ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Конечно. Там же моторчик — угол девяносто градусов, берет всю комнату. В коридоре — дополнительная, кухню тоже захватывает... Я ее за зеркалом замаскировал, поставил стекло Гизелла [147]. У оператора — два экрана, с монитором соединены, так что на визави можно за десять секунд карикатуру нарисовать и на экран вывести.

— Здорово. Повышает достоверность.

— Да с таким объемом памяти что хочешь делать можно. Я еще микрофоны вывел, чтобы оператор в курсе разговоров был.

— Молодец. Непотраченные бабки — твоя премия. Можешь еще фенечки придумать?

— Конечно.

— Действуй, корешок ты мой технологичный. Не сильно загружаешься?

— Нет, мне самому интересно...

— Время есть, месяц, как минимум... Что надо — список составь, я куплю...

— Сделаем. Я подумаю, дома еще поработаю.

* * *

— Мусор не забудь выбросить, — Татьяна Сергеевна, мама Дениса, сунула Александру Николаевичу мешок. — Ты во сколько придешь?

— Как обычно, в шесть, — Рыбаков-старший был задумчив, он размышлял о покупке нового каталога монет.

Книга была дорогая, и надо было высчитать расходы.

Лифт долго был занят, Александр Николаевич облокотился на перила. Наконец кабина пришла. Рыбаков-старший поехал вниз, держа перед собой мусор, чтоб не испачкаться — в пакете громоздились плавники и чешуя, на ужин ждали гостей и решили сделать рыбный стол. На первом этаже двери открылись, и Александр Николаевич сделал шаг на площадку. Бац!

От удара очки улетели в угол лифта. Неясная фигура попыталась рвануть вперед, но Рыбаков швырнул мешок прямо перед собой и попал. Склизкая рыбья кожа облепила куртку нападавшего, одетого более чем странно — во все черное. Видимо, он изображал из себя местечкового «ниндзю».

Противник опешил, Рыбаков врезал с левой. Без очков он почти ничего не видел, но нос разбил с первого удара. Тело в черном замахнулось, вступив в лифт. Александр Николаевич уловил движение и шагнул вбок. Нападавший влетел в кабину и оказался в углу, Рыбаков развернулся, и неожиданно получилось так, что собой перегородил выход. Увидев столь интересный расклад, он с гиканьем стал молотить по физиономии противника. Тот слабо тыкал его кулаками в грудь, но тут у Рыбакова было преимущество — куртка из кирзовой кожи могла выдержать нож. Тем более что нападавший был выше ростом и в узкой кабине лифта ему приходилось туго. Да и драться он, похоже, не умел.

Александр Николаевич изловчился и пнул противника в живот, — от удара «ниндзя» отлетел к двери и, воспользовавшись случаем, унесся из парадной.

— Мужик, а тебе что надо было? — заорал Рыбаков, любивший во всем точность и определенность.

Хлопнула дверь, возвестившая о позорном бегстве спарринг-партнера. Рыбаков подобрал очки, поднялся и вступил в квартиру.

— Дорогая, я сегодня рано, — чувство юмора в семье было традиционным.

— Боже, что с тобой?! Сейчас же в ванну! Я йод принесу!

Умывшись и надев новые очки, Рыбаков посмотрел на себя — особо ничего страшного не было, только сильно разбита левая скула.

Зазвонил телефон.

— Да? — Александр Николаевич снял трубку.

— Это был вам первый урок! — звонивший захлебывался от ярости. — Если Абрамович деньги не получит через три дня, всю семью вырежем! Вы поняли?! Сто тысяч долларов!!! — Трубку швырнули.

— Кто это? — Из комнаты вылетела Татьяна Сергеевна.

— От Абрамовича! — недоуменно сказал Рыбаков. — Оказывается, он нанял человека, который на меня напал...

— Звони в милицию и Денису!

* * *

«Вот сука! — Денис был в ярости. — Ничего, сейчас я тебе устрою!»

Он мчался на такси к дому Абрамовича... Телефон у того, как обычно, не отвечал, днем Рыбаков побывал у родителей, позвонил Ксении и собрал «дежурный комплект поджигателя» — канистру с керосином, парочку двухсотграммовых пластиковых бутылочек, флакончик марганцовки, упаковку презервативов и резиновый шланг. С помощью такого комплекта подпалить можно все что угодно. В сумке еще болтался ломик, на случай самообороны или отогнуть чего. Дверь, к примеру.

Вызванные родителями милиционеры развели руками — никаких доказательств против исчезнувшего Абрамовича не имелось, кроме слов Александра Николаевича. Заявление, однако, приняли и пообещали разобраться, когда Григорий Мульевич появится на работе или дома.

Около девяти вечера Денис прошел дворами и осмотрел дом Абрамовича. Окна его квартиры были темные и нежилые. Поджигатель спокойно выждал полчаса, не мелькнет ли какой лучик, но нет, в квартире было пусто. Оставив сумку, Денис с одним ломиком скользнул к гаражу, где Григорий держал свой «Москвич».

На счастье, гараж был железный, и ломик легко раздвинул листы задней стенки, упиравшейся в глухой тупик. Никто Дениса заметить не мог, он спокойно посветил внутрь фонариком-авторучкой. Внутри стоял эталон отечественного автомобилестроения, серый красавец «2141», предмет гордости Абрамовича. Гордиться оставалось недолго, от силы час.

Денис вернулся за сумкой и устроился в проеме у стены. Со двора слышались невнятные звуки включенных телевизоров, на проспекте шуршали автомобили.

Рыбаков аккуратно нацедил в пластиковые бутылочки граммов по сто керосина и отставил их в сторону. Закрепил шланг на горловине канистры, засунул другой конец в щель, образовавшуюся в задней стенке гаража, и, подняв канистру над головой, выпростал ее до капли. Керосин для поджигателя — милое дело, лучше бензина на порядок, почти не испаряется, а мощь горения значения не имеет.

Разделив марганцовку пополам, Денис засыпал ее в резиновые изделия и туго перетянул мертвым узлом, изготовив два мешочка. Теперь надо было спешить. Резиновые мешочки он впихнул в пластиковые бутылочки, завинтил крышки и протолкнул их внутрь гаража. Через пятнадцать минут керосин разъест резину, марганцовка вступит в реакцию и — держись, пархатый! Дотла выгорит, двадцать литров горючки на полу гаража не лечатся!

Ловил такси Денис уже с умиротворенной улыбкой, уехал он в другой конец города, а до дома добирался на метро. На всякий случай.

Полыхнуло здорово, гараж мгновенно превратился в факел. Буквально через полминуты рванули полупустые канистры с бензином, сложенные Абрамовичем у стены. Посыпались стекла, жители одновременно стали звонить в пожарную охрану.

Когда те приехали, тушить фактически было нечего. От гаража Абрамовича и двух соседних — с «Волгой» и «опелем» — остались только перекрученные куски железа. По двору метался владелец «Волги», крича, что он убьет этого дебила Гришу, хранившего бензин в гараже. И действительно, его неоднократно об этом предупреждали остальные автолюбители. Но «самый умный» Абрамович отмахивался, картаво утверждая, что бояться нечего, он всю жизнь так делает.

В протоколе так и записали — самовозгорание бензина в гараже гражданина из такой-то квартиры, происшедшее по халатности и нанесшее ущерб соседям и жильцам дома. Проверять истинные причины никто не стал, стоит ли экспертов вызывать, если и так все ясно. Материал отдали участковому. Абрамовича с нетерпением ждали соседи для производства повторного обрезания, на этот раз — головы.

У своей парадной Денис узрел незнакомый «Запорожец». Он остановился, посмотрел на номер, заглянул в салон.

«Ясно, приехали, голубки, — с неожиданной радостью подумал Рыбаков. — Сейчас я вам устрою».

Закурив, он вальяжно открыл дверь и не спеша проследовал на площадку у лифта. Он не ошибся, у стены привалились двое, внешним видом напоминающие студентов и явно старающиеся скрыть нервозность. На лице того, что повыше, были следы кулаков Александра Николаевича. Видимо, на этот раз они не хотели рисковать и пошли вдвоем.

Денис сжал в кулаке обыкновенное портняжное шило. При длине острия всего в три сантиметра чисто внешне это была безобидная игрушка, чего нельзя сказать о его реальных возможностях. Шило имеет массу преимуществ — незаметно, легко пробивает любую одежду и поражает выбранную точку при минимальном усилии, а раны от тонкого стального жала очень болезненны и заживают долго.

вернуться

147

Односторонне прозрачное стекло.

69
{"b":"6090","o":1}