ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да, верно, — Ортопед задумчиво взял бутерброд и протянул его Адольфу. Тот аккуратно утащил презент в угол. — Может, ты и прав... А ты, Юр, чо бы делал?

— Ресторан бы открыл, русскую кухню, у меня, знаешь, сколько рецептов! И вкусно, и недорого.

— Ну вот, Мишель, видишь, как получается — кто спортзал, кто магазин, кто ресторан. Я бы тоже что-нибудь придумал, книжки, может, писать бы стал. А чиновникам в таком гипотетическом государстве что делать? Они же работать не умеют, только взятки берут. И передохли бы от голода... Смотри, сейчас как только закон какой более или менее нормальный принимают, они уже лезут с поправками, инструкциями. Им лазейку себе оставить надо, иначе все, кранты, кончится их власть... Оборзели уже вконец, то-то их замачивать все чаще стали. И, заметь, никто уже не удивляется! Будто так и надо...

— А по-другому с ними не сладить, — заявил Ортопед. — Страх потеряли, козлы... Если к ним по-человечески, все, амба, деньги сожрут и ни черта не сделают. Один способ — на испуге держать, чтоб бочка с цементом по ночам мерещилась... Помню, с одним тоже проблема была...

— Не надо, Иваныча напугаешь.

— Да ничего, — возразил Иваныч, — я привыкший.

— Да было-то по мелочи, — сморщился Ортопед, — ерунда. Купил одного такого, в администрации районной, нам склады нужны были... Попользовались месяцок, вдруг — другим передает. Мы с пацанами теми обсудили, он и у них бабки взял, ну, типа, два раза склад сдал. К нему подъехали, а этот урод нас уговаривать стал — мол, потеснитесь, площадей на всех хватит, в тесноте — да не в обиде... Мутант с печатью, блин... Мы его по-тихому вывели, в тачку сунули и на склад привезли. У нас дела еще были, так на попечение Горынычу и Кабанычу оставили, еще Фауст подтянулся... Они все равно сидели, машины с фруктами ждали. Я только под вечер освободился, Олега забрал и обратно приехали... В ворота въезжаем — тут кто-то на стекло нашего «кабана» — плюх! Как привидение, блин, белое что-то сверху. Мы выскочили — а это родименький наш, из администрации, голый, руки за спиной связаны, петля на шее.

— Это кто так попечительствовал?

— Фауст, кто ж еще! Он книжку раздобыл, «Молот ведьм» называется.

— А, знаю, — Денис улыбнулся, — пособие по допросам третьей степени, испанская инквизиция. И что, советы товарища Торквемады в жизнь воплощали?

— А то! Единственно, незадача у них вышла — они по картинке какую-то хитрую дыбу соорудили, но неудачно — когда за веревку потянули, их и захлестнуло. Кабаныча вообще под потолок унесло, а Фауст с Горынычем как в паутине запутались... Этот вырвался и бежать. Полчаса по двору носился, пока на нас не налетел... Мы — на склад. Там картина, доложу я вам! Хуже, чем в этой книжке! Кабаныч на перекрытии сидит, метрах в шести от пола, Фауст уже синий почти — ему веревка горло перехватила, Горыныч эту веревку зубами перегрызает — руки у него за спиной стянуло, самому не освободиться... Ну, развязали мы их, бюрократа отпустили — так с тех пор он за полцены все делает, только скажи! Фауста особенно боится, он теперь у него на связи состоит...

— Ну, вот тебе и программа перевоспитания чиновников.

— Это хохмы, — сказал Иваныч, — а где нормальную программу взять? Я на работе все время телевизор смотрю, он у меня, как фон, не выключается. Наших политиков послушаешь, бред один...

— Почему? — не согласился Денис. Ортопед вновь подкормил «несчастного» Адольфа бутербродом. — Миш, ты мне собаку испортишь, перестань, он уже в дверь еле проходит...

— Пусть кутает, не жалко. Я в следующий раз ему ветчинки привезу.

— Не надо. Собакам свинина противопоказана, у них печень маленькая, им жирного нельзя...

— Тогда говядины парной, с мясокомбината...

— Ага! Ты привезешь сразу килограмм тридцать, и куда я ее дену?

— Я возьму, — сказал Иваныч. — Рикуся будет доволен...

— Не сомневаюсь... Ладно, к программе вернемся. Я что говорил? О том, что не согласен. Здравые мысли есть, их только вычленить надо. Фактически каждая фракция в Думе свои интересы лоббирует. Так и надо понять, что выгодно, а что — нет. У Воль-фовича, к примеру, раздел международной политики, система приоритетов...

— Вольфыч — это голова! — поддержал Ортопед.

— Не спорю. Так, у Яблонского — его предложения по налогам и кредитной сфере...

— Григорий — это голова! — бабахнул Иваныч.

— Мы не в Одессе! Бросьте свои шуточки! Продолжаю... У коммунистов — социальные программы, пенсионеры и прочее. Знаю, знаю, Зюгнович — тоже голова... Паноптикум у нас получается, театр анатомический — одни головы. Ну вот, взять все эти разделы и в одно целое свести. В нормальных странах так и делают. А у нас то густо, то пусто. Они наверху пихаются, а народ еле концы с концами сводит. У кого мозги есть, в криминал уходят, там хоть что-то на карман остается. Государство-то до нитки обдерет, да и посадить все норовит.

— Точно, — подтвердил Ортопед, — у нас процент небольшой, пятнадцать-двадцать с прибыли. Если барыга работает нормально, не нарывается, его никто не тронет...

— Ага, — подколол Иваныч, — а если долго не нарывается, то вы ему это обеспечиваете в одни ворота...

— Не скажи, — Миша отреагировал спокойно, — они сами обычно в непонятки лезут. Вот я тут к психологу ездил, с пацаном одним познакомился, он экспертизу проходил. Так он три года нормально работал, фирму имел, я крышу его знаю, нормальные ребята. Ты, Динь, Альпиниста помнишь, в «Пулковской» встречались?

— Помню, хороший парень, — кивнул Рыбаков, — сейчас, по-моему, в Штаты рванул...

— Ну! Там с машинами завязался... Так вот, Альпинист был крышей того пацана. Димоном его зовут. Ну и Димон сразу, чтоб базаров не было, братанского бухгалтера к себе взял, тот все время и работал... Сам-то Димон компьютерами занимался, переговоры, он в языках соображает. Ну и пацанам чо беспокоиться? Они только его поддерживали, лавэ вкладывали, он поставки организовал — закачаешься! И ему в кайф — ни процент высчитывать не надо, ни с налоговой разбираться — все братанский бухгалтер делал. Если вопросы какие — так его не отвлекали, сами решали — чо мужика от дел отрывать? Он и других барыг консультировал, башка нормально варит. Все организовал, ну, устал — понятно, захотел наукой заняться... Никто не мешал, проконтролировали, чтоб только он денежки до копейки получил свои, и все. На фиг такого раздевать, фирма доход до сих пор приносит. А если он из бизнеса уйти хочет — какие проблемы? Расстались друзьями, он по старой памяти советы дает, все довольны...

— А как он на психиатричку попал? — нахмурился Денис. — Сдвинулся на почве научной работы?

— Не... это уже продолжение истории. Приятель его подставил. Знал, сука, что бабки у него есть, решил обуть... На фирму к себе пригласил, плакался, просил помощи... Ну, Димон, добрая душа, да и забыл он, что барыгам верить нельзя, решил подсобить. Опыт-то есть. В общем, помогать тому начал. А урод этот, Ковалевский, его всем.

— Стоп! Как ты сказал?

— Ковалевский, барыга этот...

— Так, а что за фирма?

— Что-то с недвижимостью связано, я не вникал.

— Случайно, не «Наш Дом ЛТД»?

— Да, точно. А ты откуда знаешь?

— А, было дело. Случайное знакомство. Ты продолжай, не обращай внимания, я так просто уточнил...

— Ну вот, на фирму-то он его взял, типа менеджером, но без контракта. То-се... И главное, представлял он его не Димоном, а компаньоном Виктором...

— А это еще зачем? — удивился Иваныч.

— Нормально, — махнул рукой Денис, — от налогов уходят. Барыги мертвые души любят, практика есть такая... И что дальше?

— Дальше — совсем интересно. Этот чудила грешный Димона своим знакомым представил, с сотрудниками фирмы потрещал о чем-то и в ментовку!

— Ого, — ухмыльнулся Денис, — и что заявил?

— Сто сорок седьмую, третью... [109]

— А что это? — не понял Иваныч.

— Мошенничество в особо крупном, — пояснил Денис, — тяжкое, до десяти лет. И что барыга предъявил?

вернуться

109

147-я статья часть 3 — статья старого УК РСФСР.

57
{"b":"6090","o":1}