1
2
3
...
14
15
16
...
37

— Отлично. Если вопросов нет, иди работать.

— Вопросов два. — сказал Гек, — Почему информация, добытая мной, сообщается всей толпе, ведущей следствие? А то, что нашли они, мне не сообщается? Система «ниппель»?

— Во-первых, они ничего пока не нашли. — вздохнул Гриценко.

— А во-вторых? Потому что я внештатник?

— Гек. — Гриценко цыкнул зубом, — Они действительно ничего не нашли. Эти снимки — первая важная информация за три дня. Надеюсь не последняя.

— А информация о том, где встречался Калязин с этими э-э-э…

— Мелкими бандитами. — уточнил Гриценко. — Будем называть вещи своими именами. Где он встречался с ними — мы не знаем. Знаем только что опоздал на пару часов.

— Откуда?

— От самого Калязина.

— Это как это? — удивился Гек.

— Очень просто. В последний день Калязина вызвал к себе начальник фирмы и долго распекал за безделие и алкоголизм. Грозил уволить.

— Полтора часа распекал? — удивился Гек.

— Разумеется. Ты же видел ихнего начальника?

— Нет, не довелось.

— Зря. Хотя правильно, нечего время терять. Так вот — он может и три часа болтать, для него это нормально. По его словам, Калязин нервничал и всё просился уйти, а когда он его наконец отпустил, то сказал что опаздывает на полтора часа.

— А как он ехал? Может быть взял такси? — оживился Гек.

— Пробивали этот вариант. — вздохнул Гриценко, — Опросили несколько сотен таксистов — никто не узнал фотографию Калязина. Но ты же знаешь сколько в Москве таксистов и сколько ещё частников, всех же не опросишь…

— Ясно. — кивнул Гек. — А он отпросился с работы или это был конец смены?

— Конец смены. Сдал вахту после ночного дежурства. — Гриценко внимательно посмотрел на Гека, — Чем ты вообще занимался эти дни если не выяснил таких простых вещей?

— Наверно я выяснял сложные вещи. — с достоинством ответил Гек. — И полагал что насчёт простых вещей меня проинформируют.

— Информирую — Калязин сдал вахту и собирался на встречу. Начальство задержало на полтора часа. На встречу, как видим, Калязин успел.

— Значит он сам назначил бандитам время встречи? — смекнул Гек. — Может быть он назначил и место?

— Этого мы не знаем. Работал он в Бутово, на юге Москвы. Сам жил в Мытищах, на севере. Убит в центре Москвы. Куда ехали бандиты — неясно. Но если они из-за него тоже не успели на свою стрелку — нам повезло.

— То есть они не сами собирались использовать э-э-э… этот предмет?

— Однозначно нет. Скорее всего они и сами не знали что это такое, просто их попросили большие бандиты найти эту штуку. Гек, я ответил на все вопросы? Свободен. — Гриценко вскинул руку, посмотрел на часы и поднял трубку телефона.

— У меня был ещё второй вопрос. Про фирму «Гамма-Бриз».

У Гриценко сделалось такое каменное лицо, что Гек подумал — если бы нервы Гриценко не были железными, он бы обязательно выронил телефонную трубку.

— Откуда информация? — спросил Гриценко неожиданно хриплым голосом.

Гек пожал плечами и ответил:

— Разрабатывал вариант «кладовщик-авантюрист», взял список фирм, с которыми работал склад. По «Гамме-Бриз» информация оказалась засекречена.

— Да. — вздохнул Гриценко явно с облегчением. — Это не имеет никакого значения.

— Это повод для гипотез. Мне видится дело так: фирма «Гамма-Бриз» производила некую клюшку, клюшка хранилась на складе. Вдруг бандиты узнали что клюшка обладает свойством волшебной палочки — она исполняет все желания. По-моему очень складная гипотеза, правильно, товарищ генерал? Вот только при чём тут евреи…

— Знаешь что? Пошёл вон. — сказал Гриценко. — Болтун и бездарь! Занимайся делом — ищи бандитов!

Гек козырнул и вышел из кабинета.

* * *

Гек спустился вниз к проходной. Никиты не было. Гек спросил у вахтёра где человек с белыми глазами, и вахтёр объяснил что ребята из охраны увели белоглазого разбираться — у того не оказалось документов. Гек мысленно выругался и кинулся в караульное помещение. Никита сидел в обезьяннике, он был бледен. Гек объяснил ситуацию и показал сначала своё удостоверение следователя Хачапурова, затем новое никитино удостоверение. Проблема была улажена.

Гек провёл Никиту на улицу и пожал ему руку.

— Спасибо, Ник. Даст бог — увидимся.

— А ты сейчас куда? — спросил Никита.

— В подвал, в информаторий.

— Информаторий? — бровь Никиты изогнулась, — Ну-ну. А чего искать будешь? Мужика по фотографии?

— Именно. — кивнул Гек. — А ещё буду думать почему они заехали именно в ваш двор.

— Может жил там когда-то кто-то из них? — задумчиво произнёс Никита.

— Вот и у меня такая мысль мелькала. — сказал Гек. — Но, согласись, более открытого места для убийства найти сложно.

— Сейчас — да. — сказал Никита, задумался ещё больше и застыл.

— Ало! — Гек потряс его за рукав. — Говори!

— Чего? — Никита словно очнулся. — А, ну да. Видишь ли в чём дело. Два года назад стенку сломали, которая отгораживала помойку от двора. Огромная была стенка и совершенно нелепая. Отгораживала помойку напрочь. Кстати остатки стенки до сих пор не вывезли, так и лежат горой мусора.

— Ага… — сказал Гек.

— Туда, за эту стенку заезжала мусорная машина. И вообще любая машина могла заехать. И её не было видно ниоткуда. Очень удобный закуток, всегда безлюдный.

— Ага… — сказал Гек. — То есть вполне возможно что некий человек знал про это место и вёл машину именно туда? Приехал, увидел что стенки нет — и расстрелял где попало посреди двора.

— Судя по растерянности типа, чей портрет в машине мы видели, это мог быть он. — сказал Никита.

— Ты его видел во дворе? — быстро спросил Гек. — Два года назад, когда стенка была?

— Никогда не видел. Но это ничего не значит, я вообще не знаю 90 процентов наших жильцов в лицо. Городская жизнь, никто не окучивает грядки возле своего дома, никто не сидит у подъезда — пробегут по двору — и в квартиру. В нашем веке не принято знать соседей в лицо.

— Я портреты всех жильцов вашего дома знаю наизусть. — ответил Гек. — Нашёл в архивах и запомнил.

— Сто пятьдесят портретов? — удивился Никита.

— Двести тридцать один жилец.

— И я там был? — поинтересовался Никита.

— Нет, тебя не было. Жена твоя была.

— Вот видишь… — сказал Никита многозначительно.

— Вижу. — сказал Гек. — Трудно работать. А кто сказал что вести следствие легко? Надеюсь что повезёт. Кстати, снимков двора два года назад у тебя не сохранилось? Посмотреть как стенка выглядела.

— Нет. — Никита засмеялся, — Камера у меня появилась уже после того.

— Ясно. — сказал Гек. — Тогда я иду опрашивать жильцов. Сначала вашего домоуправа.

— Редкостная сволочь. — вставил Никита.

— Он должен знать в лицо всех. — продолжал Гек.

— Дебил-калькулятор. — вставил Никита. — С тактовыми импульсами в голове.

— Затем опрошу всех, кто сдавал квартиры. — продолжал Гек, — Затем всех остальных. Затем жителей окрестных домов.

— Ну, успехов. — сказал Никита. — Значит ты меня прямо к дому на своей машине подбросишь?

* * *

Домоуправ, седой глупый мужик с властным лицом, оказался дома. Гека он, как и в первый раз, встретил приветливо. По всему было видно, что домоуправ считал себя кем-то вроде Понтия Пилата — прокуратора и римского наместника — но только в масштабах дома. Следователь Хачапуров был для него в роли Цезаря. Домоуправ имел неприятную привычку раз в три секунды перебивать собеседника громким словом «так!» Этим он сигнализировал о своём внимании к словам собеседника. Услышав «так» в десятый раз, Гек понял что имел в виду Никита когда высказался про «тактовые импульсы в голове». Лица на снимке домоуправ не опознал, зато пытался вовлечь Гека в разговор о необходимости создания домовой дружины и посменного дежурства для предотвращения «вот подобных вот случаев». Вынул план-схему дежурства и график вахт. Насколько Гек понял, домоуправ хотел потребовать от каждой квартиры некоторое количество человеко-часов, пропорциональное взимаемой квартплате. Гек понял что имел в виду Никита когда высказался про «дебила-калькулятора». Что хотел домоуправ от следователя Хачапурова, Гек так и не понял — то ли выступить на собрании, то ли агитировать жильцов записываться в дружину. Гек быстро и энергично распрощался с ним и вышел во двор.

15
{"b":"609","o":1}