ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ой, — йооо… — поморщилась Нюка и схватилась за нос рукой, замерев. Из глаза выкатились слезинка и повисла на щеке.

— Тяжела жизнь наркомана? — спросил Гек.

— Ой, — тяжела…

Нюка вытащила из ноздри пятирублёвку и запихала её во вторую ноздрю. Вторая дорожка исчезла, на поверхности компакта остался тонкий слой белой пыли. Нюка послюнила пальчик, соскребла пыль и протёрла ею дёсны.

— Это зачем? — спросил Гек.

— Не — знаю. В — фильме — видела. — сказала Нюка и оглушительно чихнула.

— Будь здорова. — сказал Гек.

— Щипет — зараза! — Нюка снова чихнула.

— Будь здорова. — сказал Гек.

— А — кокаин… Апчхи!!!..не — должен — щипать. — Апчхи!! — Кокаин — анестетик. — Апчхи!!

— Будь здорова.

— Неужели — тебе — самому — никогда — не — хотелось… Апчхи!! — Нюка резко выбежала из кухни и вернулась с носовым платком.

— Статья 230. — сказал Гек, — Те же деяния, если они повлекли по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, — наказываются лишением свободы на срок от шести до двенадцати лет.

Он вынул свёрток и посмотрел на него. Неужели действительно ни разу в жизни не попробовать? Может быть завтра будет большая перестрелка. Может быть убьют. Может быть…

— Он — не — вызывает — привыкания. Особенно — с — первого — раза. — сказала Нюка.

— Не коммути мозги. — сказал Гек.

— Это — стимулятор. Только — сильнее — кофеина. И — фенамина — сильнее. И — «экстази»…

— Не коммути мозги. — повторил Гек. — Сам знаю, не маленький, учил в школе.

— В — какой — это — ты — школе — учился? — удивилась Нюка. — Какой — номер?

— В спецшколе внутренней разведки.

— О… — с уважением сказала Нюка, — Учить — учили, — а — попробовать — не — дали?

— Нас и позвоночник тоже ломать учили. А нам не ломали. — огрызнулся Гек и начал разворачивать свёрток.

Он отсыпал немного кокаина на компакт-диск, растёр его нюкиной карточкой и разделил на две аккуратные дорожки. Протёр салфеткой пятирублёвку и вставил её в ноздрю. Пятирублёвка влезла совсем неглубоко и щекотала нос.

— Жадина — говядина — губчатая — энцефалопатия! — сказала Нюка, — Только — о — себе — думаешь.

— Я тебе отсыплю. — сказал Гек.

— А — чего — я — как — дура — кофе — себе — по-носопырски — уже — сделала? — обиделась Нюка.

Гек непроизвольно чихнул, в последний момент отвернув лицо чтобы не сдуть кокаин. Пятирублёвка щекотала ноздрю. Он вынул её и вставил её ещё раз.

— Вертикальнее — вверх. — советовала Нюка.

На этот раз пятирублёвка вошла глубже.

— Чихать — не — будешь, — кокаин — местная — анестезия — и — обезболивание. — сказала Нюка, — Его — до — сих — пор — используют — в — глазных — клиниках — при…

— Замолчи! — Гек решительно нагнулся к компакт-диску, аккуратно зажал пальцем ноздрю с трубочкой, пальцем другой руки зажал противоположную ноздрю, выдохнул ртом воздух и изо всей силы втянул в себя одну дорожку.

В первый миг он не почувствовал ничего. Затем потух свет и голову сжали гигантские раскалённые тиски. Казалось будто нестерпимый огонь ревёт внутри головы и раздирает тело на куски, будто в каждую клетку тела вонзилась тупая раскалённая иголка. Это продолжалось вечность, затем Гек потерял сознание. Последнее что он услышал, был восторженный голос Нюки:

— Вот — это — прихо — о — од!

Очнулся Гек от ударов по лицу. Ослепляющая боль раздирала лоб и всю голову изнутри, но удары мокрым полотенцем по щекам тоже ощущались. Гек открыл глаза и удары тут же прекратились. Взгляд не фокусировался — глаза постоянно наполнялись слезами.

— Гек! Гек! — кричала Нюка, — Что — с — тобой? Ты — жив?

— Жив. — выдавил Гек и не узнал своего голоса, до того он был хриплым.

— Скорую — вызвать? — крикнула Нюка.

— Погоди пока.

Гек понял что лежит на полу кухни у стола. Боль терзала изнутри и казалось что он вот-вот снова потеряет сознание.

— Помоги встать! — сказал Гек.

Нюка бросилась ему на помощь и через некоторое время Геку удалось подняться.

— Веди в ванную и открой холодную воду!

Идти было трудно, ориентация в пространстве исчезла совсем. Наконец перед глазами заплясали большие белые пятна и послышался шум воды.

— Оставь меня пока. — сказал Гек и наклонился к воде.

Он долго промывал нос — вливал воду и выдувал обратно. Белое пятно раковины в этот момент становилось розовым — из носа хлестала кровь. Затем Гек промывал вторую ноздрю. Затем умывал лицо и подставлял под ледяную струю раскрытые глаза. Затем он снова промывал ноздрю, втягивая воду так глубоко, что она заливалась в гортань и на языке появлялся едкий солёный привкус. Через десять минут стало легче. Ещё через пятнадцать Гек вышел из ванной.

Нюка сидела за столом и задумчиво смотрела перед собой на раскрытый пакет с белым порошком. На полу виднелись засохшие багровые капли и валялась окровавленная трубочка пятирублёвки.

— Это — не — кокаин. — сказала Нюка.

— Я уже понял. — хмуро ответил Гек.

Прежде чем он успел что-то сделать, Нюка ткнула пальцем в порошок и облизала его.

— Это — соль. — сказала Нюка. — Простая — домашняя — соль.

* * *

Гек проснулся от звонка мобильника. Звонил Вячеслав — начальник отдела безопасности банка.

— Виктор, сегодня к одиннадцати утра в полной боеготовности. — сказал он.

— Понял. — ответил Гек, — Что-то случилось?

— Нет, всё нормально. Сопровождение на переговоры. — и Вячеслав тут же повесил трубку.

Гек перевернулся на бок и запустил руку под одеяло, обнимая спящую Нюку, но тут же снова запиликал мобильник. На это раз звонил Гриценко.

— Гек, — закричал он, — Что происходит? Ты говорил про половину пакета, ты её сдал на экспертизу?

— Экспертизы не было дома, все уехали. — пробормотал Гек.

— Что?! — рявкнул Гриценко, — Ты в детском саду что ли?! Дактилоскописты ждут материал до сих пор! Чтобы через десять минут он там был!!

— Виноват. — сказал Гек, — Я думал надо в лабораторию химического анализа. Выяснить что это за порошок.

— Тут ничего выяснять не надо! — отрезал Гриценко. — Это соль.

— Да, я уже знаю. Провёл анализ своими силами…

— А вот отпечатки могут быть! Срочно привези материал в дактилоскопию. Затем скоммутируйся с Казаревичами, они тебя введут в курс дела и подключайся к поиску. Убийц Важаева надо найти до вечера.

— Материал сейчас привезу. — ответил Гек, — А вот подключиться к поиску не имею возможности.

— Это почему? — удивился Гриценко.

— Работа, Леонид Юрьевич. — ответил Гек. — Отгулы кончились, начальство вызывает.

— Чушь собачья. Приезжай, разберёмся. — сказал Гриценко и повесил трубку.

Нюка заворочалась, вынула из-под одеяла две тонкие белые руки и потянулась.

— Гек, ты мужик или петух? — спросила она. — Чего орёшь в ранний час?

— Работа такая. — ответил Гек, надевая штаны. — Пора на службу.

— А, ну дверь захлопни. Позвонишь? — не дожидаясь ответа, Нюка укрылась одеялом с головой и уснула.

Гек принял душ, съел кусок хлеба, запив его компотом из чайного гриба и вышел из подъезда. У него мелькнула мысль зайти к Никите и задать пару вопросов, но времени не было.

Гек приехал на Лубянку, сдал пакет дактилоскопистам и отправился в кабинет Гриценко. Гриценко снова был занят. Гек ждал в приёмной, мысленно прокручивая варианты разговора. Секретарша печатала что-то на пишущей машинке. Странно, — думал Гек, — словно время остановилось. Двадцать первый век, кругом компьютеры, а в этом здании по-прежнему кое-где печатают на пишущей машинке… И наверно будут печатать всегда. Ведь слушают же до сих пор классическую музыку?

Дверь кабинета распахнулась и оттуда вышли два араба. Один был в балахоне, второй в нормальном деловом костюме. Гриценко проводил их до порога кабинета и пожал руки. После этого заметил Гека и кивнул ему. Гек прошёл в кабинет.

— На дактилоскопию сдал. — сказал Гек.

— С Казаревичами коммутировался? — спросил Гриценко.

20
{"b":"609","o":1}