ЛитМир - Электронная Библиотека

— Под увеличением и с 30-процентным осветлением. Третий кадр. Там лицо. — затараторил Сычко, тяжело дыша. Глаза его радостно горели.

Пока Гек опустил глаза на пачку снимков и снова начал разглядывать картинку где старик вылезал из автомобиля, Никита уже понял в чём дело и выскочил из машины. Они с Сычко скрылись в двери офиса. Гек ещё раз внимательно посмотрел на картинку, но ничего не увидел. Он вышел из машины и тоже поднялся в кабинет Сычко.

Сычко и Никита таращились в экран.

— Попробуй контраста добавить процентов на десять. — говорил Никита.

Сычко стучал по клавишам.

— Так хуже. — отвечал Сычко.

— О'кей, давай как раньше.

Картинка была развёрнута во весь экран, она как мозаика состояла из мелких квадратиков. Это был кусок изображения с распахнутой дверцей, он был неестественно засвечен.

— Хорошая у тебя камера. — сказал Сычко.

— Угу. — кивнул Никита, — Знакомый подарил на День рождения, сам бы я такую не купил — дорогая штука. Оптика осветлённая лазером и всё такое. Это в интернет идёт качество поганое, а вообще она знаешь какую картинку даёт? Почти как кинолента широкоформатная.

— Ух ты. Не боишься что сопрут за окном-то? — удивился Сычко.

— Пусть попробуют. — ухмыльнулся Никита. — У меня там сигнализация…

— А что за сигнализация?

— А вот попробуй — узнаешь. Чуть-чуть ещё яркости добавь. Что у тебя за редактор? Интерполяцию можешь сделать?

Гек пригляделся к изображению. В глубине салона, за куском спины старика, виднелось тусклое лицо. Картинка исчезла, вместо неё появились какие-то диаграммы.

— Интерполяция… — бормотал Сычко, ловко двигая мышкой.

Наконец картинка появилась снова, но теперь на ней не было квадратиков. И лицо было довольно чётким.

— Дай крупно. — скомандовал Никита.

— Сейчас крупняк выведу. — одновременно с ним произнёс Сычко.

На экране появилось лицо крупным планом. У него были до безобразия мутные размазанные контуры и оно было покрыто совершенно немыслимыми цветовыми пятнами. Но всё-таки это было лицо. Оно было полным и казалось насторожённым и немного растерянным. На лице были густые брови и большой нос южанина, а под носом — пышные усы.

— Это мне тоже запиши. — сказал Никита вынимая дискетку.

— Запиши сам. — Сычко встал из-за компьютера и вышел из комнаты.

Вернулся он с тремя новыми распечатками.

— Жить можно! — воскликнул Гек и посмотрел на часы. — Пора бежать на Лубянку!

* * *

Гек оставил Никиту на проходной, а сам первым делом отправился к Гриценко, но у того снова был посетитель. Гек спустился в отдел документов и без проблем выписал удостоверение Никите. Затем снова поднялся в приёмную Гриценко. Из кабинета строем выходили семеро абсолютно невзрачных людей в одинаковых штатских плащах и кепках. Гек проводил их взглядом и зашёл в дверь.

— Гек! — рявкнул Гриценко и встал с кресла. — Что за безобразие? Почему вчера не позвонил мне и не доложил о ходе расследования?

— Новостей не было, товарищ генерал. — сказал Гек.

— Ты в детском саду? — заорал Гриценко, — Если я сказал позвонить и доложить, значит надо позвонить и доложить! Дома тебя нет, мобильный не отвечает, ты ведёшь следствие или ушёл на прогулку?!

— Почему мобильный не отвечает? — Гек отцепил от пояса свой аппарат. — Виноват, аккумулятор сел.

— Дисциплина нулевая. — вздохнул Гриценко и сел обратно в кресло. — Ну, я слушаю.

— Я тут скоммутировался с полезными людьми… — начал Гек, кашлянув.

— Что сделал? — раздражённо перебил Гриценко.

— Ну в смысле познакомился, пообщался, проконсультировался…

— А что за слова неуставные употребляешь?

— Скоммутировался. Хорошее слово, рекомендую. — сказал Гек.

Таким нервным он ещё никогда не видел Гриценко, значит действительно всё было слишком серьёзно.

— Продолжай. — кивнул Гриценко.

— Так вот… ну и, короче…

— Быстро и по сути! — перебил Гриценко. — У меня каждая секунда на счету! Ты скоммутировался с нужными людьми — и что?

Гек вынул из-за пазухи распечатки и разложил перед Гриценко. Глаза Гриценко загорелись.

— Отлично! — сказал он, — Это всё?

— Нет. — Гек вынул фотографию лица крупным планом и положил перед Гриценко. — Этот был в машине на заднем сидении.

Гриценко несколько секунд смотрел на фотографию, затем вышел из-за стола и крепко, по-военному обнял Гека.

— Ай, молодца! — крикнул он. — Как тебе это удалось?

— Ну так… Повезло… Рассказать откуда снимки или составить письменный рапорт?

— Да не надо. — махнул рукой Гриценко, — Спрошу если понадобится.

Гриценко снова сел за стол и схватил трубку одного из семи телефонов, стоящих перед ним. Но тут же положил трубку на стол и взглянул на Гека.

— Продолжай работать! — сказал он, — Осталось совсем мало времени, мы должны их опередить! Иди!

— Леонид Юрьевич… — Гек замялся, — Может быть вы мне всё-таки объясните кого мы ищем?

Глаза у Гриценко стали грустные.

— Гек. — вздохнул он, — Я не могу тебе этого объяснить. Просто не имею права.

— Ну хотя бы объясните с чего всё следствие началось? Что натворил этот старик? Почему его убили? Я же не могу так работать!

— Врёшь, можешь! — Гриценко кивнул на распечатки.

Гек молчал и смотрел на Гриценко.

— Ну хорошо. — Гриценко поморщился, — Хорошо, слушай. Рассказываю один раз, самый минимум. Эта информация тебе ничего не даст для следствия. Но если ты хочешь — слушай. Мы вели розыск одной пропавшей вещи. Не спрашивай что это за вещь, просто очень опасная штука.

— Оружие? — спросил Гек. — Яд? Радиация?

— Не оружие, не яд и не радиация! И не пытай меня! — отрезал Гриценко, — И не гадай, не угадаешь! Просто секретная вещь. Эта вещь нужна слишком многим организациям и людям. Некоторым — для того, чтобы понять её принцип и выработать способы защиты. А некоторым — чтобы просто пустить её в ход. Это страшнее всего.

— А внутренней разведке зачем эта вещь?

— Внутренней разведке эта вещь не нужна. — с горечью сказал Гриценко и постучал костяшками пальцев по сейфу сбоку от стола. — У внутренней разведки этого дерьма навалом, будь оно проклято…

Гек тактично промолчал.

— Так вот, — продолжил Гриценко, — мы составляли списки лиц, у которых эта вещь может находиться. В этот список среди прочих попал Калязин. Но прежде чем мы с ним встретились, днём раньше его убили. Мы имеем все основания подозревать, что его убили из-за этой вещи. Вероятнее всего ситуация была такая: некие люди опередили нас, узнав что эта вещь у Калязина. Они предложили у него её купить. Калязин согласился.

— Ага, не сошлись в цене? — предположил Гек.

— Не перебивай. — поморщился Гриценко, — Никакого торга быть не могло, Калязин не знал настоящей цены этой вещи. Он бы продал её и за бутылку.

— Тогда почему его убили?

— Чтобы оборвать след. Чтобы Калязин не сообщил нам кто именно у него купил эту вещь.

— Тогда зачем его было убивать в таком людном месте? Можно же было убить его тихо за городом?

— А ты как думаешь? — вскинулся Гриценко.

— Ну если только времени у них не было… — пожал плечами Гек.

— Совершенно верно. — кивнул Гриценко. — И я так думаю. Времени у них не было. Более того — скажу тебе, что Калязин опоздал на встречу с ними на полтора часа.

— Откуда такая информация? — удивился Гек.

— Казаревичи выяснили. И ещё пара профессионалов, который работают по этому делу.

— Может быть и снимки эти ещё вчера принесли Казаревичи? — поинтересовался Гек.

— Нет, снимки ты первый принёс. — ответил Гриценко. — Может быть Казаревичи или кто-нибудь другой принесёт их через десять минут. А может завтра.

— А может вообще не принесут. — сказал Гек.

— Скорее всего. — кивнул Гриценко. — Я сейчас дам всем приказ искать в другом направлении — этого человека и эту машину. А что, было очень сложно достать снимки?

— Это было слишком просто. — сказал Гек.

14
{"b":"609","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Работа под давлением. Как победить страх, дедлайны, сомнения вашего шефа. Заставь своих тараканов ходить строем!
Успех. Позитивный образ мышления
Леди и Некромант
Одна среди туманов
Земля лишних. Побег
Любовный талисман
Сила мысли
«Смерть» на языке цветов
Любовь творит чудеса