ЛитМир - Электронная Библиотека

Гек понял зачем рефлексы подняли колено — его собирались пнуть ногой в пах, но колено заблокировало удар. «При таком ударе нападавшему ещё больнее…» — мелькнуло в голове.

Рефлексы опять взорвались: корпус и плечи скрутились в спираль, локоть левой руки взлетел по дуге для удара. То ли сбоку, то ли сзади вдруг окатило тяжёлым предчувствием. Не локоть! Не так!!! В этот момент мозг Гека наконец пришёл в себя, взял ход боя под свой контроль и приказал рефлексам отключиться. Но было уже поздно. Каждой клетке тела стало ясно что на этот раз рефлексы дали промашку — нельзя было атаковать, надо было защищаться, а теперь корпус до упора свёрнут вокруг своей оси, а локоть, локоть совсем не там, где он сейчас будет так необходим, и теперь некуда уйти с линии удара. Оставалось лишь одно. Гек открыл рот в яростной гримасе и, выжимая из лёгких всеми рёбрами и диафрагмой остатки воздуха через сведённое судорогой горло, включил, словно повернул рубильник, свой истошный крик: «ка-и-и-и-И-И-ИИ-ИИИ-ИИИ!!!!!!» Оглушающий, сбивающий с ног пронзительный звук ещё не успел разлиться в пространстве, он раздастся на миг позже, он всё равно пригодится — это шок для любого нападающего, это честно выигранная десятая доля секунды… А ещё в этот же миг Гек успел молниеносно сжать кулак, оставив выпрямленными указательный и средний палец. Два окаменевших пальца, будто сросшиеся в единое лезвие кинжала — из плоти и кости. И Гек бросил руку вверх и назад — над макушкой, туда, за спину — лезвием из двух пальцев — за голову, за спину, откуда катилось тяжёлое предчувствие…

Мир не исчез сразу. Мир взрывался постепенно. Или так показалось Геку? Время тянулось как бескрайняя пустыня. Вселенная догорала медленно, как ядерный гриб на учебных видеолентах — неторопливо и непреодолимо. Сумрак коридора померк и накатила полная чернота. Захлебнулся звук — смолк тот, кто кричал. Или это кричал Гек? Не стало никого.

А потом возникло слово — слово «НАДО». Это было безумно тяжело, потому что нужны были силы, а сил ещё не было, и Гека ещё не было, не было ничего, было только слово — «НАДО». И тогда Гек рывком создал себя из ничего. А затем вторым рывком снова создал Вселенную вокруг себя. И тогда со всех сторон навалился крик, будто вывернули плавно рукоятку громкости. И появился свет. Оказалось что Гек за всё это время так и не закрывал глаз. А затем появился пол прихожей с идиотским узором на линолеуме. Этот узор стремительно летел навстречу.

Гек выкинул вперёд руки, сгруппировался, перекатился на бок, закинул руку подмышку и прыгнул на метр в совершенно непредсказуемую сторону. Он засекретил этот прыжок так, что до самого последнего мгновения сам ещё не знал куда прыгнет. Это оказалось лишним — в него никто не стрелял, никто его не бил. И когда он приземлился в углу прихожей спиной на пыльные картонные коробки, то Вселенная уже была светлой и обжитой, она была предсказуема и контролируема, а в руке была верная LLama, снятая с предохранителя, и ствол её смотрел именно туда, куда нужно.

Перед Геком на полу прихожей валялся пистолет ТТ, а чуть поодаль лежали два тела. Они были живы, но уже не опасны — из этого угла прекрасно контролировалась вся прихожая. Дверь в единственную комнату была приоткрыта, а ещё где-то слева была кухня и санузел и наверняка балкон. Но Гек чувствовал, что кроме этих двоих, лежащих на полу, в квартире никого нет.

Он наконец сделал глубокий вдох. И сразу с тошнотворным гулом заныл и запульсировал затылок. На спину, за воротник упали тёплые капли. Левая голень пылала, боль расходилась медленными волнами по всей ноге. Как бы не перелом. Гек прислушался к себе — дыхание восстановилось. И тогда он начал говорить — без интонаций, спокойно, размеренно, с вескими паузами — старательно копируя генерала Гриценко, как тот обычно произносил эти слова:

— По нашим организационным вопросам. Звонили мне из Рая. Не хватает двух великомучеников. Держу в руке горящие путёвки. Моё имя человек-рефлекс. Добровольцы — шаг вперёд. Остальным — замереть. Двигаться — после моих приказов. Говорить — после моих вопросов. Дышать — медленно, без рывков.

Тела лежали на полу не шевелясь. Один лицом вниз, другой — вверх. Лицо было широкое, почти квадратное и совершенно ничем не примечательное. Гек решил про себя что такое лицо больше подошло бы не бандиту и не киллеру, а какому-нибудь роботу. Оба противника смотрелись года на двадцать два, но были удивительно рослые и накачанные, на голову выше Гека. Да и вообще рядом с такими тушами жилистый и худой Гек выглядел как школьник младших классов перед компанией призывников. Одеты амбалы тоже были одинаково — что-то вроде рабочих комбинезонов.

— Значит ты, дальний! — сказал Гек, — Лежать тебе ещё в нокауте долго, если я всё правильно помню. Потому что я напрямик щелкунчик твой пробил. Челюсть должна быть цела и позвонки на месте, потому что хруста я не почувствовал. Как же ты меня врасплох-то так застал, гадина? Где тебя так драться научили? А ногу свою ты об меня небось сильно отшиб когда в пах пробить пытался… Или может у тебя щитки на ногах?

Словно в ответ, левая голень оживилась, запульсировала и заныла. Гек поморщился и глянул перед собой — на полу лежал пистолет ТТ. Рукоятка была в крови, на линолеуме вокруг краснели яркие пятна. Сразу кольнуло в затылке. «А ведь недавно эти пятна у меня внутри текли… хорошо текли…» — подумал Гек. Он уставился в упор на второго громилу и продолжил:

— Теперь ты, ближний… А ведь я ж тебя, урода, сначала и не заметил. Как же так? Так не бывает, чтобы я не заметил. А ты со спины бросился, хотел меня оглушить… И ведь оглушил по полной программе. Только я тоже тебя достал напоследок. А поднялся я быстрее… Куда же я тебе попал-то? Бил я тебя в глаз двумя пальцами… Но бил вслепую, назад. И не попал. Если бы попал — ты бы сейчас лежал тихо-тихо. С дыркой в голове и в луже крови. Повезло тебе, жив остался.

Гек быстро глянул на правую руку, в которой была зажата LLama. Крови на пальцах не было. За воротник упало ещё несколько капель. Гек чувствовал что спина уже мокрая от крови. Голову надо срочно перевязать. Ближайшее тело на полу незаметно напряглось. Гек качнул пистолетом.

— Да ты не стесняйся. Хочешь попрыгать, герой? Вот он, твой пестик, руку протянуть.

Тело на полу расслабилось и обмякло.

— Есть ко мне вопросы? — спросил Гек.

В ответ раздался сдавленный хрип. Гек встал. Затылок пронзила боль. Прихожая слегка качнулась, но твёрдо вернулась на место.

— Я спросил: «есть ко мне вопросы»? — рявкнул Гек, — Я жду ответа. Ответа два — «никак нет» и «так точно». Один правильный, другой — последний.

Снова раздался хрип и клокотание. До Гека наконец дошло.

— Слушай, я ж тебе горло пробил! — Гек нахмурился, — Ну не смертельно, в тюрьме подлечат.

Тело стало медленно-медленно переворачиваться на спину. Гек поднял пистолет и спокойно наблюдал. Когда тело перевернулось на спину, Гек увидел лицо. Оно оказалось в точности таким же как у первого амбала — они были двойники. Гек даже не удивился. Какая сейчас разница? Ну пусть клонированные, пусть даже роботы… Хотя нет, не роботы — горло амбала было залито живой человеческой кровью. Глаза его были закрыты. Рука нарочито медленно-медленно ползла в нагрудный карман комбинезона.

— Шансов нет. — сказал Гек, — Я успею раньше. Кем бы ты ни был, но у меня была лучшая в стране подготовка.

Рука амбала замерла, затем снова двинулась, ещё медленнее. Добралась до кармана и тут же поползла обратно. Вытянулась по полу в сторону Гека и медленно перевернулась ладонью вверх. Затылок пронзило острой болью. На ладони амбала лежал маленький кусок пластика с буквой «Д». Такой же магнитный пропуск был когда-то и у Гека. И у всех остальных бойцов школы внутренней разведки…

Пока Гек пытался осмыслить случившееся, на лестнице раздался топот и дверь распахнулась, стукнув Гека по лицу. Затылок словно ждал этого момента чтобы взорваться дикой болью. Последнее что Гек увидел — толпящихся в коридоре спецназовцев в бронежилетах и за их спинами лицо старухи-соседки, любопытное и торжествующее.

3
{"b":"609","o":1}