ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вот вам, гады! Вот вам!

Только по месту свежего перелома ребер он прошелся осторожно, ладонями.

Совершив акт возмездия, он успокоился, оделся, тщательно вымыл руки, чтобы не заляпать жирными отпечатками документы, достал из обшарпанного сейфа папку с протоколами допросов одного местного жителя и принялся в который раз вдумчиво вчитываться, разбирать содержание и вникать в подтекст. Безвинный местный житель был задержан в лесу неподалеку от места боя, когда “алфавиты” взяли караван чечей. Ни оружия, ни документов, ни еды и питья при нем не было. Внятно объяснить причины своего местонахождения в лесу он не мог. Овечку искал. Они всей Чечней эту овечку ищут...

С фотографии исподлобья смотрело незнакомое Нестеровичу бородатое, угрюмое, исхудалое лицо того человека, который отправлял пятнадцатилетнего Ахмеда Дазаева на задание.

Глава 4

“УРОНИЛИ МИШКУ НА ПОЛ, ОТОРВАЛИ МИШКЕ... РУКУ”

I

— Таким образом, всем вам должно быть очевидно, что персепторные способности индивидуума ограничены. Репродуцирование его взглядов в нашей концепции реальности составляет основу основ “паблик рилейшн”!

Поставив на белоснежной металлической доске жирную точку маркером, пришедшим на смену привычному стучащему мелку, Гарусова гордо подняла голову и взглянула на аудиторию презрительно и насмешливо, копируя манеру гарвардского профессора, лекции которого слушала в прошлом году. Профессор был так уверен в своей правоте, курс обошелся так дорого, что ни у кого теперь не могло возникнуть и тени сомнений в том, что ей известна истина в последней инстанции, которой она и делится с массами.

Роман тоже поставил жирную точку в конспекте, гордо поднял голову, презрительно и насмешливо оглядел недогоняющих сокурсников и сокурсниц. Теперь истина стала доступна и ему.

Он восхищался Гарусовой и стремился воспитать Маринку по образу и подобию любимого преподавателя, часто укоряя девушку “за искаженное представление о реальном мире”. Сам Рома поток событий объяснял либо человеческой глупостью, либо человеческой хитростью. А в целом, если не брать во внимание его непомерную правоту, он был добрым малым, хотя далеко не христианином.

— Третья пара — Бехтерева! — зашумели девчонки, щелкая замками сумок. — Она умница!

Мысль о том, что истинное знание может быть доступно еще кому-то, была для Романа невыносима. Он полагал, что сам способен многому научить семидесятилетнюю профессоршу практической психологии, насмехался над ее неоднозначными расплывчатыми формулировками и благоговением “перед чудом человеческой души”. Само профессорское звание вызывало у него раздражение.

Человек, обладающий абсолютной истиной, напоминает мартышку, со спелым бананом. Банан — вещь, безусловно, хорошая, но...

В высокую дверь аудитории просунула голову институтская карлица Маша, с трудом поворачиваясь в стороны из-за крутого горба.

— Матвеев и Рекмизун — в деканат! — неожиданно громко прокричала она.

Матвеев был круглый отличник, с которым Рома Рекмизун тайно соперничал. Вызов с ним на пару обещал быть интересным.

В деканате их направили в зал заседаний совета, где уже томилось в ожидании два десятка выдающихся светил студенческого мира. Забавнее всего было то, что троечник Рома ни на секунду не усомнился в своем праве находиться в этой группе, неизвестно кем и по какому принципу отобранной, — настолько он уверовал в свое обладание истиной.

Студенты расселись вдоль длинного стола, и к ним вышел декан. Он привычно оперся локтями о трибуну, поддернув рукава.

— Господа студенты, — чуть картавя, начал он, пощипывая бородку. — Вам предлагается принять участие в отборочном конкурсе, цель которого — выявить наиболее достойного кандидата для некоей программы, содержание которой будет вам известно позднее. В этот раз мы умышленно не давали никакой информации, дабы избежать специальной подготовки. Участие добровольное, конечно, и каждый может сейчас покинуть зал и вернуться в свою аудиторию.

Запахло грандом. Светила студенческой мысли насторожились. Сашка Матвеев, президентский стипендиат, взъерошил волосы, поправил очки и выхватил авторучку. Рома почувствовал себя несколько неуютно. Словно ему в поддержку, из-за спины декана вышел высокий худой очкастый старик. Держась чуть дрожащими пальцами за край трибуны, он хрипловато сказал:

— Ребята и девчата, кроме проверки общей культуры конкурс предполагает оценку вашей интуиции, шестого чувства, способности мыслить широко и нестандартно. Эти качества обязательны для участника программы. Не забудьте подписать фамилии на листочках.

Роман успокоенно вздохнул. Каждый троечник мира уверен, что мыслит нестандартно, поскольку стандартов не ведает. О, санта симплицитас... <О, святая простота! (лат.)>

Раздали листочки, выдали задания. Декан вышел. Старик картинно вскинул левую руку, засекая время. Зашуршала бумага, заскрипели авторучки. Студенчество кинулось лихорадочно разгадывать шарады и выискивать различия в рисунках. Лерман дал им тест на внимательность, позаимствованный в группе профотбора управления ФСБ.

Рома закончил первым и гордо сдал листок старику. Остальные тоже уложились в положенное время. Старик с кипой ответов скрылся в задней комнате зала совета, и в зале повисла тревожная тишина. Отхватить хороший гранд — это почти устроить свою судьбу…

Борис Моисеевич вышел через пятнадцать минут, покашливая, глядя на притихших студентов сурово и неподкупно. Зачитал список из десяти фамилий. Матвеев был в списке. Ромы не было.

Сашка заулыбался.

— Названные товарищи могут быть свободны, — объявил Лерман. — Остальные проходят на второй тур.

Все внимание хитрого опера было нацелено на Рому. Лерман провел несчетное множество вербовок в своей жизни и знал, как красиво обернуть пилюлю. Он разжигал в будущей жертве желание непременно отхватить право на участие неведомо в чем — и в нужный момент это желание должно было сработать, заглушая все прочие чувства, прежде всего здравый смысл.

Во второй раз они спешно отвечали на множество заковыристых вопросов теста на профпригодность. Лерман, по-прежнему священнодействуя, бережно собрал листочки, пошаманил с ними за дверью, вернулся, утирая пот со лба от выпитой кружечки чаю, и с сожалением в голосе назвал всего три фамилии.

— Эти ребята проходят на третий тур. Остальные могут быть свободны. Может быть, мы пригласим вас на межвузовский отбор, и тогда...

Рома, фамилии которого снова не было в списке, вяло выбрался из-за стола, поправил свою золотую оправу, сморщился скептически и презрительно. Не очень-то и нужна ему их программа!

Он направился было к выходу, когда из дверей задней комнаты выглянул Зимородок, одетый весьма представительно, в свой лучший костюм и галстук, протянул Лерману листок с фамилией Рекмизуна и властно распорядился:

— Еще вот этого попробуйте!

Рома вернулся за стол, не в силах удержать счастливую улыбку, заранее влюбленный в Зимородка.

В третий раз они писали сочинение на тему: “Политическое устройство России”. Тему Лерман выбрал вовсе не случайно, но об этом будущая жертва не должна была догадываться. И только после третьего тура измученный двухчасовыми волнениями и тревогами самолюбия, красный от возбуждения Роман остался в зале заседаний один на один с неведомыми людьми. Светила института были посрамлены — но Рома ничуть не удивился, ибо всегда знал, что превосходит их всех на голову.

Старик, уважительно склонив голову, под ручку провел рослого Романа в комнату Кляксы, немного задержавшись у дверей.

— Это, — закатив глаза, кивнул он на дверь, — очень крупная фигура, да! Серый кардинал! Правая рука самого Вэ-Вэ! Вам повезло, голубчик!

Коленки у Романа тряслись от счастья и предвкушения чего-то необыкновенного.

Клякса, оттопырив жесткую властную губу, покачивался в кресле перед компьютером. На экране был список, где фамилия Ромы была выделена красным. В раскиданных по столу рукописных списках против фамилии Рекмизун стояли жирные отметки красным маркером.

27
{"b":"6093","o":1}