ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В процессе лётных испытаний спутника «Зенит-2» нами было запущено 13 спутников, десять из которых были удачными (три не состоялись из-за аварии ракеты-носителя). В процессе их проведения возникло столько нештатных ситуаций, из которых удалось благополучно выйти благодаря усилиям разработчиков, что Заказчик наотрез отказался принимать спутник в эксплуатацию, пока мы не разработаем перечень аварийных ситуаций и способов выхода из них. Собственно, такой документ и без этого требования мы сами решили создавать с начала лётных испытаний. Он был нужен и сотрудникам Филиала № 3 ОКБ-1, которым предстояло заниматься этой работой в дальнейшем уже без нас. Однако, несмотря на то, что документ получился на 256 страницах, предугадать всего, мы не смогли. На каждом последующем пуске возникали новые ситуации, которых в нашем перечне не было.

6.2.1. Назначение Сергеем Павловичем меня председателем комиссии по замечанию к фотоаппаратуре спутника «Зенит-2»

Спутник «Зенит-2» имевший первоначальную комплектацию, в которую входил только один фотоаппарат в сочетании с фототелевизионной камерой. Если мне не изменяет память, то это был спутник под номером пять, запускавшийся летом 1963 г. Когда он вернулся из полёта, то после проявки плёнки выяснилось, что часть кадра была закрыта. Степень закрытия менялась от кадра к кадру. Высказывались разные предположения о причине этого явления, в том числе и воздействие спутника вероятного противника. Для выяснения причин Сергей Павлович и Заказчик создали комиссию, председателем которой Сергей Павлович назначил меня.

Комиссии предстояло работать на заводе-изготовителе фотоаппарата в Красногорске. Когда фотоаппарат с вернувшегося спутника был доставлен с полигона на предприятие для анализа, то первое, что я сделал, опечатал своей печатью тару, в которой он находился, и запретил вскрывать её без моего присутствия. До начала работ по вскрытию фотоаппарата, я предложил в присутствии комиссии провести контрольное фотографирование с территории завода соседнего бугра. Этому воспротивились Главный конструктор фотоаппарата и представитель Заказчика при нём, мотивируя это режимом секретности. Я пригрозил им, что пожалуюсь Сергею Павловичу. С большим трудом программу исследований утрясли.

Как я и думал, после проявки плёнки дефект кадров повторился, как в полете. Только после этого мероприятия я разрешил на белой простыне вскрыть фотоаппарат. Когда же его вскрыли, то обнаружили алюминиевые опилки. На внутренней поверхности его были ясно видны следы от заедания шторки затвора при движении во время экспозиции. Оказывается, фотоаппарат дорабатывали в условиях полигона, а о чистоте не особенно заботились.

Так были развеяны мифы об отслоении теплоизоляции спускаемого аппарата и внешнего воздействия на спутник, усиленно проталкиваемые разработчиками фотоаппарата. Результаты работы комиссии были доложены мною Сергею Павловичу и были им одобрены.

В процессе лётных испытаний Заказчик вдруг потребовал рассмотреть возможность повторного использования спускаемого аппарата вместе со спец аппаратурой. Для этого разработали и ввели специальную систему из твердотопливных двигателей дополнительного гашения скорости при приземлении в помощь парашютной системе, уменьшающую перегрузки при ударе о землю.

Несмотря на положительные результаты испытаний повторно спускаемый аппарат «Зенита-2» при наших работах не использовали, но на спутнике «Союз» систему мягкой посадки, созданную на базе тех разработок, применили.

Лётные испытания «Зенит-2» были завершены в октябре 1963 г. Предстояло разработать, согласовать с Заказчиком и выпустить итоговый отчёт по испытаниям. Этой работой занялись мы с Геннадием Ивановичем Гадалиным. Предстояло обобщить результаты всех работ по производству спутника, подготовке на полигоне, управлению в полёте и полученной специальной информации. Надо было составить выводы и рекомендации. Работы было много, со временем мы не считались.

Результаты работ по спутнику «Зенит-2» были высоко оценены Правительством. За эту работу в 1966 г. была присуждена Ленинская премия. От ОКБ-1 её получили Павел Владимирович Цыбин, Евгений Фёдорович Рязанов и ведущий конструктор по изделию Борис Васильевич Рублёв.

Много с тех пор прошло времени, но значения своего это изделие не потеряло. Давно уже у меня находится памятная медаль за юбилейный 500-й запуск спутника «Зенит-2». Только великая держава с могучей экономикой могла позволить себе такие затраты!

6.3. Работы по спутникам «Электрон»

Этими работами в группе к моменту моего прихода занимался Виктор Стецура совместно с Маргаритой Красавиной. Спутники предназначались для исследования радиационных поясов Земли, о которых в тот период мало что знали. Не знали и об их влиянии на конструкционные материалы и бортовые системы спутников, не говоря уже о влиянии на человека. Эти знания были очень важны для дальнейших работ по освоению приземного космического пространства.

Работы по подбору состава бортового научного оборудования и получения научной информации от него в процессе полёта проводились под руководством НИИЯФ МГУ и его директора академика С. Н. Вернова.

Особенностью проекта было одновременное выведение одной ракетой-носителем двух спутников на разные орбиты. Решалась эта задача за счет отделения первого спутника пороховым двигателем поперёк движения на активном участке полёта 3-й ступени ракеты. Тяга порохового двигателя была около трёх тонн, поэтому в случае заклинивания спутника в пусковом контейнере могло возникнуть недопустимое для стабилизации ракеты возмущение. Эту операцию надо было отработать в наземных условиях.

Отработку проводили в Красноармейске. Пришлось нам с Виктором основательно потрудиться. Первоначально в проекте был выбран материал трущейся пары (сталь по стали) крепления первого спутника в трубе пускового контейнера. В результаты возникали большие усилия при выходе спутника из пускового контейнера. Подобрали оптимальное сочетание материалов, после чего возмущения привели к заданным значениям.

Не меньший сюрприз нас ожидал и после выведения первой пары спутников на орбиту 30 января 1963 года. Тогда мы столкнулись с колоссальной деградацией солнечных батарей спутников в радиационных поясах Земли. Стратегию управления спутниками, разработанную до их запуска, пришлось переделывать на ходу, исходя из темпов деградации солнечных батарей. К запуску очередной пары «Электронов», который состоялся 11 июля 1964 г., доработали солнечные батареи и уменьшили потребление энергии в дежурном режиме. Доработали мы и программу управления в полёте.

Из военных управленцев, тесно работавших с нами над этой проблемой, не могу не вспомнить бывшего тогда майором Сергея Ивановича Торбина. Впоследствии он дослужился до полковника, начальника управления ГУК-оса по спутникам научного назначения.

Пожалуй, кроме, безусловно, больших научных открытий в области фундаментальной науки, которые обеспечили спутники «Электрон», в области практической космонавтики было обнаружено большое влияние поясов радиации Земли на деградацию солнечных батарей. Много пришлось повозиться тогда с исследованием деградации солнечных батарей в радиационных поясах Земли и способах борьбы с ней.

Разработкой и созданием солнечных батарей занималось ВНИИИТ (Главный конструктор Н. С. Лидоренко). Конкретно я работал по этому направлению с Лансманом. По результатам этой работы он предложил мне защитить кандидатскую диссертацию на эту тему в их аспирантуре. Однако, я от этого предложения отказался, не считая себя специалистом по энергетическим системам.

По результатам двух запусков спутников «Электрон» мною совместно с Юрием Михайловичем Лабутиным был написан отчёт, полностью вошедший в собрание работ Сергея Павловича Королева.

Вскоре после запусков спутники «Электрон» были нами подготовлены к выставке, а затем выставлены в павильоне «Космос» ВДНХ. По этому поводу я даже получил Бронзовую медаль ВДНХ.

27
{"b":"608882","o":1}