1
2
3
...
12
13
14
...
37

— С чего ты взяла что я хотел хвастаться?

— Так — хмыкают — когда — гордость — распирает — и — хочется — похвастаться. Стоп! Прапорщики — не — ведут — следствие!

— Я особого полка прапорщик. Был. Уволился. А распутываю это дело просто по просьбе бывшего командира.

— Много — денег — дадут?

— Про деньги как-то разговора вообще не было… — пожал плечами Гек. — Так просто попросили.

— Странный — ты. — сказала Нюка и положила трубку. — Опять — никого. Он — может — не — дома — ночевать. Коммутается — по — гостям.

— Слушай, мне пора. — спохватился Гек. — Начало первого ночи.

— Спешишь? — удивилась Нюка.

— Нет в общем…

— Тогда — сиди. Налей — компотику. Что — мы — говорили? Что — ты — прапорщик. И — не — изображаешь — что — ты — Гагарин. А — некоторые — вещи — изображают. Ручка. — Нюка кивнула на дверь кухни.

На двери была ручка — круглый шар из чёрного пластика.

— Ручка как ручка.

— Сейчас — как — ручка. Раньше — был — пластиковый — набалдашник — с — листьями.

— Не понимаю. — покачал головой Гек. — Ну и что?

— Смотри. — Нюка вытянула руки по столу и положила на них подбородок. — Вначале — были — листья…

Геку вдруг страшно захотелось дотронуться до этих рук. Он положил свою ладонь на нюкин локоть. Её кожа отзывалась на прикосновение удивительно мягко. Так наполовину сдувшийся воздушный шарик начинает плавиться в руке от прикосновений, сохраняя объём, но подтягиваясь.

— Листья — росли — на — деревьях, — продолжала Нюка, — лишнего — не — изображали. Росли. Потом — люди — сделали — деревянную — ручку. Вырезали — на — ней — листья. Как — будто — ручка — в — листьях. Понимаешь? Враньё.

— Это ж для красоты.

— Нет. Ручка — деревянная. Красота — когда — всё — естественно — и — на — своих — местах. Слушай — дальше. Люди — стали — делать — ручки — из — меди. Чтобы — были — похожи — на — старые — деревянные. Тоже — с — листьями. Это — уже — двойное — враньё. Я — не — слишком — тебя — гружу?

— Что? — спросил Гек.

— Я — могу — телеги — такие — рассказывать — часами. Ты — сразу — говори — когда — надоест. Я — не — обижусь. Потом — люди — сделали — ручку — из — пластмассы. Чтобы — была — похожа — на — медную. Которая — похожа — на — деревянную. Которая — похожа — на — листья. Тройное — враньё. Понимаешь? Поэтому — я — посбивала — все — коммутушки — под — потолком, поснимала — все — ручки — и — повесила — всё — простое — и — честное.

— Стало красивее?

— Безусловно. Надо — быть — самим — собой. Вещей — это — тоже — касается.

— Странная теория. — сказал Гек.

— Сколько — ты — знаешь — форм — секса? — спросила Нюка.

— Ну… Не знаю… — опешил Гек.

— Ну — примерно?

— Ну… — Гек задумался, — Наверно шесть… Нет, восемь… Погоди, форм? В каком смысле форм?

— Форм — всего — две. — сказала Нюка, — Секс — телесный — и — секс — церебральный. Церебральный — когда — взрослые — дядька — с — тётькой — сидят — на — кухне — и — болтают — вместо — того, — чтобы — пойти — в — комнату — и — заняться — естественным. — Нюка встала и потянулась, — Я — прав — или — не — прав, — товарищ — следователь? В — любом — случае — я — пошёл — в — ванную…

* * *

Гек проснулся от звонка в дверь. Затем проснулась Нюка.

— Какая — сволочь — прикоммуталась — в — семь — утра? — хмуро сказала она, завернулась в простыню и пошла открывать.

Гек энергично натянул джинсы и рубашку и выглянул в прихожую. В дверях стоял Никита, он держал в руке бумажную распечатку.

— Вот его домашний адрес, вот адрес его работы. — сказал Никита, шагнул в прихожую и протянул распечатку Геку.

— Во, спасибо! — обрадовался Гек. — Как ты это раскопал?

— Раскопал. — кивнул Никита. — Сам разберёшься на его компьютере или с тобой съездить?

— Это было бы очень кстати. — сказал Гек.

Пока они разговаривали, из комнаты вышла одетая Нюка, яростно обмахивая расчёской рыжую гриву.

— Чай — будете? — спросила она и не дожидаясь ответа прошлёпала босиком на кухню.

Никита посмотрел на часы.

— Их контора начинает работать в девять, приехать лучше в половине девятого, так что у нас ещё полчаса. Кстати если у тебя есть полномочия, можно обойтись и без Микеля. Потребовать его компьютер.

— Полномочия есть любые. — кивнул Гек.

— Опс. — донеслось из кухни, — Здравствуйте — покемоны!

— Что такое? Казаревичи приехали? — насторожился Гек и заглянул в кухню. Нюка стояла у окна.

— Познакомьтесь. — он ткнула пальцем в стекло, — Михаил — Сычко — пересекает — двор. Нет, — не — подходите — к — окну, — испугается. Ждите — в — коридоре, — он — сейчас — придёт.

— И часто он так без приглашения, с утра пораньше? — удивился Никита.

— Закоммутал. — вздохнула Нюка. — Слушайте, — а — можно — без — меня? Тяжело. Беседуйте — с — ним — на — лестнице.

— Точно. Пошли. — Гек накинул плащ и открыл дверь. — Пока, Нюка!

— Пока — пока! — помахала рукой Нюка. — Скоммутируемся!

Никита вызвал лифт чтобы не разминуться, и они с Никитой стали спускаться по лестнице. Гек на ходу надел кепку и очки. Внизу хлопнула дверь.

Гек так себе и представлял Мишку Сычко — молодой человек с лохматой головой и беспокойным взглядом из-под очков. Классический неврастеник. Гек представился, показал удостоверение и объяснил ситуацию. Сычко был растерян. Про убийство во дворе он не слышал. Ему было стыдно что кто-то узнал про следящего робота, особенно после того, как Никита объяснил, что именно он — владелец той самой видеокамеры. За последние дни Сычко не проверял, как он выразился «мониторинг двора». Картинки должны были храниться. Сычко не возражал, что его завернули с полдороги, посадили в машину и повезли на работу. Можно было только догадываться о чём он хотел говорить с Нюкой, но, казалось, он был даже рад, что разговору не дали состояться.

Работал Сычко в отделе техподдержки фирмы, торгующей финскими стройматериалами. Его задачей было следить чтобы все компьютеры, объединённые в сеть на обоих этажах здания работали исправно. Он провёл Никиту и Гека в свой кабинет, который больше напоминал мастерскую. Спросил примерное время убийства, сел за свой компьютер и порылся в архивах. Нужных картинок оказалось пять. Сычко отправил их на печать в двух экземплярах, сходил на нижний этаж к принтеру и вернулся с распечатками.

На первой картинке во двор заворачивала машина. Виден был только её нос, это была «Ауди-100» — кремово-белая, с тонированными стёклами. На второй и третьей картинке машина стояла во дворе неподвижно. Какой разговор шёл за чёрными стёклами больше 30 секунд — можно было только догадываться. На третьей картинке задняя дверь машины была открыта и из неё выходил Спартак Иванович, неловко согнувшись. На четвёртой картинке было приоткрыто стекло передней двери и оттуда высовывалась рука с пистолетом. Старик лежал возле машины. На пятой картинке машины уже не было, труп старика лежал посреди двора.

Никита, оттеснив Сычко, возился с его компьютером, изучая робота. Сычко не возражал, напротив, смотрел с любопытством и давал пояснения. Гек листал картинки и думал. Картинки не дали ничего.

— Ну чего? — спросил наконец Никита, повернувшись к Геку.

— Да ничего. Пусто. — ответил Гек. — Пошли отсюда. Ни номера автомашины, ни фотографии убийц…

— Жаль. — сказал Никита и поднялся.

Гек пожал руку Сычко и поблагодарил за помощь следствию. Сычко вздохнул и криво усмехнулся.

Гек и Никита вышли на улицу.

— Ну что? — спросил Гек, открывая дверцу машины, — Поехали на Лубянку?

— Это ещё зачем? — насторожился Никита.

— Пропуск тебе сделаем. — сказал Гек.

— Ага. Дело хорошее. — кивнул Никита. — Я уже фотокарточку захватил.

— Ишь ты… — усмехнулся Гек.

Вдруг дверь офиса распахнулась и оттуда вылетел Сычко.

— Стой, Хачапуров! — кричал он, — Стой! А под увеличением и с 30-процентным осветлением смотрел?

— Чего? — удивился Гек и высунулся из окна машины.

13
{"b":"609","o":1}