ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гендиректор «Питер-Энерго» и мэр Шлиссельбурга с подозрением посмотрели на президента «Сам себе издателя».

Игорь Васильевич быстро выключил электронный аппарат и изобразил на своем пухлом лице с обвисающими вниз щеками, сильно смахивающем на мордочку перекормленного мопса, деловитое внимание.

– Скоро выборы, – издалека начал Лиходей. – У нас они проходят непросто...

Дудо понимающе кивнул.

– А у вас – хорошие связи в полиграфии, – Базильман поерзал в кресле.

– Что да, то да, – надулся президент холдинга.

Свои книги «Мойка-плюс» и московские партнеры издательства печатали в типографии «Зеленый гегемон», директор которой, высокий и сухощавый бывший комсомольский работник со запоминающейся фамилией Грызун, поставил выпуск левых тиражей на поток. В выходных данных книги проставлялось одно количество экземпляров, а на самом деле печаталось в пять, а то и в десять раз больше. Этим Грызун со товарищи убивали сразу двух зайцев: сокращали налоговые отчисления в бюджет и урезали выплаты авторских вознаграждений. Прибыль, разумеется, делили в узком кругу участников концессии.

В дружественной типографии также можно было печатать пропагандистские предвыборные материалы любого толка и любым тиражом, помогая кандидатам в депутаты скрывать от избирательных комиссий реальные суммы расходов.

– В связи с этим у нас к вам будет небольшая просьбочка, – Лиходей перешел к делу.

Обрадованный перспективой заработать нехилую копеечку Дудо чуть наклонился вперед.

– Вы наверняка знаете, что наш губернатор недоволен работой ЗАКСа. И будет стараться посодействовать на ближайших выборах своим кандидатам. Как он выражается – «не трепачам, а деловым людям», – Андрей Никифорович презрительно скривился.

С нынешним главой городского правительства у него сложились враждебные отношения еще с той поры, когда Лиходей возглавлял Комитет по управлению городским имуществом. Губернатор пару раз крепко наказал вороватого чинушу, вовремя предотвратив передачу тем в собственность знакомым бизнесменам лакомых кусочков городских владений.

Чуть до стрельбы однажды не дошло, ибо Андрей Никифорович взял, разумеется, взятку вперед, а отдавать деньги после невыполнения обещанного не хотел, попытавшись перевести стрелки на главу города. Однако взяткодатели не вняли крикам Лиходея о том, что во всем виноват губернатор, и предупредили начальника КУГИ о негативных последствиях невозврата уплаченной суммы.

Толпа корыстолюбивых и тупых горлопанов в питерской думе была весьма выгодна местному чиновному ворью, которому покровительствовали засевшие в Москве подонки более высокого ранга во главе с Рыжим, но отнюдь не выгодна жителям северной столицы, нормальным бизнесменам, стремящимся развивать производство, и губернатору.

– Использовать административный ресурс – незаконно, – важно сказал Дудо, наслушавшийся истеричных выкриков экс-мэрской вдовушки, при любом удобном случае обвинявшей председателя городского правительства во всех смертных грехах.

– Именно, – выдохнул Митя Базильман. – Вы нас понимаете...

Секретарь внесла поднос с тремя чашками, стаканом воды для Дудо, сахарницей и блюдцем с сушками, сервировала столик и удалилась.

– У нас к вам есть одно, на мой взгляд, выгодное предложение, – Лиходей наметил основное в разговоре. – Мы проплачиваем выпуск агитационных материалов, а вы берете на себя из издание и транспортировку до указанного нами места. Заказ крупный и... как бы так выразиться... не очень обычный, – Андрей Никифорович бросил взгляд на мэра Шлиссельбурга.

Игорь Васильевич облизал губы.

– Мы хотим опередить губера, – Базильман подхватил брошенную ему эстафетную палочку. – Не дать ему возможность напечатать свои листовки.

– А он собирается? – спросил Дудо.

– Конечно! У нас есть совершенно точные сведения, что он готовит массовый выпуск плакатов в поддержку своих кандидатов, – соврал Митя.

– А вы хотите выпустить контр-плакаты? – догадался президент «Сам себе издателя».

– Нет! – Базильман замахал ручонками. – Конечно же, нет! Это было бы слишком просто!

Дудо наморщил лоб и попытался сообразить, что еще можно напечатать. Но, кроме изготовления транспарантов с надписью «Губернатор – сволочь!», в голову президенту холдинга ничего не приходило. И связываться со столь откровенной хамской акцией ему не хотелось.

Лиходей заметил отражавшиеся на лице Игоря Васильевича и раздиравшие его душу желания заработать денег и выйти сухим из воды, и поспешил успокоить хозяина кабинета:

– Вы Митю неправильно поняли. Мы бы хотели через вас заказать материалы типа в поддержку губернаторских кандидатов...

– Это другое дело! – облегченно вздохнул Дудо, но тут же спохватился. – А зачем это вам?

– Так надо, – Андрей Никифорович заговорщицки прищурился. – Это часть плана.

– Ну-у, я не зна-аю, – протянул президент холдинга.

– На нашей стороне играет полномочный представитель президента, – со значением заявил Лиходей.

– А он в курсе? – поинтересовался Игорь Васильевич.

– Разумеется, да, – опять солгал Базильман.

Дудо отхлебнул из стакана и почувствовал срочный позыв к облегчению.

– Я сейчас, – глава «Сам себе издателя» быстро поднялся и засеменил к двери сортира. – Вы пока пейте кофеек. Я быстро...

* * *

– Пиво – величайшее изобретение человечества, – Тулип сдул шапку пены с кружки. – Колесо, правда, тоже... Но колесо с рыбой – это как-то не очень.

– Твоя правда, – Горыныч налил Ортопеду и себе по рюмочке «Сабадаша». – За успешный финал!

Звякнули сошедшиеся над столом бокалы с вином, рюмки с кристально-чистой ливизовской водкой, кружки с «Крушовицей» и высокий стакан с апельсиновым соком, из которого пил Денис.

Окончание мероприятия по «обуванию» Кугельмана и компании на два миллиона долларов было бурным и сопровождалось массой неприятностей для вмешавшихся в сделку сотрудников правоохранительных органов.

Во-первых, пошедший на таран фанерного домика УАЗик впилился не в хлипкое, готовое развалиться от любого сотрясения строение, а в бетонный куб с гранью три с половиной метра, закамуфлированный под халупу российского фазендейро. Ментовский «козлик» развалило практически надвое и водитель чудом остался жив.

Во-вторых, в драку вмешался сотрудник УФСБ. Ему, правда, тоже поначалу досталось, но он не сплоховал и быстро отключил явного лидера Плодожорова, врезав тому рукояткой изъятого у Пугало пистолета по бестолковке. После нейтрализации лидера одного из фронтов битва захлебнулась. Менты еще с минуту вяло помахали руками-ногами-прикладами и сдались майору Оленеву, вызвавшему по мобильному телефону дежурную группу РССН [151]. Спустя полчаса поселок Лосевка был оцеплен, травмированному доской кап-три Петренко оказали первую помощь и приступили к допросу задержанных, взахлеб повествовавших о случившемся и со свойственным именно попавшимся на горячем мусорам сладострастием топивших своих подельников.

В-третьих, захватившим Иуду Пейсикова браткам пришлось прорываться сквозь кордон дорожно-патрульной службы, весьма не вовремя устроившей на близлежащем шоссе проверку подозрительных автомобилей. Три сержанта-гаишника отправились в кювет, снесенные выскочившим из джипа Гугуцэ, подожженные мотоциклы отправились следом, и колонна помчалась дальше, оставив позади себя лишь одного валявшегося на обочине крепко сбитого лейтенанта.

В-четвертых, с мостика летящего по водной глади катера глазастый Рыбаков заметил заросшего и грязного мужика, метавшегося по маленькому островку в центре озера и размахивавшего руками.

– Кто это такой? – осведомился Денис у Циолковского, в последние две недели частенько рассекавшего на «Ястребе» по местным протокам.

– Понятия не имею, – пожал плечами Королев. – Каждый раз, как я мимо проплывал, он вот так же сходил с ума...

Пришлось подойти к острову поближе и принять на борт несчастного туриста, чья резиновая лодка была разодрана в клочья обозленными вторжением человека на свою территорию хорьками. А плавать турист не умел...

вернуться

151

Региональная служба специального назначения УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

37
{"b":"6088","o":1}