ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Звеньевым» был Садист, происхождение клички которого терялось в доперестроечных годах на полях «черных следопытов» [8]. Почему и как Олег Левашов обзавелся столь мрачным прозвищем, никто толком не знал. Сам он в подобных пристрастиях замечен не был. Один только Рыбаков знал предысторию этого погоняла [9], ибо сам так окрестил юного Олега. Когда обоим было лет по четырнадцать, они проводили лето в одном и том же дачном поселке. Однажды Олег обиделся на некую деревенскую особу, настучавшую о его проделках суровым родителям, и всадил в ее неохватный зад стрелу из арбалета с наконечником из расплющенного гвоздя-»сотки». Особа как раз в это время собирала свою любимую сливу, и момент представился наиудачнейший — корма объекта торчала над забором. Пока собирательница, истошно вопя, висела на стремянке, Олег умудрился влепить еще пару стрел.

Единственным напоминанием о временах боевой юности оставалась любовно сохраняемая в бумажнике справка о шизофрении средней степени тяжести, полученная Садистом у знакомого «лепилы» [10] и избавлявшая от ответственности, когда его в очередной раз ловили со стволом. Такое случалось часто, но Олег не унывал — когда есть умелые руки и хорошая лопата, перебоев в пополнении арсенала не бывает.

Вторым был здоровенный бугай, облаченный в камуфляжную куртку и внешностью напоминавший лидера ЛДПР в молодости. За это сходство и страсть к маскхалатам Гоша Собинов получил кличку «Комбижирик». Третий, не менее капитально сложенный товарищ прославился тем, что на пикнике по ошибке выкушал стакан авиационного керосина заместо спирта и стал, естественно, Горынычем. Последний участник «антибарыжных мероприятий», Миша-Ортопед, отсутствовал. То ли водку жрал, то ли совершал обход подведомственной территории.

Оставив Горыныча у стойки, где тот сразу стал требовать соответствия спиртного в коктейлях вкусам новоприбывших и грозно смотреть на бармена, Садист и Комбижирик бухнулись за столик Дениса. Стулья скрипнули, но устояли.

— Здорово, блин, — буркнул Садист и сразу принялся выгружать на стол кучу предметов из карманов своего роскошного малинового «адидаса». Сигареты, ключи, разномастные бумажки и скомканные деньги веером разлетелись по белому пластику.

— Гутен морген, майне камераден! — с хорошим венским прононсом сообщил Денис.

Комбижирик кивнул в знак приветствия и уставился на Садиста, который, словно пораженный болезнью Паркинсона [11], отряхивал с бумажек табачные крошки.

Кучка предметов на столе росла.

— Ты что-то потерял? — вежливо поинтересовался Денис.

— Да, блин, вот засунул... Мне Антон дал психический портрет барыги... Куда дел?.. Ага, вот он! Держи...

Листок перекочевал к Денису.

Подошел Горыныч, шумно поручковался с Рыбаковым, указал бармену, куда ставить поднос с напитками, и объявил, что не откажется выпить в такую жару, благо за рулем сегодня не он.

— А где Мишель? — спросил Денис, по диагонали просматривая записи психолога.

— В Волосянце Мишка, — вдруг зло выдал Садист, — в камере. Нажрался и по деревне голый с оглоблей бегал. Менты дождались, когда заснул, и в околоток пристроили...

— Давно?

— Вчера днем, — Садист гулко припал к стакану. — А все ты! Надоумил его, идиота... На Руси, мол, оглоблями дрались, не чета занюханным самураям... Вот он себе и вообразил. Последнюю неделю кажинный день к мамане ездил, по деревне рыскал, все оглоблю себе потяжелее выбирал...

— Никого не зашиб?

— Не... Пасечника [12] только местного напугал. Подкараулил его и давай верещать, что, типа, фуражку тому с тыквы [13] собьет, а до башки и не дотронется... Мент от него по улице чесанул, ну Мишка оглоблю и метнул...

— И что, попал?

— Как обещал, блин... Фуражка в одну сторону, мент — в другую... Хорошо, по спине влетела. Если б в дыню [14] — кранты, прихлопнул бы мусорка...

— Да, — протянул Денис, — прям Вильгельм Тель наоборот. Выручать-то когда будем?

— Ты это, прочел? — Судьба Ортопеда, пострадавшего за тягу к старинным русским способам решения вопросов, мало интересовала Садиста. — Чо делать с барыгой будем?

— Пока не знаю. Ты мне сообщи конечную цель мероприятия, тогда и решим...

— Припугнуть надо.

— Это я понял. Что барыга сделать должен?

— Процент отстегнуть... Сам выплату назначил, а ребята проверили — химичит, левак гонит, вообще туфту закрутил не по теме, бакинские [15] наваривает, как бульдозер, а платит... — Садист махнул рукой.

На лицах Горыныча и Комбижирика выразилось явное неодобрение действий барыги и тревога за дальнейшее экономическое процветание страны.

— Засверлить [16], как Ихтиандра... — бормотнул Горыныч.

— Кто это? — заинтересовался Денис.

— Да ладно, было дело, — похоже, воспоминания о некоем Ихтиандре не грели душу Садиста. — Щас этот вот завис...

— Ладно. Что на сегодняшний день с барыгой? Есть какие подвижки? — Денис прикурил от поданной заботливым Комбижириком зажигалки.

— Наши, Паниковский с братвой, поднаехали на него, типа делиться надо, стрелу забили [17], мы разводить поедем... — Комбижирик мыслил тактическими категориями, размах стратегии был ему чужд. Братан он был правильный, но, как бы это поточнее выразить, не всегда в полной мере использовал данный ему природой интеллектуальный потенциал.

— Цель разводки?

— Бабки за левак, и пусть работает, — заявил Садист.

— Как Ихтиандра... — вдруг очнулся Горыныч.

— Да замолчи ты со своим ученым! — цыкнул Садист.

— Почему ученый? — изумился Денис. — По книге, Ихтиандр сам был объектом эксперимента...

— Да наш в институте работал, — пояснил Горыныч, — океаном занимался, рыбой...

— Тогда, братец, не Ихтиандр, а ихтиолог, — успокоился Рыбаков. — А за что его?

— Карту Толяну продал...

— Какую еще карту? С кладом?

— Почти... — Садист насупился. — У них в архиве карта месторождения нефти со сталинских времен, вроде Кувейта... Ну, Толян и прикупил, за участок пляжа бился, двойную цену отдал...

— Какой пляж?

— Ну, где нефть... Недалеко...

— Где именно недалеко?

— В Солнечном... Теперь Толяна Нефтяником зовут, он же месяц по городу с картой этой носился, всем хвастал, придурок... Буровую вышку сюда привез из Тюмени... — Толян был корешом Садиста и неудачу друга переживал, как свою собственную. — Рабочих нанял...

Денис сжал зубы, чтобы несвоевременным весельем не нарушить грустный пафос повествования. Садист воспринял это как выражение возмущения поведением неизвестного ихтиолога и глубоко вздохнул.

— Ничего, разобрались, — успокоил он Рыбакова, — только теперь Толик со свидетелями схлестнулся...

— Что, вы ихтиолога на людях глушили?

— Да нет... Свидетели эти, ну, религиозные, секта... Они на этой площадке центр строить собираются, а Толян не дает, мой пляж, орет, хочу гостиницу строить...

— Ну и пусть строит. Он же купил участок...

— Купить-то купил. Но как! — Садист грустно посмотрел на Дениса. — Так торопился, что ни черта нигде не зарегистрировал, теперь эти свидетели вопят, что это, типа, им было обещано... Ну, в мэрии подмазали кого-то...

— А, понятно. Ну, пусть Толян бабки вернет — и все, пляж-то ему ни к чему теперь.

— Не скажи. Он на принцип пошел...

— Ладно, Толян сам разберется, вернемся к барыге, — Денис любил узнавать подробности из жизни замечательных людей, к коим относил и пресловутого Толяна, но текущие дела оставлять было нельзя. — Когда стрела?

вернуться

8

Собиратели оружия и пр. в местах боевых действий ВОВ

вернуться

9

Кличка

вернуться

10

Доктор, врач

вернуться

11

Болезнь, при которой сильно трясутся руки

вернуться

12

Участковый

вернуться

13

Голова

вернуться

14

Голова

вернуться

15

Доллары

вернуться

16

Застрелить из нарезного оружия

вернуться

17

Назначить встречу

3
{"b":"6090","o":1}