ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он призадумался на минуту, вытер рот цветастой салфеткой, решительно смял ее жесткими пальцами.

— Забей на это, как выражается мой старший. Хорошее словечко, верно? Вчера из Черноморска вернулся Маэстро с ребятами… Сегодня их дежурство, так что должны быть на месте, если их на очередной захват не сорвали... Не будем ждать до завтра. Я для тебя сейчас устрою персональный спектакль. Ты только подругу успокой, чтобы ее припадок не хватил.

Глаза Киры неподдельно округлились от удивления.

— Костя! Ты ли это? Ты собираешься воспользоваться личными связями со спецназом, прибегнуть к неконституционным методам? А кто нам мозги полоскал все эти годы? Про кодекс разведчика? Про закон о негласных методах работы? Изучать заставлял! Конспектировать!

Зимородок, сложив руки на округлившемся животе, отдувался после сытной еды.

Хитро улыбнулся:

— Я же ваш начальник. Мне положено. Впрочем, если ты меня осуждаешь, я могу ничего не предпринимать. Пусть твою Лариску в очередной раз облапошат, раз ты такая чистюля.

— Что ты! Я просто удивлена до онемения! Ты, случаем, не выпил лишнего? Я думала, инструкция и ты — близнецы-братья!

— Так оно и есть. Но сегодня может случиться исключение, подтверждающее правило. Персонально для тебя. Иногда страсть как хочется отвести душу, поучаствовать в установлении справедливости... Но если ты будешь орать, как стажер-первогодок, спектакля не получится. Продолжай праздновать и предоставь все хлопоты шефу.

— Ты — золото! — разулыбалась Кобра. — Нина, у вас замечательный муж! У меня даже настроение поднялось. А Лариска — она хорошая, только бестолковая какая-то… Всякое дерьмо из вас, мужчин, к ней липнет. Так всегда было, еще со школы...

— С этим не ко мне. — отмахнулся Зимородок. — Это к психологам, в отделение психокоррекции! Попроси Лехельта передать мне телефон.

— Да я сама принесу!

Кира с легкостью встала и направилась в прихожую.

Проходя мимо Ларисы и Василия, она одарила удивленного красавца-мужчину своей неотразимой беспощадной улыбкой.

* * *

Через два часа застолье завершилось. Молодежь попарно сбежала гулять дальше, а «старики» неспешно пошли в метель по широким питерским проспектам к метро. Кира подхватила под руки Ларису и Нину.

— Девочки, я хочу вам что-то показать! Нет-нет, мужчинам нельзя!

— Иди, иди. — кивнул жене Зимородок. — Мы с Васей тут покурим.

Возбужденно хохоча, будто под хмельком, Кира затащила женщин за угол. Необузданный бес вседозволенности проснулся в ней.

— Девчонки! Я хочу с вами сходить в мужской стриптиз! Вот прямо сейчас!

Они стояли у входа в ночной клуб «Сафо».

Нина молчала. Она подозревала, что все это не просто так, и боялась помешать. У Ларисы глаза на лоб полезли от удивления. А Кира и сама не могла уже сказать, играет ли она, или говорит всерьез.

— Ну, что вы? Пойдемте! Мужики там себе постоят! Мы быстро!

Такое бывало в ее жизни, когда ее несло безудержно, но все это было давно. Сейчас она с некоторым сожалением чувствовала, что вполне себя контролирует. Ей просто надо было продержать женщин за углом некоторое время...

Когда они вернулись, на перекрестке попыхивал огоньком сигаретки одинокий Костя Зимородок.

— А где Вася? — дрогнувшим голосом женщины, привыкшей к неприятным сюрпризам, спросила Лариса.

— Вася? — неподдельно изумился Зимородок. — А, Вася!.. Он какой-то странный! Вдруг сказал, что все осознал, что ему нужно срочно изменить свою жизнь — вскочил в такси и умчался! Это вы на него так подействовали, Лара? Впервые вижу, чтобы женщина так могла завести мужчину!

— Да будет вам! Куда же он уехал?! Может, домой?

— Вы знаете, где он живет?

— Он живет у меня!

— А вы дали ему ключи от квартиры?

— Ну, да…

— Вы давно знакомы?

— Давно… две недели… Вы на что намекаете?!

— Я бы на вашем месте побыстрее поехал домой и проверил, все ли на месте. Ей богу, всякое нынче случается…

— Это собаки и лошади случаются! — отрезала огорченная донельзя Кирина подруга. Она преподавала на филологическом.

Они посадили отчаявшегося устроить личную жизнь филолога в маршрутку. Кира расхохоталась. Жена Зимородка посмотрела на нее с осуждением.

— Где он?! — жадно спросила Кира.

Зимородок показал пальцем за спину, на знакомый белый микроавтобус РССН, неприметно стоящий у ларьков. Из микроавтобуса доносились чьи-то приглушенные вскрики.

На переднем бампере боевой машины ГрАДа сидел меланхоличный Гусар и покуривал.

Завидев Киру, спецназовец привстал, приветливо взмахнул затянутой в штурмовую перчатку рукой и снова сел.

— Я хочу на него посмотреть! Кляксочка, ну пожалуйста! Одним глазочком! А то подарок будет неполный!

— Исключено, Кируша. Ты устала. Да и люди пока работают. Маэстро, вон, так раздухарился, что пообещал получить с Васятки полную признанку. Даже с Тюленем поспорил, что управится за десять минут. На литруху «Сабадаша»... Так что пойдем, мы проводим тебя. Проветримся. Нам всем надо немного проветриться... Не осуждай нас, Нинулька. У нас работа нервная…

* * *

Кира, перемыв посуду, уже спала тяжелым, беспокойным сном, когда зазвонил телефон. По ночам звонили только ей.

Подруга Лариска рыдала в трубку.

— Кирочка, какой благородный мужчина! Я, кажется, нашла свое счастье!

— Поздравляю…, — без энтузиазма ответила Кобра. Запал ее уже прошел, уступив место раздражительности. — Вещи-то на месте?

— Все, все на месте! То есть, он собирался, видимо, меня обокрасть, всё ценное уже в два чемодана упаковал, но я на него так подействовала! Я просто перевернула всю его жизнь!

— С чего ты взяла? Он что — звонил тебе?

— Да, звонил! Ты не поверишь, какой это благородный и честный человек! Он плакал в телефон! Он просил прощения за то, что ранил мне сердце! Он сказал, что во всем раскаивается и идет в милицию! Он во всем признается… он тут, оказывается, обокрал вот так пятерых женщин… но теперь с этим покончено! Он обещал вернуться ко мне после тюрьмы! Честным! Кирочка, я буду его ждать! Я его найду и поеду за ним! Представляешь, какое счастье?!

— Поздравляю…, — вяло повторила Кира. — Я же говорила тебе, что все еще устроится. Только ты его лучше сейчас не ищи.

— Почему?!

— Ему сейчас трудно. Он будет чувствовать себя униженным. У него гордость будет страдать. А ключи от квартиры он тебе вернул?

— Представляешь — приехал какой-то бородатый милиционер, здоровый такой, бритый еще наголо, похожий на чеченца, и оставил под дверью конверт с ключами и копией Васиной явки с повинной. Я побоялась открывать, потом забрала, когда он ушел... А что же мне сейчас делать?

— Спать! — буркнула Кира и положила трубку.

Она лежала на спине с открытыми глазами и улыбалась.

Тяжелое нервное напряжение последних месяцев отступило и Кира вновь обретала спокойствие, равновесие и веру в правильность окружающего мира.

ГЛАВА 5

ПОЧЕТНЫЙ ГРЫЖЕНОСЕЦ

Лехельт провожал Марину вереницей знакомых улиц. Прошли мимо памятного парадного с дырой в филенчатой двери.

Маринка фыркнула:

— Помнишь, как это ты… с горбиком?

— А ты как визжала с лопатой? Прямо как самурай!

— Я не могу понять одну вещь, Андрюша…

— Какую? — насторожился Лехельт. Он ожидал новых расспросов о работе.

— Почему мне с тобой так спокойно? Так спокойно-спокойно, будто ничего плохого не может случиться? Я за тобой себя чувствую, как за каменной стеной.

— Ну… — зарделся в темноте разведчик Дональд, — на стену я мало похож. Больше — на симпатичную оградку...

Она повернулась, обняла и поцеловала его, и они неспешно двинулись дальше.

— Ты знаешь, — продолжала Марина, — сегодня я впервые за весь вечер не слышала ни слова о деньгах! Ни разу! Ты обратил внимание? У тебя классные ребята, и шеф твой мне понравился. Жалко, что жена у него какая-то… ни рыба, ни мясо. Только фирма у вас странная… неделовая какая-то. Я думаю, вы так скоро прогорите, в такой милой компании. Как жить будешь, Андрюша?

13
{"b":"6092","o":1}