ЛитМир - Электронная Библиотека

— Потом сходим всей группой. После работы. Градовцев возьмем... Может, он машину засек?

— Не знаю... он весь как дикобраз, не подступиться.

— Да у вас паранойя просто! — вмешался стажер, влезший в салон с тремя порциями мороженого в руках. — Мужик огреб кучу бабок и боится, чтобы его не тряханули! Нас нельзя засечь! Мы профи! Суперневидимки!

Старый взял потрепанный блокнотик, уронив на полик огрызок карандаша.

— Что за адреса, по которым он ездил? — задумчиво произнес он, мусоля записи.

Троллейбус, набирая скорость, пронесся мимо. В окне мелькнула сутулая фигурка Дербенева.

— Запросить опера — и все дела! — предложил Ролик, — Не все же ему на нас орать, пусть и помогает!

И стажер потянулся было к микрофону, но Тыбинь поднял руку — и Ролик проворно отдернул пальцы, точно от горячего.

— Без него обойдемся, — промолвил Старый и настроился на частоту группы Визиря.

Связаться с другой машиной, минуя базу, удавалось не всегда, но в этот раз повезло.

— Понял, понял, — отвечал Визирь откуда-то издалека, хрипло, то ли оттого, что горло еще болело, то ли из-за помех в канале связи. — Диагональная, семь — это домашний адрес. Камышовая улица — его мать, Кораблестроителей — первая жена, а на Средней Рогатке не знаю кто живет...

— Спасибо! — басовито крикнул Тыбинь. — Удачи!

— Вам того же... — донесся слабеющий голос, и связь прервалась.

Катили вслед троллейбусу молча, покусывали мороженое, подпрыгивали на ухабах.

— В другой раз бери мне крем-брюле, — наставительно произнес Тыбинь. — Я его больше люблю.

Стажер молча кивнул, обсасывая палочку эскимо. Приоткрыв окно, он без церемоний выбросил ее на мостовую, встретился глазами с удивленным взглядом Киры, пожал плечами.

— А что такого? Все равно на улицах грязища!

— Чисто не там, где подметают... — наставительно начала Кира.

— А там, где не сорят! — прервал ее Ролик. — Знаю, знаю! Эх, скучища с вами! Вот ребята там в публичный дом пробрались, небось Людку в проститутку нарядили... Жалко, не увижу! А мы ведь тоже могли бы, а?

— Стара я для проститутки! — усмехнулась Кира.

— Ничего подобного! — возразил Ролик. — Еще очень даже могете!

— Ты соображай, что несешь! — буркнул Тыбинь.

— А что такого? Я комплимент сказал! Не обижайтесь, Кира Алексеевна! Вы же современная женщина!

— А разве это синонимы?

— Ну в некотором роде. Проще надо на все смотреть. Как на текущий факт биографии, не более. А вы все закомплексованные чувством неполноценности.

Теперь усмехнулся Старый.

— Думаете, что нет, Михаил Иванович? А вот вы смогли бы жениться на гулящей женщине? Нет, не смогли бы! Потому что вы заранее боитесь, что покажетесь ей неинтересным по сравнению с другими мужчинами, вот!

— Иди ты, Зигмунд Фрейд... — буркнул Тыбинь и нахмурился.

— И еще вы рабы общественного мнения, вот!

— Тут ты попал в точку, — тонко улыбнулась Кира, исподтишка наблюдая за Михаилом. — А сам ты — свободный человек?

— Да мне наплевать на всех! Я без комплексов!

Очередная тема была исчерпана, и разведчики притихли.

Тишину нарушил крикливый голос Лермана.

— Доложите, где вы! Я же просил выходить на связь каждые пять минут!

— У меня часы отстают, — отрезал мрачный Тыбинь. — Мы на проспекте Большевиков. Тормозим. Объект только что вышел из троллейбуса... идет в супермаркет “Невский”. Вот двери открываются... вот он входит...

— Прекратите, — холодно остановил его Лерман, хорошо знакомый с проделками скучающей в машинах разведки. — Докладывайте основное. Главное — не грохните его, понятно?

Старый припарковался на стоянке, картинно потянулся и предложил Кире: “Пойдем, прогуляемся”. Стажеру строго кивнул: — Побудешь в машине.

Они молча прохаживались по тротуару мимо стеклянной стены магазина, смотрели, как маленький жалкий Дербенев, кутаясь в старое пальто, теребя в руках свою шапчонку со смешными ушками, замирает перед роскошными витринами. Тыбинь встал напротив и сквозь стекло смотрел на него в упор, точно на тритона в аквариуме.

— Что ты делаешь, Миша? — спросила удивленная Кира и взяла его под руку.

Весь день сегодня она чувствовала в нем что-то новое, неожиданное, и эта новизна интриговала и манила ее. Прежнее решение, которого она неукоснительно придерживалась весь последний месяц, готово было рухнуть под властью этой новизны.

— Я думаю, — сказал Тыбинь, не обращая внимания на тембр ее голоса. — Вот мы... — он поднял перед собой правую руку и потряс ею. — Мы сила! Вот они... — он поднял левую руку. — А между нами все остальные... — и он сцепил маленькие пальцы в стальной замок, разорвать который не смог бы, пожалуй, никто. — Кого этот Дербенев боится больше — нас или их?

За стеклом Дербенев испуганно дернулся, оглянулся, забегал глазками, понапрасну близоруко всматриваясь в темное с его стороны стекло, — увидел в нем лишь собственное перекошенное отражение и пошел дальше, в роскошную глубь магазина.

— Ну и что? — настороженно спросила Кира.

— Ни-че-го, — в тон ей ответил Старый, — Надо послать Ролика внутрь, пусть присмотрит за ним...

Стажер сквозь стекло машины наблюдал за объектом в мощный тридцатикратный бинокль.

— Чека не дремлет! Ишь, гад, по магазинам решил шаркнуть! Красивой жизни захотел! Врешь, дорогой товарищ! Ничего у тебя не выйдет! Ты уже под колпаком!

— Хватит трепаться, — хмуро остановил поток его красноречия Тыбинь. Болтовня стажера, обычно забавная, сегодня не развлекала его. — Протяни по этажам, только издали. Там народу немного, он тебя легко вычислит. Смотри, нет ли контакта с кем-нибудь. Если будет контакт — докладывай, бросай объект — и за новым. Кира подхватит. Все понял?

— Все путем! Не сомневайтесь, дядя Миша! Глаз не спущу с изменника Родины!

Стажер ушел, сунув руки в карманы, насвистывая в ССН. Тыбинь проводил его странным, недобрым взглядом и сказал с сердцем:

— Дурак!

— Он просто еще молодой, — возразила Кира.

— А уже дурак.

В это время в динамиках машины зазвучали завистливые вздохи Ролика:

— Ух ты!.. Вот блин!.. Вот бы мне такой!..

— Докладывай внятно! — рявкнул Старый.

— Объект оторвал плазменный телевизор! Штуку баксов выложил!

— Он что — на себе его собирается тащить?

— Доставку оформил... Вот гад! — в голосе Ролика зазвучали слезы обиды. — Бумбокс прихватил! “Панасоник”...

— Музыкальный центр, — улыбаясь, пояснила Кира.

— Дальше!

— Эта плесень шикует на шпионские бабки! Я же говорил! Оформляет два холодильника и стиральную машину!

— Куда доставка? В одно место?

— Кажется, в разные... Я сейчас подойду поближе. Везет же собаке!

Ролик просто давился завистью.

— Он тебя не засек?

— Не знаю... По-моему, ему стало на все наплевать. Он и не оглядывается теперь. Обнаглел, блин! Конечно, с такими бабками можно королевать! Ничего, скоро кончится его праздник жизни! Вот облом будет! И телик не успеет посмотреть!..

— Возвращайся! — скомандовал Тыбинь стажеру.

— Но почему?! — возмутился Ролик.

— Быстро в машину! Он знает о нас... — обернулся Старый к Кире. — Неясно, почему, — но знает.

— Такое бывает, — пожала плечами Кира. — Он все время на взводе! Еще Лерман нам говорил, помнишь?..

Ей немного досадно было разговаривать только о работе.

Настороженный человек чует опасность шестым чувством. Можно сказать, кожей. Опытным “наружникам” хорошо это известно.

Прибежал, чертыхаясь. Ролик и завопил, забираясь на заднее сиденье.

— Да вы что! Ничего он не знает! Вы бы на рожу его довольную посмотрели! Станет человек тратить бабки, если его вот-вот посадят! Он их зароет куда-нибудь, чтобы потом выйти и откопать!

— Он не на себя их тратит, — раздраженно проговорил Тыбинь.

— А на кого же?

— Неважно. На подарки. И по родне он сегодня ездил не просто так. Деньги, которые взял в тайнике, раздавал...

24
{"b":"6093","o":1}