ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В юбилейном томе «РКК «Энергия» имени С. П. Королёва 1946–1996» нет упоминания моей фамилии (в прочем, как и Виктора Стецуры) в числе разработчиков спутников «Электрон». Впрочем, этому удивляться не приходится. Так, например, в разделе о первом спутнике связи «Молния-1» нет в числе разработчиков упоминания начальника отдела № 29 Е. Ф. Рязанова, в котором спутник разрабатывался, вклад в разработку которого, на всех стадиях создания спутника неоспорим. Удивительной «забывчивостью» обладали составители этого солидного тома, многие из которых тогда работали в отделе 29. А жаль, особенно когда это касается труда людей, ушедших уже из жизни.

6.4. Общественная работа тех лет

Когда я пришёл работать в отдел 29, партийная организация его была общей с партийной организацией группы ведущих конструкторов изделий. Секретарём партийной организации был ведущий конструктор по спутнику «Зенит-2» Борис Васильевич Рублёв. Уже внешний вид этого человека располагал к себе. При знакомстве мы не без взаимного удовольствия отметили, что являемся двойными тёзками.

Пока у меня не было в Калининграде постоянного места жительства, и я жил на два дома, мне давали разовые партийные поручения. Однако, после моего окончательного переселения в Калининград в апреле 1962 г., мне поручили руководство агитколлективом.

Участок для работы с населением располагался напротив нашего инженерного корпуса, через Ярославское шоссе, и состоял в основном из двухэтажных домов барачного типа. Это были коммунальные, многонаселённые квартиры. Сами понимаете, сколько было проблем при общении с жильцами в условиях, когда было непонятно даже, кому принадлежали эти дома. Предстояли выборы (я уж не помню сейчас в какие органы власти), а положение на участке с явкой на выборы было тревожным. Пришлось много поработать в проблемных семьях, некоторым помочь, насколько это было возможно.

Избирательную кампанию мы провели успешно. Я получил даже почётную грамоту за это мероприятие. Положительным моментом для меня от этой работы было то, что в процессе работы с жалобами жильцов я довольно хорошо познакомился с парткомом и профкомом предприятия.

При очередных перевыборах партбюро меня избрали секретарём объединенной (состоящей из подразделения ведущих конструкторов и отдела № 29) партийной организации.

Константин Давыдович Бушуев состоял на учёте в нашей партийной организации. На этой почве произошло моё первое знакомство с ним. До этого я знал, что он является заместителем Сергея Павловича, но видел его только проходящим по нашему коридору. Поскольку Сергей Павлович приезжал именно к нему, мне казалось, что он более высокий заместитель Главного конструктора, чем Павел Владимирович Цыбин, хотя должности были у них одинаковые.

Конечно, наше первое знакомство было поверхностным, он расспросил меня, как я тут появился, нравится ли мне работа, какая у меня семья и где я живу. Никаких деловых вопросов мы не обсуждали. Да и что мы могли обсуждать? Партийная организация была не службы, а отдела, причём отдела, который ему непосредственно не подчинялся.

Чем только не приходилось заниматься тогда в должности секретаря партбюро кроме производственной и политической работы, начиная от организации сдачи донорской крови и организации поездки коллектива отдела на сельхоз работы и кончая организацией ночной охраны яблоневого сада на территории предприятия от разграбления рабочими ночной смены. Яблоки с этого сада традиционно сдавались в детские сады.

Вспоминаю один курьёзный случай тех лет. В 1964 году в группу ведущих конструкторов, на должность заместителя ведущего конструктора, пришёл симпатичный молодой человек. Это был Юрий Павлович Семёнов. Вскоре после этого меня вызвал к себе секретарь парткома предприятия Анатолий Петрович Тишкин. После непродолжительного разговора на различные темы он вдруг задал мне вопрос: «Кто у тебя в парторганизации Юрий Павлович Семёнов?». Я ему ответил, что это заместитель ведущего конструктора у А. Ф. Тополя. На мой вопрос, почему это его интересует, он мне сказал, что был приём в Кремле по случаю возвращения космонавтов. На этом приёме Ю. П. Семёнов был с женой, хотя пригласительного билета ему не давали. Вообще с женой на приёме в Кремле бывает только Сергеё Павлович. Я ему ответил: «Вот ты у него об этом и спроси». Прошло несколько дней. Пришлось мне снова оказаться у Анатолия Петровича. Как бы, между прочим, он мне сказал: «Так знаешь, кто твой Семёнов? Он зять Андрея Павловича Кириленко – секретаря ЦК КПСС. Так, что имей это в виду». Я ему на это ответил, что я слишком далеко нахожусь от такого уровня

6.5 Смутное время

Появились слухи, что намечается большая реорганизация в проектных подразделениях КБ, в результате которой неизвестно кто где окажется.

Надо сказать, что основания для этого были. В 1963 г. в кулуарах КБ появился слух о возможном выделении из ОКБ-1 в самостоятельное предприятие второй территории во главе с К. Д. Бушуевым для разработки чисто космической тематики. Я никогда не расспрашивал Константина Давыдовича впоследствии об этом, хотя со мной он был вполне откровенен. Мне казался этот вопрос слишком деликатным.

Константин Давыдович был очень осторожным человеком, и, безусловно, зная отношение Сергея Павловича к этому вопросу, вряд ли стал бы в этом направлении предпринимать какие-то практические шаги. Авторитет Сергея Павловича был огромен.

Я думаю, что кто-то боялся усиления влияния Константина Давыдовича на Сергея Павловича, и усиленно распространял этот слух. Основания для этого, на мой взгляд, были у Б. Е. Чертока.

После создания межконтинентальной баллистической ракеты Р-7 Сергей Павлович большое внимание уделял разработке на её базе космической тематики. Эта работа была у всех на виду, а поручена она Сергеем Павловичем была Бушуеву. Не зря космонавты после полета, посетив Сергея Павловича, всегда приходили к Бушуеву.

Во многом вере в правдоподобность слухов об отделении способствовало также то обстоятельство, что космическая часть ОКБ-1 оказалась практически полностью сосредоточенной на «второй» территории. От основной территории ОКБ-1 она была отделена Ярославской железной дорогой. Моста тогда через железную дорогу не было ни на Ярославском шоссе, ни на территории предприятия. Это очень затрудняло общение персонала предприятия в работе, не говоря уже о перемещении секретной документации, перевезти которую с территории на территорию можно было только автотранспортом. На переезде Ярославского шоссе стояли километровые очереди. Даже введение закрытого специального автобуса для сообщения между территориями предприятия мало помогало улучшить ситуацию. Для рассмотрения документации в подразделениях К. Д. Бушуева Сергею Павловичу приходилось самому часто приезжать к нему.

Способствовало также этим слухам и принятое Сергей Павловичем в 1963 г. решение о передаче из-под Константина Давыдовича проектных работ по пилотируемому лунному комплексу «Союз» другому своему заместителю Сергею Сергеевичу Крюкову, располагавшемуся со своими подразделениями на первой территории в 65-м корпусе, этажом выше кабинета Сергея Павловича. Однако, на мой взгляд, решение это было вызвано совершенно другими обстоятельствами. Во-первых, «Союз» был многопусковым комплексом, в котором ракетные вопросы и вопросы создания корабельных двигательных блоков с перекачкой топлива на орбите превалировали. А именно этими вопросами занимался С. С. Крюков. Во-вторых, Константин Давыдович в то время был объективно слишком занят текущими работами, проводимыми по трехместному кораблю «Восход» и кораблю «Восход-2» для первого выхода космонавта в открытый космос, и не мог уделять должного внимания проекту «Союз».

Программе «Союз» Сергей Павлович уделял большое внимание. Он всё ещё надеялся решить задачу облёта Луны человеком раньше американцев с помощью многопусковой схемы на базе ракеты Р-7А со сборкой лунного комплекса на орбите Земли. Для этих целей в 9-ом отделе М. К. Тихонравова проектировались модули, из которых должен был на орбите ИСЗ собираться лунный комплекс «Союз»: 7К – пилотируемый двухместный корабль для облёта Луны, 9К – энергетический блок и 11К – танкер-заправщик. С целью консолидации разработок этого комплекса воедино собираются все проектные силы, ранее занимавшиеся этими разработками. Так в отделе 17, руководимом Святославом Сергеевичем Лавровым, все баллистики как ракетные, так и космические. В проектном отделе Якова Петровича Коляко все проектанты этих разработок из отдела 9 и 11.

28
{"b":"608882","o":1}