ЛитМир - Электронная Библиотека

— Дятел, это подарок. — сказал Гек.

— Не-е-е… Так не пойдёт. Не хочу ни на кого работать.

— Да кто тебя просит работать?!

— Сегодня завербуешь, завтра велишь работать. — сказал Никита.

— Никита, у тебя с головой всё в порядке? Ты на меня уже два часа работаешь. Нашёл мне информацию по делу об убийстве. Зачем ты это сделал?

— Это по доброй воле!

— А я не могу по доброй воле?

Никита озадаченно почесал в затылке и глянул на экран.

— Ответила, — сказал он.

На экране появилось слово: «кыш».

— И это всё? На такое длинное письмо такой короткий ответ? Хамка твоя Нюка, — сказал Гек.

— Почему ты так решил? — серьёзно ответил Никита.

— Человек страдает…

— Если тебя дама отшила, ты бы стал писать ей такие письма?

— Ну, в общем, нет конечно.

— А шпионить за её двором?

— Нет.

— И я нет. Так ты представляешь, как он её задолбал?

Гек махнул рукой.

— Ладно, чао до завтра. Мне пора к Нюке, выясню кто он такой.

— Погоди, я тебя провожу. Хрен она тебя пустит если ты представишься своей прокуратурой.

— Как это не пустит?

— А так. Не откроет дверь и всё. Потребует ордер. А будешь ломиться — позвонит 02 и скажет что дверь ломают воры.

В руках Никиты появилась телефонная трубка, он набрал несколько цифр.

— Нюка? Это Ник. Ага-ага. Нормально. Слушай, я к тебе сейчас заскочу… Да, срочно. Тут про тебя одна штука выяснилась… Не, пустяк… Следят за тобой… Алё!!! Да нет… Да не ори… Нет! Да погоди… Да нет, тебе говорят! Я говорю: всё нормально. Я говорю! Всё! Нормально! Ясно? Да. Приду расскажу. Да, прямо сейчас. С одним человеком. Ты его не знаешь. Ему с тобой прокоммутироваться надо по одному вопросу. Ну какая тебе разница, говорю — ты его не знаешь… Ну, допустим, Хачапуров из прокур… Из прокуренной кухни. Как же трудно с вами, параноиками! Жди.

В дверь вошла Арина, в руке у неё была кепка и тёмные очки, которые Гек оставил на кухонном столе. Арина увидела Гека и остановилась, открыв рот. Гек представил как он сейчас выглядит с подбитым глазом и перебинтованной головой…

— Ариш, это мой друг. — сказал Никита.

— Друг? — переспросила Арина. — Следователь Хачапуров?

— Конспирация, — улыбнулся Гек. — Лучше звать Витей.

* * *

У двери квартиры 28 Гек конечно сегодня был. Дверь была обита серым пошарпанным дерматином. Посередине изгибалась надпись, стилизованные готические буквы были аккуратно выписаны зелёной масляной краской: «НАХОТСЮДА!» Звонок отзывался внутри россыпью колокольчиков, но днём за дверью было безлюдно. А сейчас там орала музыка. Яростный барабанный проигрыш. Ну очень мощные колонки. Гек посмотрел на часы — половина одиннадцатого вечера.

— Кепку и очки я бы снял. — сказал Никита, нажимая кнопку. — Напугаешь девочку.

— А с перебинтованной головой и подбитым глазом? Не напугаю до заикания? — поинтересовался Гек, но кепку и очки снял.

— До заикания? Маловероятно… — Никита позвонил снова.

Барабаны смолкли. Дверь распахнулась и на пороге возникла хозяйка.

— Ну — ну — при — и — вет. — сказала она Никите.

— Вот, напугал до заикания… — пробормотал Гек.

Нюка тотчас обратила на него внимание и быстро пробежалась взглядом.

— За-а-с-детства — за-аикаюсь. — сказала она. — При — и — выкнешь.

Из-под огненно-рыжей копны волос внимательно глядели большие, удивительно круглые глаза. Под глазами были большие мешки, но не такие, как бывают от недосыпания — мешки смотрелись естественно, по-видимому жили на этом лице с рождения. Само лицо было овальное с чуть заострённым подбородком и неестественно гладкой кожей, словно бархатное. Такая кожа бывает у детей, но редко у 25-летних. Косметика на этом лице, похоже никогда не появлялась. На Нюке была пушистая зелёная маечка с рукавами. Маечка обтягивала худые плечи и довольно большую грудь. На поясе висел здоровенный мобильник. Ноги были обтянуты шикарными штанами из натуральной чёрной кожи, которые сужались книзу и пропадали в громадных меховых тапочках-слониках.

— Ты — и — кто? — сказала Нюка нараспев.

— Виктор. — сказал Гек.

Нюка махнула рукой, пропуская гостей в прихожую, и тут же заговорила, объясняя где взять тапочки и одновременно рассказывая про какую-то репетицию. Голос у Нюки был нежный, с придыханием. Слова будто лились в пространство сквозь харизматично изогнутые пухлые губы. Некоторые звуки неожиданно растягивались в долгие ноты, другие, наоборот, укорачивались — будто рывками проворачивался виниловый диск старых французских песен. Некоторые слоги Нюка повторяла несколько раз — как бы между делом примеряя другие гласные чтобы в итоге выбрать правильную. Через минуту Гек действительно перестал замечать её заикание, речь звучала плавно и мелодично, был в ней свой неуловимый ритм, и всё вместе это напоминало Геку рейв-микс, хорошо сработанный профессиональным диджеем в тех клубах, куда Геку не раз приходилось сопровождать директорского сына.

Нюка провела гостей на кухню. Гек огляделся. Стены были выкрашены разноцветными красками — одна светло-синяя, другая светло-красная, но зато потолок был абсолютно чёрным. На кухне был небольшой беспорядок, в мойке громоздилась немытая посуда, на столе валялась половинка лимона и стояла пятилитровая банка, в которой плавал чайный гриб.

Никита привычно уселся за стол, Гек сел рядом, а Нюка уселась напротив, сложив ладони между коленями и качаясь на табуретке.

— Нуууу. — сказала она, вытягивая губы трубочкой, — Так — кто — там — за — мной — следит?

Никита заложил ногу на ногу.

— Видишь ли… Как нам показалось… — осторожно начал Никита, — Существует человек, который следит за нашим двором с помощью моей камеры.

— Сычко — что-ли? — перебила Нюка.

— Некто Mikel.

— Мишка — Сычко. — кивнула Нюка, — Я — в — курсе — что — он — меня — пасёт. Он — меня — уже — просто — закоммутал. Ник, — а — ты — можешь — его — как-нибудь — отключить — от — своей — камеры?

Гек достал блокнот и записал «Михаил Сычко».

— Уже. — бросил Никита, — Больше он ко мне на сайт не залезет, IP отключён.

— Он — и — с — работы — и — из — дома — в — интернет — коммутится!

— Из дома пусть. Следил он с работы, робота настроил.

— Вот — скотина, — с чувством произнесла Нюка. — Робота. А — я — то — думаю — неужели — он — сам — дни — и — ночи — меня — пасёт? Когда — ж — он — спит? Ладно. А — что — серые — покемоны?

— Чего-о-о? — удивился Никита.

— Ты — сказал — что — за — мной — следят — серые — покемоны? — Нюка снова вытянула губы трубочкой.

— Я ничего не говорил про серых покемонов!

— Или — я — так — поняла? — Нюка запустила пятерню в копну рыжих волос и задумчиво почесалась, — Значит — серые — покемоны — за — мной — не — следят?

— Ну разве что вот этот, — Никита усмехнулся и кивнул на Гека.

— Это — разве — серый? — Нюка уставилась на Гека и поморгала круглыми глазищами, — Нормальный — покемон. Свой.

— Поздравляю. — сказал Никита и встал, — У тебя завёлся свой серый покемон. Ну я пошёл.

— Этого, — Нюка кивнула не Гека, — ты — не — забирай! Оставь — пока. Мы — с — ним — покоммутируемся, — интересный — покемон.

— Это точно, интересный. — кивнул Никита и вышел в прихожую.

А Нюка уставилась на Гека немигающим взглядом. Глаза у неё были зеленоватые с мелкими бурыми крапинками, а зрачки большие.

— Ты — правда — серый — покемон?

— Кто? — спросил Гек.

— Мент. Правда?

— Следователь, — поправил Гек.

— Я — тебя — не — боюсь. — сказала Нюка, — Врёшь — ты.

Гек раскрыл удостоверение.

— Скоммутачил — где-то. Ты — Виктор. А — тут — Григорий — Хачапуров. — сказала Нюка и заорала в сторону прихожей, — Ник!!! Он — правда — серый — покемон?

— Ну типа того, — донеслось из прихожей, — Но ты его не бойся и не стесняйся, он правильный человек.

— А — как — его — звать? Виктор — или — Григорий?

— Гек, — донеслось из прихожей и хлопнула дверь.

11
{"b":"609","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Все наши ложные «сегодня»
Главный бой. Рейд разведчиков-мотоциклистов
Ответ перед высшим судом
Создавая инновации. Креативные методы от Netflix, Amazon и Google
Тень иракского снайпера
Мустанкеры
Кофейня на берегу океана
Дневник принцессы Леи. Автобиография Кэрри Фишер