ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Разумный «старший» лидер, завидев такие качества среди своих соратников, старается или дать им самостоятельную работу над определённым проектом в недрах своего коллектива, не мешая им самостоятельно работать, или предлагает им возглавить самостоятельный коллектив, если это позволяет расширить общий объём работ.

Неразумный руководитель (я не осмелюсь назвать его лидером) начинает устраивать склоки среди соратников для сохранения своего лидерства. Заканчиваются эти склоки, как правило, потерей здоровья из-за нервотрёпки и разочарованием у ближайших соратников. Некоторые из них предпочитают перейти в другой коллектив.

Сергей Павлович принадлежал к первой категории лидеров. Достаточно вспомнить имена таких конструкторов ракетно-космической техники как М. К. Янгель, В. П. Макеев, Д. И. Козлов, М. Ф. Решетнёв, бывших сотрудников ОКБ-1 и соратников Сергея Павловича, возглавивших свои коллективы не без его помощи.

Смерть Сергея Павловича была неожиданна. Сразу образовался вакуум в руководстве лунной программой, как в ОКБ-1, так и в отрасли в целом. К сожалению, достаточно полноценной замены он себе не оставил.

Безусловно, был у него первый заместитель Василий Павлович Мишин, однако полным объёмом знаний, необходимых Главному конструктору ракетно-космической системы он не обладал. Василий Павлович был чистым ракетчиком, слабо представлявшим вопросы разработки космических кораблей и аппаратов.

У Сергея Павловича был ещё один заместитель – Константин Давыдович Бушуев, который, на мой сегодняшний взгляд, был более подготовлен к роли Главного конструктора по уровню своих знаний. В прошлом он возглавлял у Сергея Павловича проектный отдел по разработке ракет. Поэтому он знал, как космические, так и ракетные вопросы.

Сергей Павлович на себе замыкал все вопросы по ракетно-космическому комплексу, возможно специально не создавая себе комплексного заместителя. Сейчас об этом можно только гадать.

В начале семидесятых годов в личной, доверительной беседе с Константином Давыдовичем я коснулся этой темы. Ответ его был примерно таков. После смерти Королева, Василий Павлович автоматически был назначен исполняющим обязанности Главного конструктора, так как был его первым заместителем. Однако, перед утверждением его Главным конструктором, Василия Павловича попросили согласовать этот вопрос с остальными заместителями Сергея Павловича. И такое совещание состоялось. Василий Павлович пообещал организовать дружную совместную работу, не ущемляя интересы каждого. Согласие было достигнуто. Однако, по мнению К. Д. Бушуева, дружной работы не получилось.

Сергей Павлович, создав для военной цели межконтинентальную баллистическую ракету Р7, в период, когда денег на ее создание не жалели, сумел на базе ее модернизации и разработки многообразия космических кораблей и аппаратов решить множество задач, прославивших советскую космонавтику.

Осуществить «впервые в Мире» – было лозунгом его устремления в этих делах. Он первым запустил искусственный спутник Земли, первым запустил Человека в космос и первым позволил ему выйти в открытое космическое пространство, первым запустил женщину-космонавта, первым осуществил полет автоматических аппаратов к Луне, сфотографировавших ее обратную сторону.

Но возможности ракеты Р7 были исчерпаны. Попытка Сергея Павловича решить проблему облета Луны человеком с помощью многопусковой схемы экспедиции на ракете Р7 не увенчалась успехом. Она была сложна и многодельная, а с точки зрения посадки Человека на Луну – тупиковая. По этой причине в 1964 году тема была закрыта.

Появились новые масштабные задачи, которые к этому времени развернули конкуренты, требовавшие создания нового мощного носителя. Прежде всего, это задача «первыми в Мире» осуществления посадки на Луну человека, решение которой было объявлено Президентом Соединенных Штатов Америки национальной задачей.

Выигранная Сергеем Павловичем длительная позиционная «война» с В. Н. Челомеем за право создания тяжелого носителя, завершилась фактически только в 1964 году с отставанием от создания американской ракеты «Сатурн» в пять лет.

Ракета Н-1, завязанная Сергеем Павловичем под другие цели, не обеспечивала нужной грузоподъемности, чтобы разработать проект Лунной экспедиции, способной конкурировать с американским проектом «Аполлон». Экономические возможности СССР для выполнения столь масштабного проекта были несоизмеримы с экономическими возможностями США. Задача «обогнать США» в этом проекте, которая ставилась перед Сергеем Павловичем, была задачей невыполнимой.

Останься Сергей Павлович жить, то в попытке решить эту невыполнимую задачу он постепенно нивелировал бы все свои предыдущие заслуги.

У меня порой возникает мысль, когда вспоминаю события тех лет, что Сергей Павлович, как бы предчувствуя свою скорую смерть, старался достичь максимального результата от использования ракеты Р7. Из жизни он ушёл на пике славы, открытый всему миру лишь после смерти.

В 1969 г. я, по случаю, оказался в г. Самарканде. При осмотре мавзолея Тимура, на окладе двери из чёрного дерева на входе в мавзолей, я прочитал: «Истинно счастлив тот, кто покинул сей Мир раньше, чем Мир покинул его». Над этими мудрыми словами стоило задуматься. Они не раз приходили мне в голову в разных жизненных ситуациях.

Глава 7. Работа в ЦКБЭМ при Главном конструкторе В. П. Мишине

Наследство Василию Павловичу досталось не из лёгких. Просто в это время стали проявляться две больших проблемы в разработке программы Н1 Л3: отставание по срокам и страшные весовые дефициты ракетно-космического комплекса.

Со сроками понятно – мы гонку за Луну по нормальной схеме начали позже американцев. Три – четыре года были упущены на разработку пилотируемого облёта Луны с использованием трёх пусков ракеты-носителя «Восток» и сборки на орбите искусственного спутника Земли выводимых ею кораблей 7К, 9К и 11К. Начатый в 1960 г. проект был закрыт в 1964 г. ввиду его много дельности и не перспективности по сравнению с американским проектом «Аполлон». Когда же в августе 1964 г. было окончательно решено разрабатывать лунную пилотируемую экспедицию с посадкой на Луну человека на базе создаваемого тяжёлого носителя Н-1, то время было уже упущено, а ракета Н-1, ранее разрабатываемая под другие задачи, завязана.

Весовые дефициты на совести тех, кто неправильно оценил потребные веса на лунный космический комплекс Л3. Этими вопросами руководил тогда Сергей Сергеевич Крюков, находившийся в прямом подчинении у Василия Павловича Мишина. Не последнюю скрипку в этом играл Виталий Константинович Безвербый, подчинявшийся С. С. Крюкову, и Владимир Петрович Зайцев, работавший у В. К. Безвербого после перевода его в 1963 году из отдела 9 специально под эти задачи.

Чтобы как-то проиллюстрировать тяжесть весовых проблем ЛЗ, достаточно вспомнить изменение характеристик носителя Н-1 по мере разработки проекта Н1-ЛЗ. В начале разработки лунного проекта носитель весил 2200 тонн и мог вывести на опорную орбиту ИСЗ полезный груз 75 тонн. На момент остановки программы в 1974 г. носитель весил 2800 тонн и мог вывести полезный груз 97,5 тонн. При этом были изменены баллистические параметры активного участка выведения носителя: переход на наклонение 52 градуса, снижена высота опорной орбиты выведения с 300 до 200 километров. Подверглись изменению и проектно-конструкторские характеристики носителя: так на первой ступени дополнительно установили шесть двигателей, увеличили объёмы баков и заправку компонентами топлива, ввели переохлаждение кислорода, несколько форсировали двигатели первой и второй ступени.

Всё это неизбежно приводило к переделке документации, переделке конструкции и дополнительным испытаниям, что не могло не отразиться на сроках отработки носителя.

Не меньше хлопот было и по облегчению полезной нагрузки носителя Н-1 – лунного комплекса ЛЗ. Был объявлен конкурс по экономии весов. Ряд предложений по этому поводу дал и я. Так, например, двигатели стабилизации и ориентации ЛК были отклонены вниз, что позволило несколько уменьшить затраты топлива Блока Е на участке посадки и взлёта ЛК. Конкурсы по экономии весов были объявлены и у всех смежников. Премии за экономию веса были объявлены значительные.

34
{"b":"608882","o":1}