ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Исповедь узницы подземелья
Кремоварение. Пошаговые рецепты
Северная Корея изнутри. Черный рынок, мода, лагеря, диссиденты и перебежчики
Нелюдь
Янтарный Дьявол
Лолита
Девушка, которая читала в метро
Ждите неожиданного
Развивающие занятия «ленивой мамы»
A
A

— А зачем тебе это надо?

— Не боись, в криминал я тебя не тяну. Для этого специалисты имеются, дилетантам там делать нечего...

— Слушай, а ты вообще без этого веселья прожить не можешь? У тебя голова соображает, образование — дай Бог каждому, в любую фирму с руками бы оторвали...

— Щас, жди! Ты что думаешь, мне позволят делом заниматься? Или наших совковых барыг не знаешь?

— Но есть же и нормальная коммерция...

— Где ты ее видел? У себя в конторе? То-то я смотрю, ты на «порше» катаешься, особняк имеешь... Да тебе платят четыреста баков и сто, якобы процент, и все... А с твоей работы сколько имеют? Штук пятнадцать-двадцать в месяц, так? Чего молчишь? Я не прав?

— Да в общем, прав...

— Ну вот. А если по-честному, процентов десять должны отстегивать, иначе подачка получается. В криминале, хоть и рискуешь, точно знаешь за что. И за процент можешь не беспокоиться — за крысятничество [124] сразу на пику нарвешься, потратить украденные бабки не успеешь... У бандитов с этим строго. Это барыги сплошь и рядом друг друга кидают, отсюда и «непонятки» вечные. А умным у нас податься некуда — государство их не любит, в частном бизнесе либо уволят, чтоб много о себе не воображал, либо обманут. У нас же единственная страна, где «интеллигент» — это ругательство... Так что одна дорога остается — в чистый криминал. Да, согласен, стремно иногда, а что делать? Кушать всем хочется, и бандюганы — тоже люди, у них семьи, дети. И люди, между прочим, не худшие. Многие почестнее будут, чем среднестатистический человек, и не только в своем кругу. Бандиты же обычных людей не трогают. Бывают, конечно, отклонения, но мир-то несовершенен, я не идеализирую никого. Просто сделал свой выбор, мне так по жизни комфортнее... И уверяю тебя, общение с так называемым «уголовным миром» ничуть не хуже, чем со всеми остальными... От них хоть жалоб на тяжелую жизнь не услышишь, ребята знают — если денег нет, значит, сами недоработали. Довольно самокритичная позиция, я тебе скажу...

— А жестокости все эти, зачем это нужно?

— Ты репортажи по телевизору имеешь в виду?

— Не только... И газеты, и художественную литературу.

— Ну-у, это проблема глобальная... У нас народ дурной, ему бороду припечатать [125] — раз плюнуть. Никто думать не хочет — либо белое, либо черное, полутонов нет. Менты — герои, бандиты — сволочи, и все. А так не бывает. Любой человек многогранен, в нас добро и зло в равной пропорции замешано, и никогда не знаешь, что когда проявится. Да и понятия добра и зла — очень субъективны, каждый по-своему оценивает. Вот ты меня хорошим человеком считаешь?

— Да, конечно.

— Это относительно тебя. А многие другие ненавидят, когда сталкиваются. Сколько людей — столько и мнений. И у бандитов, и у ментов, и у обывателей... Да каждый из нас в своей жизни такого наделал, что и на исповеди не скажет... Кто больше, кто меньше... Раскаяние все равно когда-нибудь приходит, к любому. Но только внутри это. Изначально плохих людей не бывает, дети невинными рождаются. Дальше — воспитание, окружение... А что сейчас происходит? Интеллектуальный конец света. Что ни возьмешь почитать — скучно делается. Герои мертвые какие-то, с одной извилиной. Бандиты — монстры, прям нелюди, менты — особо принципиальные, плохиши обязательно в конце гибнут, сотрудники КГБ или спецслужбы какой — вообще кранты: или полубоги, или звери... То ли писать разучились, то ли боятся, что другое не напечатают. Наворотят событий, гору трупов положат — зачем, почему, не ясно. Изнасилуют кого-нибудь обязательно, это модно, без темы секса ни одна книга не обходится... Причем насилуют, естественно, бандиты, будто у них своих женщин нет. Кстати, в их среде за такие вот шуточки сдохнуть — легче легкого... Главного героя выводят — ну вообще туши свет! В обязательном порядке, если обычный человек, такая «жертва обстоятельств», — бухает по-черному. Я тут раз ради интереса у одного писателя дозы выпивки посчитал — так получилось, что герой у него в день, если в эквиваленте, в среднем литр водочки засаживал! Представляешь? Что, интересно, в таком состоянии он мог делать? С какими такими преступниками бороться? Да он пластом должен был всю книгу лежать! Ну и что выходит? Какая-то особо тупая фантастика, ничего в себе не несет, никакой мысли, только — бах, трах, бздынь по калчану [126], побежали куда-то, пальнули, кому-то в очередной раз «треста дали» [127]. — Чернуха сплошная. А главный герой под конец со всеми круто разобрался. А коробку с кипишем включишь — вешаться можно!

— Какую коробку? — не понял Егор.

— А, это телевизор так называют... Ну, вот — программа какая-нибудь про криминал — и понеслось! Трупы, кровища, бравый РУБОП или ОМОН кого-то задерживает, корреспондентишки надрываются — ах, разгул преступности! Ой, какие жуткие бандиты! А если внимательно приглядеться? На самом-то деле: девяносто пять процентов убийств — бытовуха по пьяной лавочке. Преступную группу задержали — так хулиганье одно, либо наркуши на дозу сшибали, либо ублюдки мутноглазые с дурной пролетарской наследственностью. Налет на сберкассу — так главному грабителю задержку умственного развития ставить можно сразу... Чушь это все про борьбу с мафией, настоящих бандюганов вообще крайне редко берут. Да и выходят они на свободу из зала суда. Не потому, что всех купили или всех свидетелей напугали, а потому, что если пострадавший — барыга, так он сразу юлить начинает. Им суммы объяснять надо, которые в деле вертятся, откуда деньги появились, на чем заработали. Вот они тюльку и начинают гнать, путаются, детский сад какой-то... Они же, если правду скажут, на раз с обвиняемыми местами поменяются. А что в этом случае судьям делать? То-то... Пока в гадиловке [128] с ними разбираются, в камере держат, на допросах лупят — все у ментов в цвет, бандиты виноваты, для мусоров — все доказуха, а как в суд попадают — трендец, все развалилось, и свидетели бегать начинают... — Денис раздраженно махнул рукой, — и бегают не потому, что их якобы братва замочить пытается, это вообще редкость большущая, за лишними статьями никто не гоняется и на себя не вешает, а потому, что либо врут за бабки, либо хотят денег срубить в будущем. А все сюжеты с пытками, расчлененкой — для ужастиков подходят, в реальной жизни это в основном семейные разборки — при разводе, например, квартиру поделить не могут, вот кто-то из супругов и нанимает типа «киллеров». Братва и знать об этом не знает, у нее другие интересы. Конечно, бывает, что кого-то за квартиру замочат, но я лично с такими ни разу не сталкивался, и не слышал даже... Только в газетах читал. Попугать могут, отомстить — да, завалить — очень сильный повод нужен, но чтоб просто так наехать на обычного человека, утюгом жечь, детей покрошить — за это на куски порвут свои же, или другая бригада уроет. Беспредельщиков никто не уважает, их и отстреливают, как психов...

— А черные? Про них почему столько историй?

— Егор, национальность значения не имеет. У кавказцев менталитет другой. Но это не говорит о том, что они хуже или лучше. Ублюдки в любой нации есть, размер шнобеля или цвет кожи тут ни при чем. Ну, в криминале завязаны, а русские что — нет? То же самое... У меня и азеры были знакомые, и армяне, и с Северного Кавказа пацаны — и что? В гости к ним приходишь, сразу — за стол, обязательно накормят. Общаемся нормально, ни у кого в мыслях ничего нет. Какая разница, русский, чечен или грузин? Умный человек — буду говорить, нет — чего мне с ним за столом сидеть? Тут сам выбирай, никто насильно не заставляет. Если у человека другая вера, другие обычаи — прояви уважение, он ведь тебя не оскорбляет. Как ты к нему, так и он. А национализм — от скудоумия, просто путей нормального общения искать не хотят. Никто не стремится у нас свои порядки устанавливать...

вернуться

124

Воровство у своих (жарг.).

вернуться

125

Обмануть (жарг.).

вернуться

126

Голова (жарг.).

вернуться

127

Избить (жарг.).

вернуться

128

Отделение милиции или прокуратура (жарг.).

62
{"b":"6090","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Маленькая страна
Половинка
Динозавры и другие пресмыкающиеся
Порядковый номер жертвы
Не надо думать, надо кушать!
Почтовый голубь мертв (сборник)
Легкий способ бросить курить
Хюгге, или Уютное счастье по-датски. Как я целый год баловала себя «улитками», ужинала при свечах и читала на подоконнике