ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Типа, сто тонн баков у него Димон взял. Еще, сучок, Димона попросил компьютер свой починить, тот его домой поставил, разобрал, он же соображает в электронике... А барыга заявил, что и компьютер украл. С каким-то частным сыскным бюро договорился, с ментами бывшими, те в мусарне и подтвердили, типа, они афериста нашли... Якобы по чужому паспорту работал, бабки хапнул — и в бега! Следак свой, фамилия прикольная — Яичко, все лавэ пытался выбить, в камеру усадил... Пока Димон парился [110], еще какого-то типа терпилу привели, так с жены Димона пятерку бакинских за его выход из СИЗО ссосали, якобы за эпизод новый... Потом следака сменили, и он пять — два [111] получил...

— А что он на психиатричке делал?

— Так он не успокоился же... Три или четыре раза доследования возбуждал... У него, когда шмон мусора проводили, половину вещей свистнули, больше чем на двадцать тонн... Там в деле такого накосорезили! Доказухи — ноль, свидетели показания по пять раз меняют, труба! Он заявы и пишет... Горпрокуратура вынуждена дело снова открывать, там жуткий бардак... Ну, а из Выборгского отдела его на психиатричку и отправили — типа, сомневаются, что он нормальный, еще и стационаром пугают. Вещи-то они возвращать не хотят!

— Педики, блин, — зло сказал Денис, — ворье в погонах...

— Подождите, — вмешался Юра, — это что ж получается, любого менты в психбольницу отправить могут?

— Нет, Иваныч, это не то. Мы про экспертизу говорим, для любого такого дела основания нужны... — Денис почесал бровь.

— Нет там никаких оснований, — заявил Ортопед, — туфта полная. Мне Димон вкратце рассказал — там только один протокол, да и то чушь. Типа, боксом занимался... Следак новый и верещит, что сотрясы в мозгу могли быть. Ковалевский-то родственник зампрокурора, вот менты и стараются... Я, кстати, и следачка видел — умора, блин! Бурун [112] больше головы, небось в горах сетью отловили, сюда в зоопарк привезли, а он сбежал и в ментовку работать устроился...

Юра хихикнул.

— Вполне может быть, — авторитетно высказался Денис, — я, когда в армии служил, в одной части связи внутренних войск глухонемого видел. Вот это цирк! И ничего, в армию призвали, он у них кабель телефонный тянул, ему на бумажке писали, что делать надо... Приказ, блин, в письменном виде... Хорошо, не додумались его на радиостанцию посадить, от ментов всего ожидать можно...

— Я в армии в артиллерию попал, — Юра взял пирожное, — тогда в сухопутных частях три года служили, конец пятидесятых... У нас немцев с Поволжья много было, считай, полроты. Из них несколько батарей ском... плектовали, — Иваныч чуть не уронил крем.

— Ты, когда слова такие сложные произносишь, смотри не подавись, — предупредил Рыбаков,

— Не буду... Они, немцы, у нас все больше по-своему базарили. Ну, на учения нас вывезли, цели указали, отстреляться и обратно... Тут проверяющий едет, посредник на учениях, вдруг слышит на опушке у батареи — «Зер гут, Ханс. Айн, цвай, фойер! У-у! Нихт, дас ист шлехт!» [113] — не попали, значит. Война-то не очень давно закончилась, а мужик боевой, в орденах, а тут — чистые фрицы, рукава закатаны, на батарее идеальный порядок, — «орднунг» по-ихнему — Он чуть в канаву не прыгнул. Потом немцев по другим батареям распределили, а то чистое подразделение СС получалось, они же еще в перерывах на губной гармошке играли...

— Да, бывает, — Денис потянулся. — Кстати, Мишель, познакомь-ка ты меня с этим Димоном. Интересное дело получиться может...

Глава 17

Он лег, он сел, он встал — И все на счетчик...

Позвонил Юлий Николаевич и сообщил, что часы Абрамовича наконец ушли — один чудик предложил двадцать пять тысяч долларов. Юлий, по причине прошедшей крупной сделки с Денисом, не стал устанавливать процент магазина и продал по чистой цене. Рыбаков отзвонился отцу, тот на следующий день сообщил, что Абрамовича нет в городе, жена его тоже куда-то уезжает, так что пусть деньги побудут в магазине.

Денис объяснил, что так не делается и он обязан забрать сумму. Александр Николаевич не возразил, у него самого была масса дел, а думать о Григории ему было недосуг.

— ...Прокурор тут ни при чем, все его зам Воробейчик бананит, — доложил Ла-Шене, бывший оператор студии «Ленфильм», попавший в вытрезвитель почему-то в костюме французского придворного времен Людовика Четырнадцатого и записанный в протокол под звучным именем Жан-Поль Ла-Шене. В жизни его звали Игорь Берсон. — Какой интерес, пока не разобрались. «Уголок» после морфина и «волосатой травки», — Ла-Шене усмехнулся, — особо дел не крутит. В основном из хаты не вылезает. Телефон на прослушку поставили, но там лажа — он по «дельте» говорит.

— Но, значит, есть какие-то дела! — Денис ударил кулаком по раскрытой ладони.

— Есть, но пока не знаем, — развел руками Гоблин — рост два метра пять сантиметров, вес сто шестьдесят килограммов, копыта неизвестно какого размера. В далекой сибирской деревне, откуда он был родом, когда застревали машины, вызывали его, а не трактор. В армии, где он попал в воздушно-десантные войска, долго ломали голову, какое же ему дать оружие. В результате вручили ручной пулемет, у которого была снята предохранительная скоба спускового крючка, иначе палец не пролезал. С парашютом он так ни разу и не прыгнул, хотя очень хотел. Командование опасалось, что обычный не выдержит, а грузовой на людей не прикрепляют. Так Дмитрий Чернов и смотрел с тоской на раскрытые купола сослуживцев в синем небе, зато получил благодарность за оригинальное «снятие часового» условного противника. Гоблин проявил смекалку и плечом с упора свалил караульную вышку. Бедного часового потом долго лечили от нервного потрясения.

— Что же там быть может? И наркота тут при чем? — вслух размышлял Денис.

— Я говорил, не в этом дело, — сказал Садист. — Травка и стекло — это так, на халяву деньжат срубить. Побочный промысел...

— Но тогда получается, что основной интерес — в Выборгском районе. А почему он в Петроградском живет?

— Подальше от места работы, — высказал мнение Паниковский.

Комбижирик согласно кивнул.

— Может, этого «птичника» того?.. — предложил Горыныч.

— Ага, конечно. Ты еще, для верности, прокуратуру взорви, — съязвил Денис, — опять теракт получается. И что вас все время в эту сторону тянет? Тебя, Толика... Про Циолковского я вообще не говорю — он просто активист «Хамаза», Ди-Ди Севен в последнее время к масштабным операциям стал склоняться... Может, вам для соединения теории с практикой в Палестину на годик рвануть? Там вроде опять тусняк намечается, евреи с арабами глушить друг друга будут. Тут и вы в тему заедете, бригада русских монстров-распылителей. Полкоманды на одной стороне, половина — на другой, чтоб по-честному... Боюсь, всем там туго придется. Главное, вместо газавата «растратами с криком» [114] не увлекайтесь, будете золотые лавки шерстить, по глазам вижу...

— Может, «уголка» спровоцировать? — Садист посмотрел на Дениса.

— Можно, но тут вы большие специалисты.

— Не преуменьшай и своего опыта... Всем подумать надо. А пока вот что: кто-нибудь из наших штурмовиков [115] сработает, на улице к его пацанам заведется, типа, из соседнего кабака отморозки. Район не его, вот и пристали... Понервируем чуток...

* * *

Рыбаков сходил в прихожую за оставленными в кармане куртки сигаретами и вернулся к разговору. Дмитрий охотно согласился на встречу, никто им не мешал — жену с дочерьми он отправил на месяц в Испанию.

— А что вообще из бумаг в деле есть?

вернуться

110

Находиться под арестом (жарг.).

вернуться

111

Ст. 5 п. 2 УПК России — отсутствие состава преступления.

вернуться

112

Нос (жарг.)

вернуться

113

«Очень хорошо, Ханс. Раз, два — огонь! У-у! Heт, это плохо!» (нем.)

вернуться

114

Разбойные нападения или грабеж

вернуться

115

Хулиган (жарг.)

58
{"b":"6090","o":1}