ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну не народ же в этом виноват.

— А я и не говорю, что народ. Хотя — каждый народ имеет то правительство, которое он заслуживает. Это не я сказал. Вот ты, к примеру, уважаемым человеком в нормальной стране должен быть. Ты сколько раз мировое первенство выигрывал?

— Девять.

— А Олимпиаду?

— Три.

— Ну вот, смотри сюда! Фактически ты лицо государства, тебе надо школу свою открывать, детишек учить, опытом делиться. Ты головой не крути! У тебя имя есть. И заработанное, между прочим, не на трибуне, а на татами, своим трудом. А это ой как много! Таких, как ты, по пальцам пересчитать можно. А что мы вместо этого имеем? Игорян — бандит, ракетчик и вымогатель. Куда это годится?

— А чо делать-то?

— Правильно, нечего. Так что если наши правители и народ орут о разгуле преступности в стране, так это их личная заслуга. Ты — часть народа, я, Антон, и все остальные. И менты — часть народа. Вот и выходит, что все мы в равной степени отвечаем. Нет правых и виноватых, раз общество такое построили. И если позволяем ему существовать в таком виде, то и жаловаться не на что.

— Я тоже об этом думал, — Игорь взял сигарету. — Вон, с Антоном сидели, базарили с неделю назад. Если государство ничего делать не хочет, то и мы ничем не обязаны. Жить-то надо.

— Понимаешь, это получается не жизнь, а выживание. Как после обеда в привокзальном буфете — что через два часа будет, покрыто мраком. То ли отравили, то ли нет... Я никого осуждать не хочу — каждый пусть живет, как ему нравится. Но с такой жизнью нужно быть готовым к тому, что тебя или отморозок какой на улице своим «кабаном» сшибет, или мент пьяный пристрелит. Недавно по телевизору сюжет был — патрульный мусор водителя грузовика застрелил. Просто так. И ничего, никто не отвечает. И фамилия у мусора под стать — Дубодел. Ходит, небо коптит, в ментовке трудится... А наши дегенераты в правительстве верещат о том, что надо ментам больше прав давать. Так они полстраны переглушат... Ладно, хорош о грустном. Ты чего меня звал?

— А, чудак один объявился... Морфин партиями двигает.

— И что? У тебя-то какой интерес?

— Мешает он очень.

— Опять, блин, наркота. Только со свидетелями закончили. Но ты же знаешь, я в этой сфере — ноль, ни черта не соображаю. Хотя, конечно, медицинскую литературу почитать можно. И ты вроде не увлекался этим, я что-то не слышал, чтоб кто-то из наших за это брался...

— А наши и не берутся. У нас интересы пересеклись. Мы на Зверинской банчок открыть собрались. С нашими фирмами по недвижимости чтоб сотрудничал. Залоги там, передача денег, лизинг, ну, дело выгодное...

— Согласен.

— Вот... Барыги пожаловались, что на Зверинскую команда новая вылезла, «стекло» [83] дешевое не кончается... Раньше-то травку толкали, менты особо не присматривались. А тут — шмон за шмоном. Гугенота сутки держали на Литейном — а он просто подъехал к зданию, там дизайнер прийти должен был, помещение посмотреть. Нам покой там нужен...

— А крыша у барыг этих?

— А, — скривился Игорь, — они там все поодиночке, объединяться не хотят. Каждый за себя — кто платит, кто на свой страх и риск работает...

— Ну и чего вам просто место не поменять для банка? Пусть они сами там разбираются... Вы же денег с их торговли «планом» не имеете...

— Не в этом дело. Мы уже все документы оформили, подмазали в районе кого надо.

— Ага. Это меняет дело. Что за команда стала «стекло» толкать?

— Беспредельщики какие-то. Костяк команды — уголовники, мы справки навели — с «красной» зоны, стукачки ментовские...

— Стрелку забить, дотрещаться никак?

— Нет, пробовали... Там мусора подъехали, хорошо, наши цинковали [84] со стороны, не ломанулись.

— Так. Где главарь живет, известно?

— На Медиков, дом четыре... — Игорь заглянул в бумажку.

— Пошли Лысого с гранатометом, он у вас любитель...

— Не выйдет. Там двор хитрый. Несколько выходов. Мороки с мочиловом много, не десять снайперов же сажать!

— Да, верно. Я подумаю. Морфин, говоришь?

— Угу.

— А другую дрянь не предлагают?

— Пока только это.

— Хорошо. Будем решение искать. Мне день-другой нужен.

— Так без проблем, хоть месяц.

— У меня самого дела образовались, так что мне тоже тянуть не хочется.

— Лады, — Игорь вопросительно посмотрел на Дениса. — Ты все-таки подумай, может возьмешь тачку, а? Я в магазин позвоню. «Американцы» новые пришли.

— Зануда ты, Игорян, хуже меня. Ну, возьму я пепелац [85] здоровый, все гаишники — мои. Только успевай отстегивать... Ну их, с этими палками полосатыми...

— С номерами Тулип договорится, стопорить не будут.

— Ладно. Я Ксанке скажу, как она решит. Да, кстати, у тебя в ветеринарном институте концы есть?

— Не знаю. Если надо, поговорим. Будут. А что, псин заболел? — забеспокоился Игорь, сам страстный собачник.

— Нет, Адольф цветет. Еще здоровее стал. И остальные в порядке. Я просто вспомнил одну штуку... Как-то раз с одним врачом говорил, надо у него уточнить про морфин.

* * *

— А ты уверен, что это хорошая идея? — спросила Ксения.

— Да они себе сандалят наркоту, так что пусть, — хмыкнул Денис.

Метод помощи Игорю в благородном деле наказаний местного наркобарона был примитивен, но действенен.

Суть была в том, что ветеринарный морфин, производящийся в очень похожих ампулах, имеет концентрацию в десять раз больше, чем используемый для введения человеку — укол сразу становится смертельным, о чем неоднократно предупреждали в медицинских справочниках.

В своих операциях, если речь шла о необходимости сделать что-либо в сфере техники безопасности или производства, Денис пользовался простым приемом — не выискивал хитроумные ходы, а брал необходимую литературу, смотрел, о чем в ней предупреждают, и делал с точностью до наоборот... Самым простым примером может служить инструкция по противопожарной безопасности — если хочешь что-то поджечь, то нужно слово «запрещается» поменять на «необходимо», и костерок готов. Так и с морфием.

Конечно, не имея своего человека в команде «наркобарона», подменить партию морфина было сложновато, но левым образом предложить по дешевке свою — вполне возможно.

На роль «эмиссара по стеклу» выбрали Паниковского. Его прикрывал Ди-Ди Севен, большой специалист в смысле наружного наблюдения и заметания следов, получивший свою кликуху по названию универсального пятновыводителя. Паниковский изображал пьяницу-строителя, который тиснул [86] коробку ампул во время ремонта крыши аптечного склада. Цена партии равнялась стоимости ящика водки. Прибыль «промежуточного покупателя» обещала быть фантастической. Все наклейки на товаре, естественно, были заменены на изготовленные «господином оформителем» Гугуцэ на лазерном принтере. Они извещали о месте производства препарата — Республика Молдова. Поди проверь! Впрочем, задумались и о моральной стороне дела, и философски настроенный Ортопед выдвинул мысль — у каждого своя карма. С ним все согласились.

— А они не успеют все распродать? — не успокаивалась жена.

— Ну и что? Нормальные люди морфин на улице не покупают. А в команде «уголка» этого почти все наркуши. Сразу себе на халяву вломят и двойной эффект. Прям «Вош энд гоу» — вколол и зажмурился!

— А проверять не будут?

— Будут. Но позже. Паниковского кинут, как пить дать, денег он не получит. Но мы же не корысти ради, а токмо волею пославшего нас Игоряна...

— Смотрите, полрайона не угробьте...

— Ну и что? — Денис опять цинично улыбнулся. — Даже если и помрет сотня-другая наркушников, убытка не будет. Не переживай, им на смену новые явятся. Никто им насильно ничего не вкалывает. Любишь на дурмашинке [87] кататься, люби и ногами вперед ехать. Естественный отбор, по Дарвину...

вернуться

83

Наркотики в ампулах (жарг.)

вернуться

84

Наблюдать (жарг.)

вернуться

85

Автомобиль (жарг.)

вернуться

86

Украсть (жарг.)

вернуться

87

Шприц (жарг.)

38
{"b":"6090","o":1}