ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну и что?

— Это обозначает склонность к депрессиям.

— Да что вы говорите! Как интересно! Получается, если у нас правительство и Президент на черных машинах передвигаются — значит, они точно маньяки, с депрессивным психозом. Так? Тогда их в больничку.

— Нет, — психолог не знала, как повести себя, — так не нужно...

— А как?

— Это не наш с вами вопрос, — она взяла себя в руки. — Давайте поговорим о том, как вы учились. Легко было в школе?

— Достаточно.

— А в институте?

— Тоже легко.

— Тогда почему ушли?

— Неинтересно стало. Перспективу потерял, перестройка, инфляция. Сами знаете...

— Ага. Вы тест на интеллектуальный коэффициент когда-нибудь проходили?

— Да.

— Каков результат?

— Двести [99].

— Это очень много.

— Можете перепроверить.

— У нас времени нет, да и бланков соответствующих... В армии служили?

— Да.

— Вот здесь написано, что в спецназе...

— Ну и что?

— Не считаете время потерянным?

— Нет. Служил нормально, многое узнал... Полезное занятие...

— Ну, где и что, конечно, спрашивать не буду... — психолог переложила листы на столе и неожиданно подняла на Огнева глаза. — Много убивать приходилось?

«Ого! — насторожился Дмитрий. — Во тетка дает! Странные вопросики на этой медэкспертизе...»

— А с чего вы взяли, что я вообще кого-то убивал?

— Я общалась со многими людьми, прошедшими войну. Вы очень похожи... Поведением, манерой держаться, взглядом...

«Маладэц, да? — иронически подумал Огнев. — Мужские черты характера с манерами Терминатора путает! Вот баба несчастная, ей что, все слизняки попадаются? Или ушки Султанова торчат? Не успокоился, все рыщет... Воробейчик небось настропалил, верещал, что я терпилу прибить обещал. Не выйдет ничего у них, разговор тет-а-тет был, не докажут...»

— Что ж вы не отвечаете?

— Не имею желания обсуждать подобные темы. — Дмитрий откинулся на спинку стула и скучающе посмотрел на врача.

— Почему? Что-то случилось в армии?

«Опять двадцать пять, — разозлился Огнев. — Что они с армией-то прицепились? Все, схожу в ФСБ и стукану, это их дело, пусть со всей этой кодлой разбираются. Им сейчас делать нечего, вот и будут копать, хоть нервы им помотают...»

— У меня в армии были совершенно другие задачи. Это тема закрытая, обратитесь в Министерство обороны, как положено. А насчет убийств я вам вот что скажу — не убивал никого и делать этого не собираюсь...

— Хорошо, не будем об этом, — быстро согласилась психолог.

Глава 15

Вам смешно, а мне жениться...

Глюк стоял в очереди к окошечку сберегательной кассы и напряженно думал, шевеля бровями. Он собирался купить подарки многочисленным родственникам и повторял список, прикидывая, всем ли будут гостинцы. На счастье, родственники жили недалеко, если заскочить в универмаг, то до вечера можно справиться и с поездкой.

Очередь двигалась медленно, до кассы оставалось человек пятнадцать. Аркадий заявился сюда, чтобы оплатить квартирные счета — чаша сия не минует никого, кроме членов правительства и Госдумы. Все мы где-то живем и стоим регулярно в очередях, пытаясь за свои кровные получить взамен коммунальные услуга. Государство снисходительно берет деньги и регулярно радует нас отключением воды, света и тепла.

А по-другому как?

Если не демонстрировать населению, что все в этом мире относительно, оно забудет о неусыпных заботах родного Отечества и будет воспринимать комфорт как природное явление. А так — каждый житель помнит, что его судьба крепко сжата железной дланью могучих Газпрома, Водоканала, РАО ЕЭС и прочих богатырей.

Глюк доброжелательно оглядел сберкассу — чистенько, светло, уютно. В основном посетители были люди на возрасте, всего несколько молодых. Перед ним стоял нервный мужчина в длинном шерстяном пальто, кривил губы и всем своим видом демонстрировал раздражение от медлительности работников сберкассы. Старушки, повернувшись друг к другу, обсуждали, что и где каждая купила подешевле, и вяло ругали молодежь.

У окошечка возникла заминка.

Мужчина лет пятидесяти что-то втолковывал кассирше, та только отмахивалась. Глюк прошел вперед, чтобы узнать, в чем дело.

— Ну вы поймите, мне действительно нужно. У меня же на счету лежит...

— Гражданин, ну что вам непонятно? Нет наличных, такую сумму заранее заказывать надо!

— Когда? — тихо спросил мужчина. Он был бледен, рука на стойке заметно дрожала, другой он комкал носовой платок.

— Ну-у, — травленная перекисью блондинка брезгливо поморщилась, — за неделю, не меньше...

— Девушка, вы поймите, — голос мужчины дрожал, — у меня же жена умерла, мне на похороны надо...

— А я чем могу помочь? Надо вовремя заказывать!

У мужчины выступили желваки на лице.

— Что же мне делать? По закону пять дней осталось, мне надо место оплатить и услуги, — почти прошептал он.

— А чем вы раньше занимались? Надо было сразу прийти! Не задерживайте очередь, тут у всех проблемы!

Глюк насупился, осторожно отодвинул мужчину, у которого беззвучно шевелились губы, и наклонился к окошку.

— Слышь, коза, ты чо, не видишь? Горе у мужика. Чо, денег поганых жалко?

— А вы не вмешивайтесь! — визгливо заявила кассирша и перешла на «ты». — Не испугаешь! Видали мы таких крутых! Иди отсюда, пока наряд не вызвала, быстро тебя обломают!

— Ты чо, овца, не поняла? — мирно, как ему казалось, сказал Глюк. — У мужика на счету есть, выдай, чо положено! — Рука Аркадия опустилась на плечо собравшегося уйти мужчины. — Постой пока, разберемся...

— С такими защитничками он вообще ничего не получит! — безапелляционно бросила кассирша. — Пусть идет занимает!

— Действительно, что вы людей от работы отвлекаете! — вступил подошедший сосед Глюка по очереди. В руках он держал сотовый телефон. — У меня встреча деловая, а вы тут со своими дурацкими похоронами...

Договорить он не успел.

Удар Глюка переломил его пополам, при этом Аркадий отстранил мужчину себе за спину. В сберкассе воцарилась тишина. Глюк спокойно раздавил телефон, носком ботинка перевернул «бизнесмена» на спину и подтолкнул вдовца к выходу.

— Кто слово скажет, будет то же самое. Подожди меня на улице, мужик — Глюк посмотрел на застывшую кассиршу, потом на лежащего коммерсанта. Тот с ужасом вытаращился на верзилу.

— А тебя, козел, я хорошо запомнил... Если еще встречу где, убью, — констатировал браток и вышел из сберкассы.

У входа он наткнулся взглядом на фигуру мужчины, привалившегося к стене.

— Плохо? — участливо спросил Глюк. Слезы безостановочно катились по гладковыбритому лицу, мужчина и не пытался их остановить. — Не надо, брат, пошли к машине, хлебнешь...

Аркадий осторожно подвел мужчину к своему джипу и вытащил из бардачка флягу с коньяком.

— Прими, полегчает... Тебе сколько надо-то?

— Шесть миллионов, — еле слышно произнес мужчина.

— Обменять сможешь? — Глюк открыл бумажник. — У меня только бакинские. Русских нет, блин...

Мужчина непонимающе посмотрел на громилу. Аркадий осторожно потряс его за плечо.

— Брат, а брат! Ты в состоянии бабки обменять на русские?

Тот кивнул, все еще не соображая, что хочет этот здоровяк.

— Кошелек достань! — Мужчина, как робот, вытащил старенький кожаный бумажник и протянул Глюку — Ну вот, молодец... Я тебе кладу штуку двести, хватит... Ты токо в обменник иди, с рук не бери, кинут... Понял? И лопату [100] спрячь надежно... Ну вот, хорошо. Давай, брат, похоронами занимайся, не думай об уродах этих. Тебя куда подбросить?

— Не нужно, я рядом живу, — мужчина еще не осознал происшедшего. Глюк почувствовал себя неуютно, через несколько минут у его собеседника могла начаться истерика. Надо было сломать ситуацию, и Аркадий хлопнул мужчину по плечу.

вернуться

99

Обычным считается показатель 120-140 единиц

вернуться

100

Бумажник (жарг.)

50
{"b":"6090","o":1}