ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дедок ничего не мог ответить, так как лежал в углу чердака, связанный, с рукавицей вместо кляпа во рту, и таращил из полумрака глаза, полные испуга и любопытства.

* * *

Пятиминутная задержка операции — дело вовсе нешуточное.

У полсотни человек нервы на пределе.

Десятки моторов заведены, радиостанции включены, оружие снято с предохранителей, патроны досланы в патронники. Смежники уже пытаются свалить — им наплевать, что у тебя задержка, они по графику… Ярошевич перевел дух, сосредоточился:

— Начинаем сначала! Астрономы!

— Готовы. — доложил Михалев.

— Гастелло!

— Есть.

— Зорро!

— Готов.

— Тарзан!

— Готов.

— Слухачи!

— Нормально всё...

— Вертолет!

— На рубеже.

— Грузчики<Грузчики — сотрудники ОПС (жарг.).>!

— На месте. — буркнул в эфире недовольный голос Шубина.

— Внимание — семь тридцать пять! Начали!

Где-то далеко, на шоссе завыли, приближаясь, милицейские сирены.

* * *

Свернув к поселку, мимо экипажа Кляксы пролетели ребята Тарзана на серебристой «ауди».

За ними гнались другие «имитаторы» на двух милицейских «канарейках» с мигалками и сиренами.

Звонко затрещал автомат.

Ребята из «ауди» отстреливались холостыми из помпового ружья.

— Где «ауди» раздобыли? — спросил Тыбинь, провожая глазами сияющий огнями, озаряемый вспышками выстрелов караван.

— Агеев свою дал. Сказал: поцарапаете — убью!

— Хорошо «градовцы» живут, — мечтательно сказал Старый, — на «ауди» разъезжают... Подхалтуривают, наверное.

— Тачку Агееву тесть подарил. — отрезал Зимородок. — Знаешь же сам...

— Знаю. — согласился Тыбинь. — Но пофантазировать же не возбраняется. Всё равно просто так сидим.

* * *

— Вижу кренделя, — доложил Кайзер.

— Я тоже. — подтвердил Маэстро. — Забеспокоились. Из окон выглядывают.

— Продолжать наблюдение! — рыкнул Ярошевич.

Опять загрохали выстрелы.

«Ауди» влетела в открытые ворота подготовленного дома неподалеку от убежища бандитов. Закричала женщина — Клара из первого отдела «наружки».

Ребята Тарзана, выскочив, прикрывались ею, «отстреливались» от наседавших «милиционеров», автоматически прекративших пальбу сразу же, как только в руках у «преступников» оказалась «заложница». Внимательному и педантичному наблюдателю такое проявление несвойственного стражам порядка профессионализма могло показаться подозрительным, но, к счастью, подобного зануды среди бородачей не было.

— Смотрят в бинокль. — доложил Освальд. — Двое пошли на улицу… выглядывают из ворот.

— Вижу! Тарзан, не переигрывайте! — попросил Михалев. — В темпе! Пошли в дом! Крендели уже все видели!

Клару втащили за волосы в дом, захлопнули дверь, загремели мебелью, возводя баррикаду. Кто-то разбил стекло для пущей убедительности.

— Блин! Кто восстанавливать будет? — спросил невысокий заместитель Ярошевича подполковник Иван Филиппович Кац по прозвищу «Рэбе Филлипиныч», человек прижимистый и отвечавший за материально-техническое оснащение подразделения.

— Потом, — отмахнулся полковник.

— Вернулись во двор… закрывают ворота. — сообщил Гусар. — Явно спешат. Зашли в дом, свет зажгли.

— Прослушка? — осведомился начальник РССН.

— Пока ничего.

— У вас все исправно?!

— Не беспокойтесь, первый, все в порядке. Я доложу, как только будет перехват.

— Хорошо! Ждем пять минут.

* * *

Через пять минут «на помощь» группе Тарзана, залегшей в укрытиях за своими машинами, подлетели ребята Гастелло.

Он сам, в комбезе с погонами подполковника ОМОНа, через громкоговоритель вступил в переговоры с засевшими в доме «бандитами».

— Вертолет! Пошли — обращение к населению!

Над поселком в сером небе закружилась милицейская вертушка, вещая противным утробным голосом Баклана:

— Граждане! Ввиду чрезвычайных обстоятельств ваш поселок оцеплен! Воздерживайтесь от выхода на улицы! Закройте двери и окна домов! В случае появления неизвестных немедленно звоните «ноль-два»!

На окраинах повсюду замелькали мигалки настоящей милиции, развертывавшей внешнее, видимое кольцо оцепления.

Для них это были обычные учения…

* * *

— Есть! Первый, есть перехват! — весело доложил старший группы радистов.

— О чем говорят?

— Я не понимаю, — удрученно забубнил техник. — Вайнахским не владею...

— Хорошо! Пеленгуй!.. Маэстро, что у вас?

— Без изменений! В окнах свет, во двор не выходят.

— С моей стороны открыли окно. — доложил Цейс. — Наверное, чтобы лучше слышать.

— Если пойдут к гаражу — немедленно доклад! Тарзан, готовьте «штурм»!

— Мы готовы.

— Начали!

* * *

Бросив дымовые гранаты, «омоновцы» рванулись к дому с «бандитами».

— Эй, поменьше профессионализма! — поспешно выкрикнул Ярошевич. — Вы мне тут еще пирамиду<Пирамида — метод преодоления заборов высотой в несколько метров, когда бойцы спецподразделения лезут на плечи друг к другу.>постройте! Вы простой ОМОН, а не спецназ!

— Все уже в дыму, им не видно! — отреагировал Тарзан.

Возле дома опять послышались стрельба и крики.

Гастелло, размахивая «матюгальником», шумно распекал понурых подчиненных за «неудачные действия».

Единственным успехом начавшейся операции можно было считать лишь вынос с поля боя тела пребывавшего в обычной для него прострации подполковника Шишкобабова, неизвестно как оказавшегося у крыльца подготовленного к имитационному штурму дома и замеченного «градовцами» в самый последний момент.

Затянутого в черный парашютный комбинезон из латекса начальника гатчинского ОБЭПа отволокли в сторонку и сдали на руки врачам «скорой помощи», которые от нечего делать решили провести Шишкобабову полную деинтоксикацию организма путем постановки ему сразу трех капельниц.

* * *

От шоссе помчались две машины скорой помощи.

— Граждане! — загундосил с неба вертолет. — Сейчас будет производиться поочередная проверка ваших жилищ на предмет отсутствия в них посторонних лиц! Убедительная просьба — допускать до проверки только людей в форме сотрудников милиции! Повторяю!..

— Первый, опять идут переговоры! С тем же абонентом!

— Хорошо! — Ярошевич потер ладонью подбородок. — Дожимаем их, ребята! Пошли патрули по домам с досмотром! Начинайте прямо с дома напротив них.

Вертолет улетел.

* * *

Операция шла уже полчаса.

Дважды боевики сообщали руководству о том, что творится вокруг них. Ради этих двух звонков и разыгрывался весь рискованный и дорогостоящий спектакль. Теперь вооруженные «омоновцы» вошли с досмотром в дом напротив и уже присматривались хмуро к чеченской крепости.

— Первый, есть! Выгнали джип из гаража! — доложил Цейс.

— Сколько человек село?

— Мне плохо видно! Дым гонит от наших гранат. Трое, кажется!

— Я видел четверых! — вмешался Гусар.

— Нормально, мы их выкурили. — начальник РССН возбужденно прошелся по узкому проходу между столами в штабном автобусе. — Прослушка! По моей команде, как только джип выедет за ворота, врубайте глушилку.

— Есть!

— Зорро! У тебя на штурм минута, не больше! За долгий перерыв в связи затаскают по судам!

— Да тут дело плевое…

— Но-но-но! Не расслабляйся! Гастелло!

— Группа в машине, готова к преследованию!

— Наружка! Будьте готовы подстраховать, не дайте им уйти за кольцо, из зоны глушилок. Тарзан! Ребят в машину, на помощь Гастелло. Внимание — ворота открываются!..

* * *

Едва тяжелый черный «круизер», в англоречии читаемый как «крейсер», выкатил из ворот на улицу, мобильные телефоны на пяток километров вокруг были подавлены.

Выждав паузу, дав джипу отгрести за поворот, а охраннику, закрывшему ворота изнутри, пересечь двор и вернуться в дом, Ярошевич скомандовал Зорро штурм.

36
{"b":"6092","o":1}