ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Выгнали? — спросил Денис.

— Не, «крыша» теперь у меня перед банкетами интересоваться будет, что да как. Пархатычу сказали — уволишь, халдеем в сауну пойдешь...

— Да-а, — протянул Денис, — халдеем в сауне кисло...

Запиликал телефон. Денис взял трубку.

— Слушаю.

— Диня, с Гошей беда! — Вопль Горыныча резанул ухо.

— Что, ранен? Или разбился?

— Хуже! Лампочку вынуть не можем!

— Какую лампочку?

— Ну, блин, Гоша попробовать решил, лампочку в рот засунул, а...

Денис не дослушал, уронил трубку и согнулся. Ксения вскочила и перехватила телефон, Юра испуганно склонился к Денису.

— Плохо?

— Слишком хорошо. — Ксения прижала трубку к уху. — Кто это?.. Слушаю... Ну вы что, дети?.. Где?.. Сейчас он успокоится, да, поможем... Давай! Через две минуты будут.

Денис отхохотался и подошел к окну.

Во двор влетел серебристый «линкольн» без номеров. Из него вывели Комбижирика. Сверху было видно, что ступает он осторожно, неестественно держа голову. Горыныч вел его под руку, Ортопед суетился вокруг, забегая то справа, то слева. Из машины вылез Глюк, всем своим видом выражая вселенскую скорбь. Денис заволок сопротивляющегося Адольфа в дальнюю комнату, запер и распахнул входную дверь.

На кухне все не поместились.

Комбижирика Ксения усадила на табурет, остальных отправили в гостиную. Верный Горыныч заметался по квартире, причитая.

— Осторожно с дверью, там Адольф, — предупредил Денис обезумевшего Горыныча. — Юр, челюсти не разожмем?

— Не, — Иваныч с сомнением посмотрел на атлетические жевательные мышцы, — он нам пальцы откусит.

— Тогда будем бить, — решил Денис. Комбижирик страдальчески замычал, вращая глазами.

— Не суетитесь, больной! Вас много, а я один! Сестра! Карточку больного сюда!

Комбижирик затих, с мольбой глядя на Дениса.

— У нас что-нибудь из лавсана есть?

— Шарф, — Ксения сходила в прихожую, — белый...

— Давай. Юрик, будешь ассистентом... Да уйди ты отсюда, Горыныч!

— А ему не будет больно? — манерно пропела Ксения.

— Будет — не будет, какая разница. — Комбижирик затрясся. — Больной, да у вас озноб! У нас аспирин есть? Мы ему подкожно сделаем...

Иваныч зафиксировал голову Комбижирика и растянул ему рот. Денис залюбовался картинкой.

— Прям ужасы инквизиции! Улыбка Гуинплена...

С помощью изогнутой шпильки Рыбаков осторожно пропихнул конец шарфа в глотку несчастного.

Тот захрипел.

— Спокойно, не дергайся!

Шарф появился из другого уголка рта. Денис перехватил и вытащил десятисантиметровый кусочек материи. Чуть подергал, и конец шарфа, расправившись, вылез изо рта Комбижирика. Лавсан облегал лампочку, как кокон. Денис собрал вытянутые концы шарфика в узел.

По лбу пациента стекали ручейки пота.

— Как будто орхидею проглотил, — резюмировал Денис. — Можно бить, только чем?

Ксения подала деревянную скалку, Денис несколько раз стукнул по раскрытой ладони, словно капо из концлагеря. Комбижирика положили щекой на стол.

— Для упора, — объяснил Денис, — если просто так стучать, мы тебе полрожи разнесем, пока разобьется. Ты, главное, не пытайся языком вытолкнуть, мы сами вытащим.

Рыбаков примерился, тюкнул скалкой, во рту Комбижирика раздался приглушенный взрыв. Денис уронил скалку и сноровисто вытянул белый обслюнявленный комок.

Иваныч в это время скакал на одной ноге по кухне, держась за другую — торец скалки точнехонько врезал ему по большому пальцу левой ноги.

— Закройте рот, больной! Не беспокоит?

Комбижирик осторожно ощупал нёбо языком, не отрываясь от стола.

— Нигде не жмет? — внезапно спросил Иваныч из-за спины Дениса. Гоша подскочил.

— Во, блин! — заорал спасенный браток. В дверях показались его испереживавшиеся друзья. — Рассказать кому, сдохнут от зависти! Ну, вы даете!

Комбижирик затряс Юре руку, тот с непривычки охнул, Денис предусмотрительно сделал шаг назад.

— Ты смотри, Гоша, «Стеклоедом» не стань после этого, — сказала Ксения.

— Не, блин, все нормально! — загомонили в дверях свидетели чудесного исцеления.

Когда братки наконец убыли, пообещав вместо испорченного шарфика купить Ксении в любом магазине все, что угодно, Иваныч высказался:

— Я многое в жизни видел, но такое... Жене расскажу, скажет — опять придумал. Нет, Муся не поверит...

Уже перед сном Ксения поинтересовалась, почему Аркадия называют Глюком.

— Да Клюгенштейн его фамилия, — зевнул Денис и задумался.

Под влиянием черносотенца Ортопеда он стал стихийным юдофобом.

Глава 4

А баксы, кстати, измеряют в штуках...

Денис сидел в гостиной родительской квартиры и беседовал с отцом о том, какой бардак в стране. Предок угощал сына жасминовым чаем с булочками. Разговор перетекал от конкретных событий к пассионарным обобщениям и обратно. Александр Николаевич Рыбаков был большой любитель истории и много лет дружил со Львом Николаевичем Гумилевым. Видимо, именно под влиянием трудов великого ученого доктор химических наук и большой интеллектуал стал заодно и ярым экстремистом.

Всю свою трудовую жизнь Александр Николаевич провел в ВПК, где занимался, по его выражению, «мелким изобретательством крупных гадостей».

В конце шестидесятых годов молодой ученый Саша Рыбаков что-то там смешал в пробирках и поставил в вытяжной шкаф. Ночью взрывом было уничтожено два корпуса здания института, но юный химик не забыл, что именно он смешивал, и получил Государственную премию и собственную лабораторию. Пентагон взвыл, ибо СССР получил новую взрывчатку, упрощавшую создание ударной сферы ядерного оружия.

США и НАТО, по обыкновению, оказались в заднице.

В последующие годы доктор Рыбаков неоднократно подкладывал АНБ и ЦРУ свинью в виде различных отравляющих веществ и распыляемых жестких галлюциногенов, двух литров которых хватило бы на все население Северной Америки, включая индейцев и эскимосов. Возмутившись гнусными происками США, посягнувших на космос и пытающихся разместить там лазерное оружие, Александр Николаевич одним докладом в штабе тогда еще суперсекретных Военно-Космических Сил развалил всю программу звездных войн, предложив забросить на орбиту несколько контейнеров с кнопками и скрепками и распылить их взрывом. По замыслу изобретателя, через пару часов вся сложнейшая система спутников будет просто сметена отечественной канцелярской продукцией. Выступление вызвало шок, но было признано правильным.

И не только у нас — на заседании присутствовали два завербованных независимо друг от друга офицера. Госдепартамент США ознакомился с их отчетами, и «звездные войны» тихо свернули. Рыбаков мстительно хихикал, читая зарубежную научную периодику.

Когда ВПК развалился, Рыбаков-старший пошел работать инженером в Эрмитаж, благо был хорошо знаком с его директором.

— ...Народ все равно не поймет. Смотри, что получается — Александр Первый работал над конституцией, хотел ввести — не дали. Александр Второй снял крепостное право — так его эти идиоты-разночинцы взорвали. И спрашивается: за что? — Предок отхлебнул чай из китайской фарфоровой пиалы. — Исключительно по дурости своей. Не знали, против чего выступают. Там ведь во всех ячейках полные дилетанты сидели, бомбу правильно сделать не могли. Процентов девяносто или не взрывались, или в руках метателей шарахали... От них, кретинов, и слово «халтура» в русском языке образовалось, от Халтурина. Он штук пятьдесят взрывных устройств сделал, и только два сработало! Дискоболы хреновы...

А все потому, что не учились, все в вечных студентах маялись. Их же всех из институтов поперли, они на экзаменах вместо ответов по предмету революционную пропаганду вели... Нынче тоже таких хватает. Вот, например, был у меня случай — Денис понял, что папик сейчас собьется на любимую тему незаконченного высшего образования сына, и быстро спросил:

— Хорошо, а народ тут при чем?

— Так ведь они их поддержали! Нет чтобы на кол этих ублюдков посадить! Русская интеллигенция стала петиции составлять, помилования требовать. А надо было просто: показательная казнь! Причем всей группе! Тогда бы все призадумались. Больше ста лет прошло, а мы до сих пор отголоски этого чувствуем. Терроризм процветает, и поделом. А все цари-батюшки либо идиоты, либо бесхребетники... Ни одного нормального правителя за всю историю...

13
{"b":"6090","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Уроки голоса для родителей. Как превратить ваши природные «вокальные» данные в эффективный инструмент воспитания
Ошибаться полезно. Почему несовершенство мозга является нашим преимуществом
Эволюция Haier. От убыточного завода до глобальной суперплатформы
Тайные связи в природе
Долина драконов. Магическая Практика
На пороге мира
Мадам будет в красном
Незримые фурии сердца
Космическая красотка. Галактика в подарок