ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Интересно, — подумал Рыбаков, — если я знак подам, они здесь Николашу замесят или на улице пристанут? Главное сейчас — невозмутимость, следить за собой, а то Горыныч не так что-нибудь поймет, в секунду ведь из-под Коваля стул вышибут и сверху прыгнут...»

Ковалевский разбубнился о строительстве дома, на который выделяется кредит под гарантии местной администрации. Это было уже что-то конкретное. Естественно, глуповатый и жадный Николай искал пути обкрутки денег. Денис вскользь упомянул о шапочном знакомстве с управляющим одного из банков Министерства обороны и затронул выгодную тему новых технологий. Ковалевский схватился за обе идеи, выяснил, что у «Миши» высшее техническое образование, и нудно попытался склонить его к сотрудничеству, сразу пообещав место заместителя генерального директора в своей фирме — «Михайлов» пожал плечами и пообещал подумать.

Барыга сел на крючок крепко, радужные перспективы — ничего не делать, получать много денег — застряли в его мозгу еще в раннем детстве, когда он месил грязь в деревеньке под Брянском. Тогда ему мерещились комсомольская или партийная карьера, спецраспределитель, «Волга» в личном пользовании, отдых в самой настоящей Болгарии, угодливые лица подчиненных, теперь — роскошные особняки во Флориде, коллекции спортивных машин, златокудрые любовницы, перстень с двадцатикаратным бриллиантом, приемы в его честь. «Михайлов» был подходящим кадром для использования, очередной ступенькой к успеху. Свою работу сделает, и хорошо, пусть валит от греха подальше. Ковалевского злить опасно, «его» менты и детективы кого хошь «уделают». То, что в ситуации с Огневым он крупно прокололся и уже против него было возбуждено дело, Колюню волновало мало — Воробейчик прикроет, вовремя сообщил, когда жареным запахло. Пусть теперь ищут, время пройдет, и все заглохнет. Жаль, следователя сменили, с Поляковой Ковалевский успел договориться, денег пообещал. Но, к счастью, не дал и спокойно дела делал. Тетка закомплексованная, мужика нет, воспитание бабье — импозантный бизнесмен не мог такой не понравиться. Из кожи вон лезла, вернее, из жировых складок. Тянула, дело приостанавливала, Огневу врала — ну и ладненько. Как ситуация переменилась — адью, красотка перезревшая, сама разбирайся.

Ковалевский настоял отвезти «Михайлова» — к Невскому, тот был вынужден согласиться.

Горыныч грустно проводил их взглядом.

* * *

— У тебя есть план? — спросила Ксения.

— А как же! — рассеянно брякнул Денис. — Туркменский, целый коробок, для себя держу...

— Может, в другое время веселиться будешь?

— Ага...

— Ну, так ты подумал?

— А что тут думать? Берем барыгу на доктора [137], и все дела...

— А он клюнет?

— Естественно. Они все клюют, только подсекай... Когда я ему суммы про патенты впарил, думал, уделается от счастья.

— А он в ментовку не дернет?

— Дернет. Обязательно. Ну и что? Ему же хуже, его там тоже обуют, менты страсть как любят таких сладеньких... Он им еще мой розыск оплачивать будет, они смогут его по полной программе разгрузить [138].

— А искать будут?

— Не-а. Зачем им? Расскажут ему, как ночей не спали, по городу бегали. А денежки его пропьют.

— А если честные попадуться?

— Ну и что? А как меня искать? По описанию Ковалевского? Так всю жизнь копаться можно. А насчет честных... Это сказочные персонажи. Не бывает. Ты скорее начальника ГУВД встретишь, патрулирующего улицы на белом единороге, чем мента-альтруиста. И потом, у Коваля же биокомпьютер останется, а то, что он помер — так кормил плохо. Еще гестаповцы [139] налетят, они его год валандать будут. Ничего себе, барыга стратегические секреты упер! Лафа для «глубинного бурения»...

— Ты Котовскому только про единорога не говори...

— А он и без меня знает. У него соседи по кабинетам на новых «японцах» катаются, а зарплаты полгода нет. Удивил ежа голой задницей. Вон парень этот, я тебе рассказывал, Димон, просветил меня, как он с ментовкой бодается. Как мент или прокурорский — так либо крючковатый [140], либо дебил... К ним других не берут.

— Категорично.

— А то! Конечно, нет правил без исключений, менты правильные где-то существуют, и прокуроры есть нормальные... Вон, Кивиныча читаешь, веришь — есть, на улицу выходишь — так, как Станиславский, не верю! Димка поначалу тоже верил, теперь плюется — первый следак, Яичко, — пьянь и дурак набитый, на подсосе у барыги, Ковалевского то есть. Да и не у него одного. В другое отделение дело перекинули — там в другую сторону уклон. Следак — УПК на ножках — за собственную независимость борется. Причем почему-то с Димоном, хотя тот на нее и не посягал. На Ковалевского вымогательство возбудили, вся доказуха есть, так корыто дворницкое [141] — баба-кретинка, заместо следствия мужиков себе ищет. Жопа в два обхвата, глазками туда-сюда... Если форму наденет, будет, блин, пюре в мундире... Пять раз дело приостанавливала за «болезнью» барыги, даже обвинение не предъявила. Димон по прокурорам бегал — без толку, те сидят, виноград [142] выращивают. К Недоделко на прием пробился — и что? В кабинет зашел, там этот с замами своими сидит, смородину жрет, кто-то с дачи привез. Димону не предложили даже! А может, он тоже ягоды любит. Заяву прочитал и начальственно так бросил — свободны, разберемся! А сам в вазочке рукой шарит, ягодки себе покрупнее выбирает. Помощничек его лебезит, про достоинства кустиков да чернозема рассказывает... Тут беда у заявителя, а этот витамин лопает... Приличный человек с собой бы дал, в кулечке. Не обеднеет, а посетителю приятно: как-никак хоть ягодок покушает, добрее на мир смотреть будет. Так нет! Сами сожрали. Потом Димон еще в Управление Собственной Безопасности сходил, там наобещали, а полгода — ни ответа, ни привета, типа, разбираются... В городской прокуратуре от него стонут, а дела — ноль, одни бумажки бессмысленные присылают...

— Грустная картина...

— Угу... Диарама «Утро с похмелья», на всю страну. С Ковалевским по-тихому надо, бабки — в карман и деру... А менты пусть аликов [143] ловят и шмонают...

* * *

— Вот это да! — восхитился Ванготтов. — И как это работает?

— Видишь ли, Егор, — Денис гордо взирал из кресла, — это гель специальный, с какими-то хитрыми электромагнитными характеристиками. Стенки сделаны из диэлектрика, жидкость внутри — проводящая. Ток пустил, вот он и дергается...

Коробка с «биопроцессором» выглядела впечатляюще — некий аквариум с сине-зеленой медузой, зависшей в десятке сантиметров от дна. Медуза перетекала в различные формы, сжималась и выбрасывала отростки.

— Всего сто баксов! А какая вещь!

— Да, — Егор обошел вместилище «биомассы». — А что от меня нужно?

— Ты будешь великим и могучим электриком, правой рукой гения — создателя этого чуда, то есть меня. Ты сделаешь так, что биокомпьютер заработает!

— Ты что, совсем свихнулся? Как, по-твоему, я это сделаю?

— Не гони гусей, друг Диванчик. Неужели ты думаешь, что я мог бы тебе предложить что-то сверхъестественное, что повредило бы твоему нежному, но, увы, слабому разуму? Шнур питания видишь, который к монитору идет?

— Ну...

— Контакт «земли» на вилке видишь?

— Ну.

— Не нукай. Вот посредством этого нехитрого приспособления мы и будем руководить нашим маленьким, но, к несчастью, безмозглым другом. Нормальный «пентиум» будет в соседней квартире... Никаких дополнительных шнуров, как ты сам и говорил. Только в розетку. Проверять можно сколько хочешь, нет ничего больше. Как тебе идея?

вернуться

137

Взять на доктора — обмануть, совершить аферу (жарг.).

вернуться

138

Здесь — заставить выплатить деньги (жарг.)

вернуться

139

Сотрудники ФСБ (жарг.).

вернуться

140

Подкупленный (жарг.).

вернуться

141

Следователь прокуратуры (жарг.).

вернуться

142

Геморрой (жарг.).

вернуться

143

Алкоголик (жарг.).

66
{"b":"6090","o":1}