ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ортопед важно закивал.

Он пару раз общался с Рыбаковым-старшим, и тот произвел на него неизгладимое впечатление. Ученых Михаил сильно уважал.

— Ну вот, мне папахен и объяснил — бред это все про свободный полет... Лавсановые пленки натянули, вот он и скользит по ним. Если лавсан в сильном магнитном поле отлить, то молекулы выстраиваются в ряд и поверхность становится прозрачной. Вот тебе и невидимость. Свет поляризованный поставили, он и «летает» только по определенным траекториям, там компьютер за всем этим следит. Скучно, задачка-то элементарной оказалась...

— А твой отец, чо, может все фокусы объяснить?

— Наверное. Я как-то охладел после того разговора, дальше не выяснял. Хочешь, выбери время, пообщайся.

— Но все таки, — не унимался Юра, — а если он действительно способ антигравитации нашел? Не может такого быть?

— Не-а! Тогда бы он не на сцене летал, а в подземных лабораториях той страны, какая его выкрасть бы успела... Небось на первом выступлении в зале одни сотрудники разведки сидели, с аппаратурой соответствующей. Ну, посмотрели, посмеялись, и все. Пусть народ дурит, интереса для спецслужб он не представляет.

— А с исчезновением статуи Свободы? — вспомнил Ортопед.

— Ну, Майкл, ты дал! Какое, к черту, исчезновение... Экран поставили перед толпой идиотов, и все. Камер напихали, чтоб перспективу за самой статуей дать, и лазерный проектор установили. Там, когда занавес падает, остается плоский экран, как в кино, на него в реальном времени и передавали изображение. А статуя как стояла, так и стоит — Из моих знакомых в эти копперфилдовские чудеса только моя любовница Кривулькина верила, да и то потому, что идиотка. Стакан принимала и со своим безумным братцем в телевизор вперивалась. Ну, и мамулька их туда же... Что говорить, мымринские [107] хомо сапиенсы, чего с них взять...

— Не поминай к ночи, — сказал Ортопед, много слышавший про Алину.

— Да, о драконах — ни слова, — Денис постучал по столу. — А что касается Копперфилда, техника у него никакого отношения к настоящим фокусам не имеет... Наши, русские, гораздо интереснее работают, ловкость рук — вот это да! А все примочки Давидика — это труд инженеров, его, как пацана симпатичного, взяли и раскрутили. Таких фокусников начинающих — пруд пруди, в любом городе во всех шоу работают. Его в жизни слушать никто не будет, он только на сцене чего-то стоит, танцульками занимается. Считай, он типа рекламного мальчика, труд инженеров демонстрирует. Если оборзеет, его и заменят. Вот тебе и весь Копперфилд, пешка.

— А вообще, чисто теоретически, человек летать может? — Иваныч прислонился к подоконнику.

— Теоретически — да. Если с точки зрения приложения силы, то по физическим законам киловатт в секунду нужен. Человек столько развивает, когда по лестнице поднимается, это общеизвестно. В принципе, очень немного... Тут только главный вопрос в другом: где точка приложения силы, куда направлять вектор. Если это определить, летать в школе учить будут. Теоретически ничего невозможного здесь нет, как и в любой другой области знаний, в общем. Но на практике пока не выходит.

— А может, уже придумали, токо никому не говорят, — предположил Ортопед.

— Вполне. Если с экономической точки зрения взглянуть, так это же дикие убытки для фирм, которые транспорт производят, лифты, топливо, покрышки автомобильные, да и все прочее... Потери в триллионы долларов. Я б за жизнь такого изобретателя гроша ломаного не дал, замочат в секунду...

— А если прибор изобрести? — спросил Юра.

— Да на исследования фундаментальные никто денег не даст. Дорого очень, и результат непредсказуем...

— Мы бы с пацанами дали, — решил Ортопед.

— У вас столько нет и не будет никогда.

— Почему это? — обиделся мускулистый борец за технический прогресс.

— Нужно, Мишель, несколько сотен миллиардов долларов, тысяча ученых и лет пять-десять работы. Вот при таком подходе можно фактически любую проблему решить. Хотя получиться может, что результат с исходной задачей не совпадает. Будут, к примеру, искать способ антигравитации, а откроют телепортацию или метод продления жизни раза в два. Что, в общем, ничем не хуже, может, и покруче будет. Такие исследования непредсказуемы вообще, широкомасштабные прорывы в науке случайно происходят. Только вот лавэ столько никто не отгрузит, я уж не говорю о свободе исследований... Это только государству под силу, но ни в одной стране денег свободных в таком объеме быть не может. Тупик получается...

Ортопед поскреб подбородок.

Он, как любой уважающий себя «браток», считал, что безвыходных ситуаций не бывает. На реальные дела он никогда денег не жалел, что оправдывалось в полной мере. Ситуация с научными изысканиями разбередила его нежную душу.

— А чо, в правительстве ваще не шарят [108]?

— А ты как думал? У них задачи другие — у кого карман набить, у кого — перед начальством прогнуться... Они ж все только о карьере и думают, да про дачи свои дурацкие — у кого больше. Остальное их не интересует, наука в том числе.

— Хорошо, ты мне объясни, а чо в правительстве ваше делается? Я как телик включу, все лабуду какую-то гонят. Последнее время про борьбу с преступностью орут...

— Ну, орут. А тебе-то что?

— Дык интересно. Если они, блин, такие все справедливые, чего они ментам денег не дают?

— Ну-у, это вопрос двоякий. Для начала, сильные спецслужбы для них самих опасны. Помнишь, когда вопрос о декларациях депутатов обсуждался, сколько воплей было? А Госдума, по сравнению с членами правительства, — вшивота подзаборная, нищие, можно сказать. А и то не захотели доходы декларировать. А у чиновников такие бабки крутятся, что нам и не снилось... Ну, а второе, кстати, и с первой частью очень даже взаимосвязано — а откуда взять эти самые деньги? Бюджет не резиновый. Вот ты сам подсчитай. Пока налоги соберут, а это единственный путь наполнения казны, половину уже по карманам распихают... Как распределят обратно — опять процентов пятьдесят украдут. Вот и выходит, что мы на четверть реальных бабок живем. Страна богатейшая, нам и этой доли хватает, чтоб не загнуться... А про борьбу с преступностью еще долго орать будут. У них стратегии нет, булавочные уколы одни. Решение-то элементарное, по двум пунктам: первое — новый закон о милиции издать, да не тот, где они ни за что отвечать не будут и все права у них, а как бы наоборот — да, права, зато жесткие, чтоб людьми себя чувствовали, но если мент преступление совершил или соучастие у него, все — срок, без поблажек, причем в два-три раза больше, чем за аналогичное у обычных людей. И без амнистии. Второе — деньги начать нормальные платить, ну, по сегодняшним ценам, штуку баксов в месяц — и все, процентов девяносто уже не купить будет. А десять, которые купленные, погоды не сделают, их свои раздавят. Только ты, Мишель, этого не бойся, все равно этого не будет, все чиновники в криминале завязаны, не выгодно им это... Ты мне лучше вот что скажи — если бы государство налог жесткий установило, ну, процентов тридцать, со всех видов доходов и больше ни копейки не брало, тебе лично чем выгоднее было бы заниматься — барыг пинать или свой бизнес делать?

— А кто охранять будет?

— Например, менты. Причем ты сам как хочешь с охраной договаривайся. Все по закону. Треть в казну отдал, остальное — твое, без базара, никто ни цента сверху не попросит. Если нарушишь — ну, тут извини, пожалуйста, — за решетку. Но при этом — и пенсии старикам вовремя, и улицы чистые. А?

— Наверное, свое дело бы открыл... И пацаны бы, кто спортзал, кто магазин... Чо под статьей ходить? Но тут вопросец возникает — а чо с чиновниками делать? Они ж взятки, как пылесосы, требуют...

— Вот и я о том же! Но ты не забывай, с чего мы начали. В предполагаемой модели общества менты-то не купленные! Они быстро всю эту шушеру выведут. Вот из-за этого нормальных законов и не будет, чиновники сами себе могилу рыть не будут.

вернуться

107

Мурманские (жарг.).

вернуться

108

Шарить — соображать, придумывать (жарг.).

56
{"b":"6090","o":1}