так, как обещалось в рекламе.

Внешнее электрическое воздействие на живот Дудо никак не отразилось на объеме пуза, а привело к почти полному отказу кишечника исполнять свои функции. Гладкая мускулатура решила уйти на покой, предоставив свои обязанности неутомимому поясу на батарейках.

Промучавшись двухнедельным запором, Игорь Васильевич бросился к врачам, которые для начала поставили ему ведерную клизму, а затем прописали кучу препаратов, должных в течение года-двух вернуть кишкам прежнюю работоспособность. Не очень приятным побочным эффектом этих лекарств был расслабляющий, причем внезапный и непросчитываемый. Дудо могло прихватить и в кабинете, и в машине, и на деловой встрече. Именно поэтому он предпочитал не выезжать из офиса, а назначать переговоры на своей территории, где путь в сортир был короток и проторен...

Президент холдинга глубоко вздохнул и снова застучал ладонью по коварной двери.

* * *

– Что это за грохот? – шофер главного редактора навострил уши и принял из рук одной из секретарей чашечку свежезаваренного кофе.

– Дудо опять в нужнике застрял, – спокойно объяснил Вячеслав и уселся в мягкое кресло. – Раз в пару недель дверь клинит. Ты, Серега, не обращай внимания...

– Так помочь вроде треба, – неуверенно сказал Серега.

– Пущай посидит еще, – отмахнулся президентский водитель. – В прошлый раз он там сорок минут торчал. Сегодня надо перекрыть это достижение, довести время до часа, не меньше.

– Можно сказать, что Василич идет на рекорд? – предположил Сергей.

– Можно и так, – согласился непочтительный Славик. – Или, что мы выводим новый вид издателя – Дудо очковый, самозапирающийся...

Секретари прыснули.

– Ну вот, – Вячеслав вернулся к истории, которую он рассказывал до прихода шофера главного редактора. – Вызывает меня это толстое чувырло и говорит – «Надо съездить в типографию, забрать плёнки...». Типа, с ними чё-то не то, опять Яна Гурьевна напортачила...

* * *

Дудо опустил крышку унитаза, разместил на ней свой круп пятьдесят восьмого размера, дисгармонировавший с торсом, который был на четыре размера меньше, посмотрел на часы и пригорюнился.

С минуту на минуту начинался обеденный перерыв, когда приемная пустела. И тогда уж точно никто не придет на помощь жертве подлой западной техники.

Игорь Васильевич похлопал себя по карманам в поисках мобильника, посредством которого он мог дозвониться в секретариат и вызвать Славика, но телефона не обнаружил. Купленный экономным Дудо всего за восемьдесят пять долларов дешевый «Panasonic GD35» бесполезным куском пластмассы валялся на столе в кабинете, рядом с покрытым недельной пылью компьютером и стопкой журналов «Sex-show», кои президент холдинга так любил пролистывать в свободное время.

Книгоиздатель подпер жирные оплывающие щеки руками и подумал, как хорошо было бы сейчас развалиться на мягком велюровом диване в комнате отдыха, а не ерзать на выпуклой и жесткой пластмассовой крышке унитаза.

Комнату отдыха Дудо соорудил себе совсем недавно, когда стал президентом холдинга.

До вхождения в сию благозвучную должность он был обычным генеральным директором издательства «Мойка-плюс» и совладельцем единой торговой сети «Книжный червь», распространявшей, в основном, покетбуки с розовыми сердечками на обложках и тома кулинарных рецептов. Дела у подвластных Игорю Васильевичу предприятий шли с каждым годом всё хуже и хуже, пик продаж, когда читатели расхватывали тираж любой новой книги, давно миновал, и издательство Дудо выживало лишь за счет инерции сознания потребителей.

Книготорговец пару раз предпринял слабые попытки поправить положение, взяв пример со своих московских партнеров, ничтоже не сумняшеся выпускавших старые вещи популярных авторов под измененными названиями и рекламирующих их как «новинки», но не преуспел. Наглые питерские читатели, наученные горьким опытом приобретения одной и той же книги под тремя разными наименованиями, сначала смотрели внутрь текста, а затем решали, брать товар или нет. Метод запечатывания книг в прозрачную пленку, должную помешать покупателю сразу обнаружить обман, ожидаемого результата не принес. Покрытые шуршащим целлофаном тома не брали вообще.

Активная рекламная кампания по продвижению на рынок поделок литературных негров, заявленных как новые произведения маститых авторов, якобы сменивших псевдонимы, также провалилась. На этот раз – из-за происков охамевших журналистов. Писарчуки быстро раскусили замысел Дудо и устроили масштабную акцию в прессе, ратуя за права потребителей. Дополнительно в «Мойку-плюс» обратились несколько возмущенных покупателей и выкатили издательству с десяток требований вернуть деньги и оплатить моральный ущерб от приобретения ложно разрекламированного товарца. Когда же Игорь Васильевич отказался удовлетворить поступившие претензии, они трансформировались в судебные иски, грозившие полностью разорить книготорговца.

Поразмыслив над превратностями судьбы, Дудо и его столичные партнеры не придумали ничего лучше, как пойти по проторенному жуликоватыми российскими бизнесменами пути смены формального владельца предприятия. Они наняли малоизвестного литагента Говженкина, подвизавшегося на ниве эротической прозы, назначили его гендиректором «Мойки-плюс», образовали специально под Игоря Васильевича холдинг и посчитали, что одним махом решили все возникшие проблемы.

Но они не учли весьма важного фактора в лице Лысого и его друзей...

Из приемной послышались чьи-то громкие голоса, дверь предбанника распахнулась, и в кабинет Дудо по-хозяйски зашли гендиректор «Питер-Энерго» Андрей Лиходей и сопровождавший его давнишний агент БНД [143] и, по совместительству, мэр Шлиссельбурга и известный жулик Митя Базильман, с которыми у президента холдинга «Сам себе издатель» была назначена важная встреча.

вернуться

143

Bundesnachrichtendienstes – Федеральная разведывательная служба Германии (БНД) как самостоятельное ведомство создана в 1955 году на базе так называемой «организации генерала Гелена». В системе государственных органов ФРГ БНД является подразделением, подчиняющимся ведомству федерального канцлера. По количеству служащих БНД – самое крупное федеральное учреждение Германии. Штатный состав составляет более 7000 человек, из них около 2000 заняты непосредственно сбором разведданных за рубежом. Среди сотрудников представители примерно 70 профессий: военнослужащие, юристы, историки, инженеры и технические специалисты. Штаб-квартира БНД располагается в Пуллахе под Мюнхеном, где трудятся руководство спецслужбы и более 3000 сотрудников центрального аппарата. С мая 1996 года президентом БНД являлся Гайгер Ханс-Йорг. В декабре 1998 года президентом БНД стал Аугуст Ханнинг (August Hanning).

35
{"b":"6088","o":1}