ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Труба резко сузилась.

«Вот то, что я ожидал! Везет, как утопленнику... Ничего, застряну — застрелюсь... Врагу не сдается наш гордый Денис... Да кому ты здесь нужен? Стреляться он будет — Ага, четырьмя выстрелами в голову, как Пуго... А это еще откуда? Нормально, во варежки, во размерчик! Интересно, владелец здесь живет или как? Судя по габаритам, застрять должен... жрать нечего, помер, наверное... пока такого живчика, как я, дождешься, с голоду точно окочуришься... А дождешься — вот и получи из двух стволов, лежи, переваривай... да нет здесь никого... Ого! “Федя и Маша были сдесь. 1968”... Класс! Это сколько мне было? Три года... Орфография соответствующая — “сиводня, тамбуретка”, как Кривулькина... Горыныч лучше напишет... Или не напишет? А он писать-то умеет? Да вроде умеет — точно, он Пыху через меня записку передавал, при мне держал ручку... То-то Пых орал, что ничего понять не может, каракули бессмысленные... Но это проблемы Пыха, пусть почерк научится разбирать, графолог бритый... А вы, собственно, Федя и Маша, что здесь делали? Тесно ведь, я один еле пролез... Ух ты! Еще лучше... верстак... Как он сюда попал?.. Неудобно же. Кретины, зачем вы его сюда затащили?.. Ломать придется, не пройти... Да он трухлявый... А мы его ножонкой, и все... Так, кранты, завал!» Теплотрасса была сплющена. Нечто обрушилось сверху на трубу и смяло ее до основания. Слева был какой-то проем с рваными краями, видимо, железо не выдержало напряжения и лопнуло.

Денис посветил.

Вбок, чуть поднимаясь, шел неширокий лаз, образовавшийся в толстой, в метр, старой кирпичной кладке.

«Опасно, блин, — начал размышлять Рыбаков, — ну на фиг я сюда полез? Сидел бы дома, чай пил... Романтики не хватило... Ну, и наличные нужны, стоит признать — кирпичи вроде плотно сидят, ногой стукнем... Ой, блин, больно-то как! Во я придурок — крепкие, на совесть сделано...»

Денис осторожно пролез в проем и огляделся.

Он попал туда, куда надо — огромное сводчатое помещение, ящики вдоль стен, обрушившаяся балка. Ящики были здоровые, с прибитыми деревянными ручками для переноски.

«И чем я их открывать буду? Все взял, фомку забыл, — с огорчением подумал Денис. — Вот что значит дилетант... Кладоискательство не мое дело, проще с братвой по городу носиться — риска меньше, а прибыль та же... Сколько тут всего-то? Штук сто... и огромные какие... Интересно, что в них? Если в размер ящика, то не выволочь в трубу, и тогда что?.. Этот хлипкий вроде, так... и небольшой... Но тяжелый... Черт, на ногу! С такой работой я инвалидом стану...»

Горе-диггер расположил фонарь на ящике сбоку и прошел вдоль стены. Удовлетворенный осмотром — точно никто не влезет, обрушившаяся часть свода наглухо запечатала эту часть подвала, — вернулся и перекантовал ящик поудобнее. Руками сорвать крышку не получилось.

Денис почесал затылок и ткнул стволами обреза. Доски начали крошиться. Начало было положено. Рыбаков — напрягся, ворочая обрезом, как ломиком. Крышка приподнялась, ржавые гвозди с противным скрипом выходили из досок, и тут отвалилась боковая стенка ящика. Денис оставил в покое крышку и потянул за какую-то тряпку. Мешковина вылезла, обнажив грязно-белые коробки. Он выволок одну — это явно был какой-то футляр, внутри было что-то тяжелое, килограмм на восемь.

Денис потряс футляр — ничего, попробовал открыть.

Попытка не удалась.

Рыбаков взял фонарь, принялся изучать коробку со всех сторон и мгновенно обнаружил защелку.

«Тьфу, идиот, тебе лишь бы сломать! Нет чтоб подумать!»

Защелка с трудом, но открылась. Внутри оказались часы. Каминные или настольные, Денис не разобрал.

«Круто! — восхитился Рыбаков. — Во хронометр! Значит, и в остальных коробках то же... Дореволюционные, это точно... Бронза, эмаль, ого — камушки, нормально. А что на донышке? Так, Карл Густав Фаберже... Это я удачно зашел... Три куртки замшевые импортные, три портсигара золотых отечественных — инженер Тимофеев живо-ого царя приволок... Я не пьющий... Полтинник за штуку, а их тут... так, шесть... в три приема придется волочь... Надо Ксанке звонить, на разведку сходил, называется...»

Коробки были втащены в подвал, обрезы и снаряжение заняли место за кирпичным выступом. Денис отзвонился жене, проинструктировал и сходил на Невский, купил сигарет. Вернувшись, обнаружил зеленый «Раннер» в проходном дворе.

Ксения выгуливала Адольфа и чуть не полетела в лужу, когда Денис вывернул из-за угла и пес увидел любимого хозяина. Питбуля затолкали в салон. Денис вытащил коробки и погрузил их в задний отсек. Сверху набросили кусок грязнейшего брезента. Супруга «спелеолога» щедро плеснула на тряпку машинного масла — проверяющие автомобили «ментозавры» с удовольствием трогают руками только деньги, остальным брезгуют.

— Что это? — спросила Ксения, сворачивая на Невский. Выдержки ей было не занимать, во время погрузки оба молчали и делали дело, не отвлекаясь.

— Часы, шесть штук, — радостно ответил Денис, — не поверишь — Фаберже, настоящие! Я глянул — обалдел! Уйдут влет, сейчас мода на это...

— Уверен?

— Дома посмотришь. Юлику в ближайшие дни позвоню, он точно возьмет... По полтиннику должны уйти... Там еще добра навалом, надо фомку взять. Коробки здоровые...

— Странно, что всем плевать, никто даже не вспоминает.

— А что им вспоминать? Государство наше богатое, не убудет... Они борьбой за власть заняты, до музеев дела нет. Мне лично совсем не обидно — все равно никому это не нужно. А нам, смотришь, и пригодится, зеленые и в Африке не только крокодилы, везде с ними жить можно... Да, кстати, на джипе торчать резона нет, слишком запоминается. Надо тачку на рынке купить, «запор» или «Москвича» старенького.

— Хорошо. Я завтра съезжу. Какой цвет?

— Лучше серый. Или синий... Сама посмотри, что приглянется. Я нотариусу позвоню, по доверенности сделаем...

— Понятно...

* * *

— Гы-гы-гы, блин, будут знать! — веселился Глюк. Денис случайно встретил Аркадия в кафе и выслушал повествование о последних приключениях Циолковского и еще ряда не совсем трезвых товарищей.

— Погнали, значит, покататься... Пьяные в дым... Бэтмен с ними. Кого-то подрезали, оказалось — ментов, и-по газам! Гоняли, блин, час, по колдобинам каким-то, на пустырь влетели... Застряли, естественно. Тут ОМОН подлетает, наши из джипа выпали, Пых вообще на ногах не стоит... Менты пушки опустили — наши такие бухие, надо хмелеуборочную [95] вызывать, а не ОМОН... Ментов трое всего, чего возиться... Тут и Бэтмен упал, испачкался весь, кричит, что ему в прачечную круглосуточную надо... Старший мусор и говорит Циолковскому: ты, мол, подними их, — и пальцем в него ткнул... А Андрюха страсть как не любит, когда в него тычут...

— Пальцем показывать — элементарно невежливо, — согласился Денис, — и тыкать незнакомым людям — это хамство. В приличном обществе так себя не ведут.

— При чем тут общество? Пьяные же...

— Ну знаешь, Циолковский, Пых и Бэтмен, вне зависимости от состояния — люди приличные, в отличие от ментов.

— Это точно! — обрадованно кивнул Глюк. — Ну, вот — Дрюня как палец увидел — цоп за него зубами. Пьяный-то пьяный, а соображает, что руки поднимать не стоит, на автоматы с кулаками не пойдешь. Омоновец — в крик, рукой трясет, а Циолковский не отпускает, к себе подтягивает.

— У меня Адольф точно так же делает...

— Ну! Питбуль прям! Вот... Отпустил он мента, через канаву прыгнул и побежал, они за ним... Не видно ни черта, вокруг кучи мусора, свалка ведь...

— Ага, кучи мусора вокруг и куча мусоров сзади!

— Грамотно сказал! — восхитился Глюк. — Надо запомнить!

— Я тебе слова запишу. Что дальше было?

— Ну, Андрюха пробежал метров сто и спрятался... Видит, у ментовозки тусняк какой-то, крики, потом узнал — Бэтмен к машине подполз и глушитель стал отрывать...

— Оторвал?

— Сразу! За Циолковским-то старший побежал с напарником, за палец отомстить хотели, а молодого у машины оставили... Пых учудил — камень схватил и лобовуху у нашего «форда» кокнул, причем не вставая с земли! Орет, типа, получай! С цементовозом перепутал... А Циолковский затаился, ждет, дрын нашел метра четыре, с ним сидит. Видит — бежит старшой, по кучам прыгает... Андрюха ка-ак дрыном шарахнет его по ногам! Тот с копыт. В лужу упал, барахтается... Ну, Дрюня сверху и прыгнул и зубами за ухо!

вернуться

95

Спецмашина из вытрезвителя (жарг.).

43
{"b":"6090","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Что можно, что нельзя кормящей маме. Первое подробное меню для тех, кто на ГВ
Черный клановец. Поразительная история чернокожего детектива, вступившего в Ку-клукс-клан
Элиза и ее монстры
Невеста напрокат, или Дарованная судьбой
Спасти нельзя оставить. Сбежавшая невеста
Немой
45 татуировок продавана. Правила для тех, кто продает и управляет продажами
Убить пересмешника