1
2
3
...
15
16
17
...
37

Во дворе он вынул из кармана список жильцов, сдающих квартиры. Первой в этом списке стояла гражданка Хлебова. Гек прочёл эту фамилию три раза подряд и у него появилось предчувствие. Что-то очень важное должно было произойти. И оно было связано с этой фамилией. Гек прислушался к своим ощущениям и попробовал локализовать область предчувствия. Тревога? Опасность? Неожиданность? «Хлебова» — повторил Гек мысленно, закрыл глаза и стал вглядываться в калейдоскоп цветных пятен на внутренней стороне век. Официально он не верил в приметы. Но такими шаманскими методами Геку не раз удавалось видеть будущее. Гек напрягся — в калейдоскопе пятен явно плавал батон. И Гек вспомнил что не ел уже больше суток. Как только он это понял, все сомнения насчёт гражданки Хлебовой исчезли — Хлебова была тут ни при чём, просто хотелось есть.

Гек дошёл до машины, плюхнулся на сидение и покатил по переулку. Вскоре по правую руку обнаружился ларёк, а рядом с ним два пустых столика под зонтиками. Гек купил подозрительных хот-догов с чаем и позавтракал. А затем ещё раз просмотрел список. В глаза бросилась последняя строка — пожилая Ирина Шевелева, проживающая одна в пятикомнатной квартире и её сестра Анастасия, проживающая… — Гек огляделся —…прямо в доме напротив ларька.

Гек тут же отправился по этому адресу. Дверь открыла Ирина Шевелева — она была в точности как на фотографии, только лицо было очень недовольным. В комнате на два голоса бормотал телевизор — похоже её отвлекли от сериала. Гек решил что Шевелева типичная жертва масс-медиа — из тех, что верят рекламе, думают что ток-шоу снимаются в прямом эфире без сценария, а в викторине может выиграть любой человек, а не специально отобранный представитель народа — какой-нибудь колоритный волжанин с золотыми зубами и доброй, некрасивой женой.

— Старший следователь прокуратуры Хачапуров. — сказал Гек без лишних предисловий. — По поводу убийства во дворе соседнего дома.

— Ох, господи. — испугалась Ирина и перекрестилась.

— Рина! Кто пришёл? — раздался старческий голос из комнаты.

— Ничего страшного. — сказал Гек, — Просто мы ведём следствие. Вы сдаёте свою квартиру, а сами живёте у сестры, так?

— Ну нет… Ну… — занервничала Ирина.

— Я не из налоговой инспекции, а из прокуратуры. — веско сказал Гек.

— Нет, зачем сдавать квартиру? Не сдаю квартиру. — волновалась Ирина.

Гек молча вынул снимок.

— Он убийца! — моментально кивнула Ирина, — За последний месяц мне не заплатил!

— Когда это было? — не поверил удаче Гек.

— Да уж года два. Или три?

— Фамилию не помните?

— Сейчас… — Ирина ушла и вернулась с толстой тетрадкой. Она надела очки и полистала тетрадку. — Вот. Три года назад. С первого июня по первое октября. Важаев Григорий Инбаевич, паспорт номер…

— Ого. — обрадовался Гек, достал блокнот и записал данные.

Затем поблагодарил Ирину и попрощался.

На Лубянку он решил не ехать, просто позвонил Гриценко и доложил.

— Молодец! — обрадовался Гриценко, — Я сейчас прикажу навести справки и если выясним его новый адрес, то будем брать. Ты на мобильном телефоне? Жди звонка, с тобой скоммутируются!

Гриценко повесил трубку, а Гек откинулся на спинку сидения и моментально заснул — спать за последнее время приходилось мало, глупо не использовать такую возможность. Разбудил его писк мобильника.

— Слушаю? — сказал Гек.

— Алексей Казаревич у аппарата. — раздался сочный бас, — Предположительно новый адрес: Староволжский переулок, дом 2, квартира 17. Это рядом с Гвоздевским, надо только переехать Садовое кольцо. Мы там будем через двадцать минут, хорошо если ты успеешь раньше. Будь осторожен, они могут быть вооружены.

— Ясно. — отмахнулся Гек, уже включая зажигание, — А как выяснили?

— Потом объясню, мы выезжаем. — сказал Казаревич и повесил трубку.

Гек пронёсся по улице, на ходу вынимая карту. Староволжский переулок действительно был рядом — видно Важаеву нравился этот район Москвы. Гек пересёк Садовое, свернул в переулок и сразу увидел дом.

Дом был старый, но мощный — из серого камня, с большими бдительными окнами. Гек знал архитектуру этого типа сталинских построек, поэтому не стал звонить в 17 квартиру, а обошёл дом со двора. Как он и ожидал, пожарная лестница была на месте — ржавая, снизу забитая досками чтобы не лазили дети, но крепко вбитая в каменные стены железными штырями. Гек засунул руку во внутренний карман плаща и снял пистолет с предохранителя. Затем оглянулся, подошёл к лестнице, бесшумно подпрыгнул, подтянулся и оказался на уровне второго этажа. Ему нужен был третий этаж, где виднелось единственное во всём доме окно-стеклопакет с распахнутой вверх створкой. Гек быстро, бесшумно добрался до третьего этажа. Он прислушался — за окном было тихо. Гек уже приготовился прыгнуть сверху в эту распахнутую створку, поднялся ещё на несколько ступенек вверх, но тут потянул носом воздух. Из открытой створки чуть заметно, но явственно тянуло трупным запахом…

Гек собрался и прыгнул. Всё прошло отлично — он пролетел метр по воздуху и попал точно в щель окна, скатившись на подоконник по створке. В руке его был взведённый пистолет, но стрелять не пришлось — квартира была безлюдной. Гек соскочил с подоконника и пошёл по комнатам. Квартира была отделана красиво, но пафосно. По обилию позолоты, блестящих каёмок и ручек, Гек понял что отделывали квартиру на восточный вкус. Так отделывают квартиру для себя.

Гек зашёл в гостиную. Здесь было сумрачно, окно плотно закрывали жалюзи. И стоял совершенно невозможный запах. На полу, на пушистом ковре лицом вверх лежал труп хозяина — Гек узнал сильно распухшее лицо со снимка. Затылок человека был расплющен, ковёр залит засохшей кровью. Рядом валялась бронзовая статуэтка орла, испачканная кровью. Всё было ясно.

Делать здесь было нечего. Гек прошёлся по другим комнатам — они были удивительно пустынны, ни примечательных вещей, ни записных книжек — ничего не было. Везде царил порядок, и лишь в прихожей на белом мраморном полу лежал небольшой плоский пакет из толстого зелёного пластика, заполненный белым порошком. Гек аккуратно завернул этот пакет в положил в карман. Он открыл защёлку двери и по лестнице спустился во двор.

Никакого желания возиться с трупом у Гека не было — если тут можно было найти какую-то информацию, то это было под силу только бригаде опытных криминалистов с их аппаратурой. Было ясно только одно — труп лежит не менее двух дней. Что касается пакета в прихожей — это наверняка были наркотики, и вот их анализ мог дать ценный след.

Гек позвонил Гриценко, но было занято. То ли был занят телефон Гриценко, то ли перегружена мобильная сеть Гека. И он помчался на Лубянку.

В отделе Гриценко была только секретарша, которая сообщила Геку, что все уехали на операцию и скоро будут. Гек попросил соединить его с Гриценко.

— Слушаю. — сказал Гриценко в трубке, протянутой секретаршей.

— Гек говорит. — представился Гек, — Клиент мёртв. Квартира пуста. Следов нет.

— В курсе. — ответил Гриценко, — Мы уже работаем на месте. Мы опоздали.

— В смысле я должен был вас дожидаться на месте? — спросил Гек.

— Нет, опоздали — вообще опоздали. Он успел передать товар дальше.

— В прихожей я обнаружил плоский пакет из зелёного пластика с неровно обрезанным краем. Наполнен порошкообразным веществом белого цвета. Подозреваю что наркотик. Отвёз на Лубянку чтобы сделать срочную экспертизу.

— Будь осторожен с этим пакетом! — сказал Гриценко.

— Так точно. — ответил Гек, нервно ощутив как пакет оттягивает карман плаща.

— Очень осторожен — на нём могут быть отпечатки! — сказал Гриценко и, помолчав, добавил, — Хотя вряд ли. Это всё уже не важно. Мы опоздали. Надо искать второе звено.

— Какие будут указания? — растерялся Гек.

— Пока никаких. — ответил Гриценко. — Опросом соседей и прочими делами займутся мои люди чтобы не толкаться как в прошлый раз.

Гека немного обидело это «мои люди».

16
{"b":"609","o":1}