ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Призрак Канта
Игра Кота. Книга четвертая
Неукротимый граф
Финансовые сверхвозможности. Как пробить свой финансовый потолок
Динозавры и другие пресмыкающиеся
Сетка. Инструмент для принятия решений
Психология влияния и обмана. Инструкция для манипулятора
Монах, который продал свой «феррари»
Будни анестезиолога
A
A

— Ты не видел моего сверхсекретного приказа из главка? Не знаю, куда задевал!

— Не видел, а что в нем? — подхватил Нестерович.

— Всех старших лейтенантов из службы собственной безопасности повышают в звании до майоров. За вредность.

Матильда обернулась, одарила офицеров в полном смысле слова золотой улыбкой вставных зубов и вытряхнула корзины в специальный пластиковый мешок.

На большие, как у грузчика, руки ее были напялены поползшие по швам белые нитяные перчатки. Перчатки она стащила с рук, порвав почти пополам, и тоже бросила в мешок, который, возможно, сегодня же до основания перероет в поисках пропавшего приказа старлей Петушков.

Нестерович, развалясь в кресле, задумчиво наблюдал за ее тяжеловесными пассами, разгоняя в тяжелой голове остатки двухчасовой дремы на служебных стульях.

— Степанида Павлиновна, а где вам выдают такие симпатичные перчатки? — спросил он.

Уборщица полуобернулась, двинув огромными бедрами, обнажила между губами свои золотые прииски.

— Муж приносит. Он у меня мужчина заботливый. На чулочной фабрике работает. Это брак ведь, носить их нельзя. Их списывают — он и забирает на хозяйство.

Капитан закрыл лиловые от недосыпания веки. Матильда, жалостливо округлив глаза, осторожно покосолапила к выходу, волоча за собой мешок с бумагами. Она была доброй женщиной.

Едва за ней закрылась дверь, глаза Нестеровича рывком открылись.

— Леша! Я нашел! Я знаю, как они ее украли! Ну — прости за наглость... Я, кажется, знаю, как они ее украли.

* * *

— Сегодня не будет «бабушкиного альбома»? — сделав невинные глазки, голоском испорченного ребенка спросил Морзик.

Людочка-Пушок покраснела и хихикнула оттого, что Вовка подмигнул ей.

— Не будет. — с повышенной суровостью ответил Клякса.

Он не любил чрезмерно близких отношений между разведчиками группы, делая исключение лишь для Киры с Тыбинем. В боевом капитане пропадал проповедник высоких критериев нравственности, ханжа, пуританин и Великий Инквизитор. Этот чистюля мешал работе и Зимородок беспощадно подавлял в себе святошу, но иногда, особенно с молодежью…

— Что за дурацкий смех, Пушок?

Морзик нахмурился, Людочка обиделась, Кира воззрилась насмешливо.

Клякса не дал времени разгореться скандалу.

— Что с работой на ямах?

— Рыли в трех местах. — нелюбезно ответил Черемисов, не глядя на старшего группы и ощупывая загрубевшие ладони. — Под Кировском, за Павловском, за Сестрорецком. Всегда одно и то же: шурфы в пяти-шести местах, метра на три в глубину. Потом бросаем и уезжаем. В последний раз отрыли какие-то кости… Ромбик был очень доволен, велел собрать их все в мешок и уложить в багажник своей БМВ. Каждому дополнительно к деньгам дали по бутылке водки. «Кремлевской». Я не пробовал, боюсь отравиться. Водочка какая-то левая...

— Мамонта выкопали! — хмыкнул Лехельт. — Или динозавра...

— Первобытного человека чеченской национальности! — поддержал его Волан. — Теперь потребуют в ПАСЕ отдать Питер чеченцам, как место их доисторического проживания. Самое смешное — что те поддержат...

— Я считаю — надо установить наблюдение за отрытыми ямами. — предложил Черемисов. — Вдруг они там оружие будут прятать? Думаю, что…

— Когда будете на моем месте — язвительно прервал Морзика Клякса, — тогда будете думать. Прекращаем заниматься этой ерундой... «Бабушкин альбом» закончился. Значит, у нас будет много работы. Серьезной работы. Поэтому прошу всех постараться. Сами знаете — каждый наш ляп может завалить операцию всего управления.

— Уже идет операция? — вяло поинтересовался из угла Старый. — И штаб есть?

— А кто ведет? — оживленно спросил Волан.

— Сидоров. — неохотно ответил Клякса. — Но нам с вами этого знать не положено. Так что держите язычки за зубами, а то подведете и меня, и Сан Саныча. Нам с Кречетовым неохота объясняться.

Похожий на колобка-переростка полковник Кречетов возглавлял службу собственной безопасности.

* * *

Разведчики-поисковики, как и фронтовая разведка, догадываются о ходе дел в верхах по косвенным признакам. Пользуясь жаргоном, «вкосую».

Длительная разработка объекта без определенных заданий сродни вялотекущей обороне. Агентурные данные проверяются. Возникновение «бабушкиного альбома» — большого толстого фолианта с пронумерованными пластиковыми карманами для снимков — означает, что пошла фактура, по которой аналитики очертили круг подозреваемых.

Значит, работали не впустую, управа на Литейном что-то затевает.

Завершение просмотра — свидетельство того, что опера не даром едят свой хлеб и вычислили кого нужно. Теперь пойдут конкретные задания, живая работа, наступление. Разворачивается контртеррористическая операция.

С «бабушкиным альбомом» «кляксовцы» расстались без сожаления.

Утомительный, изматывающий труд — часами просматривать сотни фотографий, выискивая людей, которые могли «засветиться» при контакте с твоим объектом. Требует полного сосредоточения. И хотя разведчики немало тренируют зрительную память, проходят специальные программы подготовки, уже через полчаса все лица в альбоме, без исключения, кажутся родными и знакомыми, а через час просто перестаешь обращать на них внимание. Спать хочется. Морзик над фолиантом не раз издавал громкий всхрап испуганной лошади, за что и получал немедленно от Кляксы.

Смотрят альбом двадцать минут — и десять минут перекур. Восстановление остроты восприятия. Шуточки и приколы тоже помогают. Зимородок как-то вставил в пустой карман в середине альбома собственный снимок и, на потеху ему, никем из группы опознан не был. Это дало ему пищу для воспитательного процесса на целый месяц.

— У нас на ближайшие дни два задания. — начал утренний инструктаж капитан. — Поэтому разделимся. Второй объект тоже живет в Гатчине, работает инженером-наладчиком на авиаремонтном заводе. Пивненко Григорий Григорьевич. Холост. Вот его фото, вот адреса его и его родственников. Миша, иди ближе, будешь старшим наряда по нему. Назовем его… Винтик. Фотографии родных Винтика, кстати, неплохо бы получить.

— Сделаем, — зевнул Тыбинь, вместе со стулом пересевший поближе к столу. — Главное, градовцам не говорить, что мы так объект обозвали. Обидятся. У них ведь тоже Винтик есть. Как и Шпунтик...

— Ничего, перетопчутся, — отрезал Зимородок. — Все тоже смотрите внимательно. Контакты Винтика с Кубиком и Ромбиком весьма вероятны, крайне желательно заснять их вместе. Опер просил. Это первое. Еще — вот эти граждане... Чагин Алексей Андреевич, заместитель начальника сектора КБ «Аметист». Дербенев Тимур Арнольдович, научный сотрудник ГОИ. Карпюк Евгений Юрьевич, инженер участка ЛОМО. Дресвянкина Нина Сергеевна, научный сотрудник ЛОМО.

— А чего это нам два объекта? — подал голос примирения Морзик. — Пусть брунсовские ребята попашут! Я Москита и Бормана вчера видел. Отожрались, морды — во!

— Работы всем хватит. Операция серьезная.

— Культурная публика. — задумчиво сказала Кира, разглядывая в первую очередь фотографию молодой женщины в очках.

— Это не наши объекты. Но все они знакомы между собой. Учились вместе с Винтиком. Контакты между ними сейчас очень важны для опера. Необходимо визуальное подтверждение таких контактов, а также всех новых связей. Особое внимание — если иногородний.

— Что нам стоит дом построить… — промурлыкал Тыбинь. — Кто со мной? Кобра?

— Нет, Кира нужна мне на ППН. С тобой Морзик и… и Пушок. Исключительно для типажа! Будете разыгрывать парочку влюбленных… у вас получится.

Сурово морщась, Клякса заулыбался.

Улыбалась вся группа, кроме кислого Ролика и вечно невозмутимого Старого.

Людмила расцвела майской розой, Черемисов смутился.

— Так ведь и женим! — шепнул ему на ухо Волан. — Пропал казак!

— Чего ты… выдумал уже! Ничего такого!

— Так уж и ничего! Не отпирайся! Служба тебя выследила, вывела на чистую воду. Все тайное становится явным.

20
{"b":"6092","o":1}