ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Так положено. Теперь еще вопрос — вы не возражаете пройти психиатрическую экспертизу?

— Ах вот оно что! — обрадовался Огнев. — Конечно, нет! С удовольствием!

— Вы можете отказаться, я насильно вас отправить не могу.

— Могли бы — я бы тут не сидел. Сейчас в руках дюжих санитаров бился бы, — трагическим голосом сказал Огнев. — Какое счастье, что я свидетель! Но я все равно согласен. Я ж понимаю, что если откажусь, так вы на пару с Воробейчиком будете глубокомысленно сомневаться в моей психической состоятельности и вообще перестанете на заявления отвечать. Не доставлю я вам такого удовольствия, всегда готов с людьми в белых халатах поговорить... Когда едем?

— Значит, вы не возражаете? — Султанов был явно разочарован.

— Ни на йоту. Так и запишите — через «и» краткое.

— Хорошо. Я договорюсь с экспертизой и вам позвоню...

— Да уж, будьте так любезны. Надеюсь, не в дверь, в сопровождении хмурых медбратьев со шприцем и смирительной рубашкой?

* * *

Денис с Ортопедом сидели в «ниссане» и ждали остальных. Оставалось минут двадцать. С места стоянки были видны толпы прихожан, втекавшие на территорию Центра Свидетелей Иеговы, огражденную высоким забором.

— Да, — сказал Ортопед, — напрямик ломиться без понту...

— Напрямик только дураки ходят...

— Я вчера прочитал, что эти, типа, не согласны с тройственностью Бога...

— Триединством, — поправил Денис, — это да. Я смотрю, ты, Мишель, всегда перед операцией интеллектуально подковываешься. Очень разумный подход к делу. Может, пособие издать, как барыг давить? Под твоей редакцией.

— Можно, типография есть.

— Жаль, не оценят потомки. А хотелось бы.

— У этих еще диктатура...

— Ага, тоталитарная секта.

— Замочить бы их, да Толян против, и ты.

— Конечно. Замочишь — знаешь, как копать будут? Тут же сотни людей. Это, братец, уже терроризм называется... Я со спецслужбой в прятки не хочу играть. И тебе не советую.

— А так чо будет?

— Невинное мелкое хулиганство.

— Мы чо, типа, бакланы [76], да?

— Ага. Особенно Толян. Главный баклан...

— Обидно, солидный человек... Эти нас вообще за людей не считают...

— А ты думал! Они бабки делают, как товарищ Асахара [77]. До них «белое братство» было. Те сели, эти — пришли. Жаль, что иеговистов вряд ли сажать начнут... Слишком сильные у них связи, не то что у придурков в простынях...

— А, эти... Слушай, это у них прикид пошел от купины необгоревшей?

— Ты хочешь сказать, неопалимой...

— Ну да...

— А купина тут при чем?

— Ну как же! В Италии, типа, плащ, в который Христа завернули, огнеупорный...

— Ты бы еще сказал — от Версаче! Ну, ты даешь, Майкл! Туринская плащаница и неопалимая купина — это же две разные вещи. Купина — это куст.

— Во я дурак, — растерялся Ортопед, — я же вчера Горынычу и Тихому два часа доказывал, что одежда длинная у сектантов от неопалимой купины пошла... Типа, покрой, как у Бога. Там еще в кабаке мужик влез, с разъяснениями, ну мы уже поддатые были, он как про какие-то растения стал говорить, тут Горыныч и озлобился... Сам ты растение, кричит, и мужику в рыло... Блин, неудобно получилось... Мужик-то прав был...

— А ты его найди и извинись, — предложил Рыбаков.

— Да ладно, не сильно ведь... А что за куст-то был?

— Терновый. По Библии, Моисей на гору взошел, куст загорелся, и оттуда Бог с ним разговаривал...

— А, я читал, — вспомнил образованный Ортопед, — забыл только, что Бог хотел...

— Евреев из Египта убрать...

— Ах да... А на фиг он из куста говорил? Сказал бы так...

— Как — так? У Моисея телефона не было, ему на трубу не гавкнешь... [78] Но у меня своя версия есть.

— Ну? — заинтересовался Ортопед.

— Для начала, куст был не терновый, а конопляный.

— Ну ты даешь! Мойша что, обкурился?

— Типа того. Я думаю, он на гору взошел просто так, по своим делам топал и набрел на посадки местных наркобаронов. Видит — ба! План [79] бесхозный, целый куст — отчего ж не попользоваться! Ну, листья собирать, сушить — влом, и бумаги для косяка [80], наверное, с собой не было. Спичку и бросил... Куст дымит, а он рядышком пристроился, притарчивает помаленьку.

— А Бог?

— Скорее всего, это охранник был... Дым на поле заметил и побежал тушить. Сзади подкрался и говорит — вали, мол, мужик, отсюда! А Мойша — то не разобрался, и немудрено — приход [81], такой качественный! В куст и вперился, думал, глюки пошли. Как, говорит, вали? Не я один, народец со мной иудейский! Тут охраннику небось сразу поплохело — представляешь, если толпа на гору явится? Все! Урожаю кранты. А за анашишкой любой народ примчится, только скажи. Ну, сторож и говорит аккуратненько: «А ты, мужик, вместе с народом и валяй...» Так евреи из Египта и потянулись...

— Класс! — восхитился Ортопед. — А чо, легко быть может! Под кайфом и не такое сотворишь...

Слева остановились «гранд-чероки» Садиста и черная «ауди» Нефтяника.

— Готовы? Пошли.

Шестерка «мстителей» собралась в подвале и нацепила брезентовые куртки, чтоб не испачкаться. Горыныч вновь оставался у входа, его строго предупредили — если кто войдет, давать наркоз [82] сразу, разговоры не разговаривать. Если менты — зашел пописать, — изображать пьяного и обязательно нажать кнопку на пульте в кармане. В тоннеле установили несколько лампочек с автономным питанием и радиовыключателем — пиротехника задействовали и на этот раз, только сейчас на месте он не присутствовал, смонтировал систему предупреждения ночью.

— Баллоны на месте, утром поставили, — сообщил Садист.

— Говорить тихо, — предупредил Денис. — На месте — только самое необходимое! Противогазы?

— С баллонами.

— Порошок?

— У меня, — Толик продемонстрировал толстенную бутыль с белым веществом внутри.

— Насос, дрель?

— На месте, аккумулятор там же, — отрапортовал Садист, — заряжен полностью, сто двадцать ампер-часов.

— Выше крыши хватит, — решил Денис.

— Все? Тогда вперед! — скомандовал Толян. Цепочка втянулась в люк, крышка мягко закрылась. Зажгли фонари и крадучись двинулись. Несмотря на отсутствие опыта, шли тихо, никто не гремел, хотя для всех, кроме Дениса, труба была узковата. Хлам на полу был отодвинут вбок, образуя довольно ровный проход шириной в метр.

— Как это вам удалось? — спросил Денис.

— А, — Садист махнул рукой, — у дворника в моем доме две лопаты взяли, для уборки снега, сюда привезли и пробежались пару раз с Ортопедом...

Фонарь высветил цифры.

— На месте, — шепнул Садист. Денис осмотрелся, нашел первую дырку и примерился.

— Нормально, давай! — Не глядя, протянул руку. На ладонь легла рукоять. — Это что?

— Маузер, — хихикнул Садист.

— Я тебе пошучу! — зашипел Денис. — Дрель давай! Я что, по-твоему, в потолок стрелять буду, дыры проделывать?

Весельчак Садист затрясся. Ортопед меланхолично крутил в руках штуцер.

— Ты что, Мишель, очумел? Положи шланг! Мы с такой работой друг друга потравим! Олег, дрель давай!

Сверло осторожно проделало две дыры рядышком, сантиметрах в тридцати от первой. Денис, поднятый Глюком, приложил глаз к одной.

— Фонари выключите! Ни черта не вижу! Ага... Сантиметров двадцать до досок... Включайте! Где сверло длинное?

Садист подал пятидесятисантиметровое сверло. Денис загнал его в держатель дрели, закрепил и воткнул в одну из дырок шланг миниатюрного пылесоса — при сверлении доски пола было важно всосать обратно все опилки, чтобы не выдать себя раньше времени.

вернуться

76

Хулиганы (жарг.)

вернуться

77

Глава секты «Аум Сенрике»

вернуться

78

Позвонить по мобильному телефону (жарг.)

вернуться

79

Гашиш, конопля (жарг.)

вернуться

80

Свернутая папироса с анашой (жарг.)

вернуться

81

Состояние наркотического опьянения (жарг.)

вернуться

82

Оглушить (жарг.)

36
{"b":"6090","o":1}