ЛитМир - Электронная Библиотека

— Недостаточно. — сказал Гек. — Чтобы начать работать по вопросу «б» мне надо выяснить несколько более важных вопросов: а) кто он был такой, б) кому было выгодно его убить, в) почему его убийством занимается внутренняя разведка, а не местные менты, г) что мы ищем, д) что вообще за сумасшедший дом тут происходит, чёрт побери? Может быть Леонид Юрьевич всё-таки ответит мне на эти вопросы?

— Ну хорошо. — кивнул Гриценко, подумав, — Ты прав. Аргументировал. Уговорил. Будет по-твоему. Оставим пока вопрос «б» в стороне. Занимайся только вопросом «а».

Гриценко по-военному развернулся и вышел из палаты.

* * *

То, что отражалось в зеркале над раковиной больничного санузла, Геку не понравилось. Из зеркала глядело небритое хмурое лицо со здоровенным синяком вокруг глаза и забинтованным лбом. Гек переступил с ноги на ногу — нога сильно болела. Гек уже выяснил у медсестры свой диагноз — никаких переломов, сильный ушиб, лёгкое сотрясение мозга, кожа на затылке рассечена и наложены швы. Бинт не снимать.

Медсестра принесла одежду. Кожаная куртка и футболка оказались залиты кровью. Гек попросил другую одежду, а заодно бритву и зубную щётку. К его удивлению, медсестра вскоре принесла ему одноразовую бритву, запечатанную зубную щётку и синюю медицинскую спецовку — новую, твёрдую и накрахмаленную. Гек принял душ, побрился и оделся. Медсестра пришла снова чтобы проводить его через вахту к выходу. Мысленно проклиная себя за то, что вообще ввязался в это гиблое дело, Гек вышел из дверей госпиталя. «Тойота» действительно была на стоянке. Заезжать домой времени не было, Гек остановился у ближайшего вещевого рынка и пошёл по рядам. Удивительно, но никто на него не оглядывался, как будто каждый день по рынку ходили люди с синяком под глазом, замотанной головой и в непонятной спецовке на голое тело.

Гек остановился у одного контейнера и тут же купил всё, что надо — тёмные очки, рубашку, длинный серый плащ и кожаную кепку, похожую на половину мяча с длинным козырьком. Усатый продавец-кавказец пустил его переодеться в дальний закуток за ширму. Гек вышел из контейнера, чувствуя себя прилично одетым и ничем не выделяющимся из толпы. Полноценным членом общества, который не похож ни на сбежавшего пациента, ни на банковского охранника, ни на тайного детектива. Гек поднял воротник пальто и глянул на часы.

— Шерлок Холмс! — раздался сзади девичий голос.

Гек обернулся. Две старшеклассницы с кульками семечек стояли и смотрели на него, хихикая.

Гек опустил воротник, развернул кепку козырьком назад и быстрым шагом пошёл вдоль рядов к выходу. Чёрт, всё-таки сколько времени? Гек снова посмотрел на часы.

— Эй! Молчек! Эй, в плаще, стоять! Тебе сказали! — прозвучал развязный голос.

Гек обернулся — перед ним стоял немолодой усатый милиционер и жевал жвачку.

— Куда побег? Документы! — сказал милиционер.

Это было уже слишком. Гек сделал каменное лицо и уставился в глаза милиционеру. Медленно и с расстановкой произнёс:

— Ат-т-тойти. Пад-д-дойти. Пред-ставиться по уставу патрульной службы. Ат-дать честь. Фамилия. Звание. Вып-полнять!

Милиционер открыл рот так что стал виден комок жвачки на языке. Затем он потряс головой, сделал неопределённый жест руками — то ли попрощался, то ли отмахнулся — попятился и скрылся в толпе.

Гек быстро дошёл до машины, сел, зло хлопнув дверцей, и рывком тронулся с места, кинув взгляд на панель с часами. На этот раз он узнал сколько времени. Двенадцать часов, полдень.

* * *

Гек собирался сразу ехать в Гвоздевский переулок, но передумал и поехал всё-таки на Лубянку, в офис Гриценко. Полчаса ему понадобилось чтобы поругаться с работниками отдела документов по поводу старой союзной корки и оформить новую — российскую. Затем он спустился в информационный зал и сел за компьютер. Гека интересовало всё, что касается Гвоздевского переулка — когда застроен, кому выдавались квартиры, какие рецидивисты там селились, какие притоны организовывались и какие преступления происходили за последнюю четверть века. Информация была обрывочной, но достаточной чтобы понять что в Гвоздевском переулке никогда ничего серьёзного не происходило.

Тогда Гек запросил список всех жильцов переулка. То ли сети были перегружены, то ли что-то не ладилось, но ГУВД-шные базы не спешили с ответом. Гек, не зная чем себя занять, сделал запрос о заводе спортинвентаря и товарах склада, где работал Спартак Иванович Калязин. Оказалось что заводик в прошлом занимался нехитрым производством из прессованного пластика и дерева — выпускал клюшки, гамаки, хоккейные щитки и прочую пионерскую утварь, какой завалены прилавки любого спортмагазина. Насколько Гек понял из разрозненных отчётов налоговых ведомств, уже лет семь как производство стало окончательно нерентабельным. Станки по обработке пластика постепенно вышли из строя и наконец коллектив завода полностью приватизировал здание и начал сдавать его в аренду. Две фирмы пытались организовать офисы в цехах завода — фирма по продаже лесоматериалов и фирма по продаже фруктов. Видимо место было совершенно непрестижным и фирмы вскоре исчезли. Тогда на заводике невесть откуда появился новый директор и принёс другую политику — заводик начал закупать импортный, в основном китайский, спортинвентарь и продавать по своей старой сети распространения — в спортмагазины. Дело, видимо, пошло хорошо, и все помещения завода были переоборудованы в склады.

Гек задумался. Может сторож-кладовщик иметь к этому какое-то отношение? Может. Хитрый и смекалистый кладовщик может крутить свой бизнес — с ведома, а то и без ведома начальства работать посредником, заключать сделки и иметь с этого неплохие проценты. В зависимости от оборота — даже очень неплохие проценты… Гек вспомнил фотографию Спартака Ивановича, в памяти всплыл кислый запах сырой картошки и табака в его квартире, коробки с пустыми бутылками в коридоре… Нет, на хитрого бизнесмена алкоголик совсем не был похож. Но и этот вариант не следовало упускать из виду. Гек запросил список фирм, с которыми склад заключал договора за последние два месяца. Он понимал, что далеко не все сделки могли оформляться легально, поэтому в информационных базах окажутся лишь самые крупные и легальные поставки… Компьютер выдал список из шести фирм. Первое, что бросалось в глаза — два пивоваренных завода. Ого, — подумал Гек, — хорош спортивный склад… Далее шли два «ООО» с незатейливыми названиями. Гек попросил подробную информацию и выяснил что эти торговые фирмы занимаются импортом из Китая. Далее в списке партнёров значился «Московский завод мягкой игрушки», а последней строкой в списке стояло ООО «Гамма-Бриз». Гек машинально набрал запрос и нажал клавишу ввода. Прошла секунда и вместо стандартной информации о фирме на экране появился красный квадрат с надписью «Введите имя и пароль». Гек машинально набил «GEK», опустил взгляд на клавиатуру, на обтрёпанные наклейки с красными русскими буквами и, не переключая регистр, быстро набрал: «над всей испанией безоблачное небо». На экране отпечаталось: «YFL DCTQ BCGFYBTQ,TPJ,KFXYJT YT,J». Гек нажал кнопку ввода. Компьютер отреагировал мгновенно: «Данные неверны! Повторите ввод.» Гек привычно поднял руку чтобы почесал в затылке, но затылок предостерегающе заныл. Гек опустил руку. Неужели ошибся при наборе? Гек набрал пароль снова — медленно и аккуратно. Компьютер выдал: «Данные неверны! У вас последняя попытка.» Гек задумался. Он знал что будет если ошибиться в третий раз — сигнал в информационный центр о том, что кто-то пытается взломать секретные базы. Рисковать не хотелось. Что-то с паролем? Но разве не этот пароль ввёл Гек перед началом работы чтобы попасть в сеть информатория? Гек почесал в затылке. Может быть для получения особо секретных данных теперь нужен особо секретный пароль? Сейчас проверим. Гек цокнул языком и набрал запрос: «ВИКТОР КОЛЬЦОВ». Компьютер снова отреагировал красной рамкой: «Введите пароль». Информация о бойцах команды «Д», даже бывших, охранялась строго. Гек терпеливо ввёл «GEK» и принялся набирать «над всей испанией безоблачное небо». Пароль сработал. Гек увидел свою анкету и хмыкнул. «Кольцов Виктор Евгеньевич, 31 год, не женат. Проживает по адресу…»

5
{"b":"609","o":1}