ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Его сюда не ждали, короче. — буркнул Старый. — Костя, в твоей бывшей службе все такие зануды?

— Нет. — ответил Зимородок. — Только он и я. Меня выперли, его пока не могут... Крепко засел, как в доте.

— Рустиани трижды брали с нуля. — задумчиво сказала Кира. — Я бы на его месте призадумалась.

— Он и призадумался, не сомневайся. — кивнул Тыбинь. — Скажите, есть ли информация о предполагаемых действиях объекта?

— К сожалению, все агентурные данные исчерпываются Волгоградом. — вздохнул опер, поглаживая блестящую под светильником плешь. — Поэтому мы и предполагаем истинной целью его миссии наш любимый город на Неве.

Опер любил выражаться выспренно.

— Каковы задачи? — спросил от угла экрана Шубин, прятавшийся до поры в тени.

— Наблюдение и только наблюдение. И обязательное требование — выделить группы, которые перекроют пути отхода Рустиани. Все вокзалы, аэропорт… На случай, если его потеряют в городе. Нам крайне важно проследить его дальше.

— Людей не хватит. — вздохнул Сан Саныч. — Мы же не Волгоград. Я сделаю три мобильные группы на подскоке, а непосредственно у касс посажу мальчишек. У камер видеоконтроля. Сейчас везде такие есть. Ведь без билета он не уедет?

— Он мастерски меняет внешность. Вот, вот и вот…

В зале затихли.

На слайдах были три совершенно разных человека.

— Сколько времени он затрачивает на трансформацию? — спросила Кира.

У нее болела голова, она поморщилась от собственного голоса.

Тыбинь в темноте сочувственно взял ее руку.

— От двух до пяти минут. Переодевается быстрее. Если лицо закрыто, может справиться буквально в несколько секунд.

— Ну и шпионы пошли…, — вздохнул кто-то из разведчиков.

— Мы не уверены, что он шпион. Мы бы хотели выяснить, кто он…

— И побыстрее спихнуть его другой службе! — громко шепнул молодой сотрудник в первом ряду.

Шубин услышал реплику, погрозил пальцем.

Встал, вышел к столу, попросил включить свет.

Все зажмурились.

— Предлагаю следующее, товарищи офицеры, — начал опытный Сан Саныч, подождав, пока разведчики проморгаются. — У него, должно быть, сильная память на лица. Погода помогает — типажи для улицы выбрать с закрытыми афишами. Зубная боль, шарфы, воротники, шляпы — все пойдет. В помещениях держаться на максимальном расстоянии, использовать парики и прочие изменения вашей филерской внешности... А уж кто попал вблизи — не дергайтесь, раскрывайтесь и уходите. Главное, чтобы он не зачесался. Лучше нам его грохнуть, чем насторожить — я правильно понял? Вас здесь пятнадцать человек — моя краса и гордость. Делитесь на группы по три. Один сзади, два по бокам... Главное — держать его в серединке. И меняйтесь по кругу, как в волейболе: с задней линии налево, левый — направо, правый — в тыл, по часовой стрелке. Чтобы он одновременно двоих видеть не мог. Двое спиной к нему, один смотрит сзади. Отвернулся — сообщил по связи, передал объект соседу. Транспорт берите свой, одежду тоже. Горячее питание и автобус для переодевания и грима я обеспечу.

— Надо же, какой сервис. — сказал Тыбинь саркастически. — А ванна в автобусе будет? Мне без ванны профсоюз работать не велит.

— Даешь джакузи! — выкрикнул кто-то.

— Кончай базар! — повысил голос Сан Саныч. — Начинаем работать от перрона. Костя, ты первый. Смены групп по моей команде. Связь проверить всем заранее, и заправиться! Предупреждаю: никого никуда до завершения операции не отпущу! Хоть целый месяц будем гулять. Так что обрадуйте домашних, и не трепите мне нервы завтра. Да, еще! Водительских удостоверений побольше возьмите. В шестом отделе у парня первый милиционер забрал права — а второй тут же, через сто метров, пытался задержать машину... Так что думайте.

Кира вздохнула, Зимородок развел руками.

— Коброчка, прости за такой подарок ко дню рождения! Человек предполагает, а шпион располагает… Мы после операции отпразднуем, ладно? Честно тебе скажу, заменил бы тебя, да некем. Видишь, всего четыре девушки по всей службе набрали, остальные — грубое мужичье с типичными фэ-эс-бэшными мордами. Мы без вас все дело завалим...

— В моем возрасте день рождения — лишний в календаре. — отрезала Кира. — Меня больше волнует, как там детвора в Гатчине без нас барахтается?

— Волан присмотрит…

Разведчики шумно поднимались, тянулись к выходу.

— Тяжелое вооружение получать? — ворчливо спросил Старый.

— Вопрос не мальчика, но мужа, — сказал Шубин и крикнул вслед выходящим. — Штатные пушки <Имеются в виду ПМ, ПММ и АПС.>оставить дома<Дома — на базе (жарг.).>! — он повернулся к Зимородку. — Таким кагалом мы, в принципе, и на кулачках можем отобиться... Но бесшумки возьмите. На всякий случай.

— Градовцам "эм-эс-пэхи<МСП — бесшумный двуствольный неавтоматический пистолет под специальный патрон СП-3 калибра 7, 62 мм (длина патрона — 52 мм). Стволы расположены вертикально. Масса пистолета — 560 граммов, длина — 115 мм, рабочая дальность стрельбы — 10-15 м.>" пришли, — намекнул Клякса. — Десять штук... Для нашей службы — в самый раз. Не чета ПССам<ПСС — автоматический бесшумный пистолет калибра 7, 62 мм. Масса неснаряженного — 700 граммов, длина — 165 мм, начальная скорость пули — 200 м/сек., емкость магазина — 6 патронов СП-4, рабочая дальность стрельбы — 25 м.>...

— Я позвоню Ярошевичу, — махнул рукой Сан Саныч. — Выделит на время... Но смотри у меня — за стволы будешь головой отвечать! МСП — вещь штучная, «грохнешь» пушку — я тебя лично на рее вздерну, — Шубин приосанился и выпятил грудь. — Кстати, о реях... Ты знаешь, как кап-три Петренко из ССБ, следуя любимой им морской терминологии, называет наши сменные наряды?

— Нет, — Зимородок сдвинул брови.

Сергея Сергеевича Петренко он хорошо знал, даже работали вместе по парочке дел, связанных с использованием поддельных удостоверений сотрудников ФСБ. Кап-три был мужик свойский, настоящий трудяга.

— Еврейскими пиратскими барками, — подняв палец, сказал Шубин.

— Это почему еще? — не понял Клякса.

— Потому, что кроме большого черного флага с черепом и костями, иудейские корсары всегда имеют с собой маленький белый, — заместитель начальника ОПС хитро улыбнулся. — Так, на всякий случай... И это правильно! Жизнь — штука непредсказуемая...

* * *

Когда разведка вышла, в последнем ряду остался сидеть один человек — капитан Нестерович. Он встал с кресла и подошел к столу у экрана, за которым сидели Шубин и контрразведчик.

— Кто же этот незваный гость? — в наступившей тишине спросил задумчиво Шубин. — Откуда он?

— Мы не знаем, кто он на самом деле. — ответил сотрудник СКР привычным тихим голосом. — Он проходит по нашей службе только потому, что воспользовался для проезда в страну каналом одной разведки. В виде платы за услугу он выполнил для них две передачи с оказией — в Ростове и Волгограде. Мы ждали его в обоих местах — а он, похоже, не удивился и не огорчился этому. Чужие провалы его не волнуют.

— Может быть, это ваш клиент? — спросил Шубин Нестеровича. — Для меня это важно. Шпионы и террористы — две большие разницы, как говорят в Одессе... Я не хочу рисковать своими людьми.

— Ходжа принял план «Вирус». — пожав плечами, невпопад сообщил Нестерович. — Содержания выцарапать не удалось. Они съели нашего резидента.

— Как съели?! — удивился контрразведчик, достав большой платок и утирая лоб.

— Программу нашли и стерли. — уточнил капитан. — А вот «Гранит» уже реализован. Сто девятнадцать погибших, слыхали?

Они помолчали.

— У меня нет сведений о курьерах по террору. — Нестерович наконец-таки ответил на вопрос Шубина. — Им просто некуда ехать. По Питеру в настоящее время не вскрыто ни одной мало-мальски серьезной организованной тергруппы... Может быть, гражданин Рустиани даст нам их?

— Если их есть у него, — невесело пошутил заместитель начальника ОПС.

— В любом случае — вся надежда на ваших разведчиков, Сан Саныч. — тихо сказал Нестерович. — На ваши пехоту и кавалерию...

5
{"b":"6092","o":1}