ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я вас люблю – терпите!
Невероятная случайность бытия. Эволюция и рождение человека
Всегда при деньгах. Психология бешеного заработка
Если с ребенком трудно
Девочка, которая любила читать книги
Я большая панда
Стигмалион
Проклятый. Hexed
Девочка-дракон с шоколадным сердцем

Маринка молчала. Шарообразный мужчина в углу засопел сильнее, шея его побагровела.

Вадим мило улыбнулся, глядя куда-то вбок.

— Ну, вы же понимаете, что это нереально... Никто не станет платить дважды за одну и ту же недвижимость... Наш клиент — очень уважаемый человек и в делах разбирается... Кроме того, срок исковой давности...

— Чепуха! — резко прервал агента Андрей. — По сделкам с недвижимостью срока исковой давности не существует! Статья восемьдесят шестая, пункт “б” Гражданского кодекса!

Статью он называл наугад, и его расчет оправдался — агент скис. Толстяк в углу при словах “статья” и “кодекс” нервно заелозил ногами по полу.

— Да любой суд признает эту сделку недействительной! Вам еще придется выплатить компенсацию за моральный ущерб, потому что владелец чуть не умер от инфаркта! Справки имеются! — продолжал Андрей уверенным тоном.

Маринка под столом возмущенно толкнула Лехельта ногой.

— А еще я вам скажу, — повышая голос, продолжал наступать Андрей, — что мы поинтересуемся судьбой второго владельца, того несчастного пьянчужки, который под вашим давлением пустился на такую аферу и продал вам не только свою, но и чужую комнату! Я надеюсь, что бедняга еще жив... У меня есть определенные связи... мы его мигом разыщем!

— Видите ли... — с усмешечкой поднял на Дональда серые глазки Вадим, — все, что вы говорите, хорошо, и, конечно, правильно... при одном только условии... Если та дама, от имени которой вы выступаете, действительно истинная владелица. Это ведь еще надо доказать, милые мои...

— Он рехнулся! — нервно засмеялась Маринка. — Доказывать, что моя бабушка — это моя бабушка?!

— Именно так. Потому что наша фирма всегда ответственно подходит к делу. И в этом случае она по поручению своего клиента организовала розыск без вести пропавшей пять лет назад гражданки Ройсбах... — он близоруко прищурился и заглянул в пухлую пластиковую папку на столе перед собой, — Софьи Исаковны... И вот получена справка из РОВД города Нерчинска, в которой говорится, что лицо, напоминающее по описанию упомянутую гражданку, умерло два года назад в Нерчинском доме для душевнобольных. И никаких документов о правонаследии не оставило. А вы теперь появляетесь неизвестно откуда и пытаетесь действовать от имени какого-то другого лица... может быть, вовсе и не Ройсбах Софьи Исаковны, а какой-нибудь авантюристки... И суд это все будет рассматривать подробно и дотошно, и не один год! И в Нерчинск вам придется съездить не раз!

Он откинулся на спинку стула, наблюдая за реакцией ошеломленных Андрея и Маринки.

Внезапно в комнате раздался неприятный грубый смех. Смеялся пузан, до сих пор молча надувавшийся в углу. От хохота все его тело ходило ходуном и волнами, он несколько раз порывался что-то сказать, но никак не мог — его едва не пробрала икота и он толстыми пальцами утирал выступившие от смеха слезы.

— А за это время... хи-хи-хи... А за это время... старая жидовка сдохнет! Хи-хихи!!. — закатывался он. — А сама не сдохнет... хи-хи-хи... так поможем!! И никакого суда! Никаких проблем! Хи-хи-хи!..

— Не исключен и такой исход, — деликатно пожав плечами, подтвердил агент.

Тут Маринка, сидевшая ближе к толстяку, сорвалась с места и влепила ему звонкую пощечину. Поскольку сделано это было от души, она от боли зашипела и затрясла кистью в воздухе.

Толстяк еще по инерции несколько раз икнул, вытаращив глаза, потрогал малиновую вздувшуюся щеку — и с неожиданным для такой туши проворством кинулся к девушке. Отброшенные им стулья разлетелись по углам комнаты. Он уже почти схватил Марину за волосы, когда подскочивший сбоку Лехельт отбросил его правую руку вверх и с разворота, присев на пружинистых ногах и торопясь использовать всю энергию бросившейся вперед кучи сала, ударил жиртреста пяточкой ладони пониже ребра, в печень. Если бы он еще протянул удар в сторону — печень толстяка разорвалась бы.

Пузан, хватая воздух ртом, попятился, прижимая правую руку к животу, а левой подавая знак Лехельту погодить. Отвернувшись и припав пузом к столу, он, пошатываясь, нажал на что-то у себя на поясе. Через мгновение на лестнице затопали тяжелые шаги и в комнату ворвались два лба, которые заигрывали с курящими агентшами в коридоре офиса. Они кинулись было помогать хозяину, но тот растопыренной пятерней, не оглядываясь, указал им на Лехельта.

В просторной комнате началось невообразимое. Она тотчас стала тесной. Андрюха заметался, прыгая через столы, приседая и уворачиваясь, избегая углов. На счастье, через несколько секунд ему удалось поймать одного из нападавших на встречный прямой в пах. Раскормленный “бык” взвыл и рухнул, дергая ногами. Уже через секунду второму охраннику уже пришлось отражать стремительные атаки обозленного и обеспокоенного за Маринку Лехельта.

Маринка в первые секунды испуганно прижалась к стеночке, рядом с побледневшим Вадиком. Но увидав, что дела не так уж плохи, она радостно подпрыгнула, когда Андрюха завалил “быка”, и треснула притихшего агента кулаком по очкам. Войдя во вкус, она принялась молотить его обеими руками, пока он не забился под стоявший в углу стол.

Визжали на лестнице девушки. Из открытых дверей высовывались и тут же прятались какие-то люди. Грохотала, трещала дешевая офисная мебель. Андрей, увертываясь, спешил добить второго “быка”, пока первый не очухался. Маринка, видя, что ей не достать агента из-под стола, пинала его сапогами, яростно рвала в клочья накрашенными ногтями деловые бумаги из оставленной им папки и разбрасывала их по комнате.

— Я тебе покажу жидовку! — кричала она. — Я тебе покажу Нерчинск!

Загнанный в угол у двери охранник, защищая разбитое лицо, вскинул руки — и Андрей хорошенько вмазал ногой в живот. Хотя удар не получился, охранник со стоном сполз по стене и повалился набок. Удивленный Лехельт, встав в стойку, пригнулся, присматриваясь — и увидел, что охранник, лежа, подбитым глазом мигает ему из-под руки: мол, хватит, я свое отработал.

Погрозив симулянту кулаком, Лехельт развернулся — и вовремя. Мрачный толстяк, сопя, вынимал пистолет.

Опередив его на секунду, Лехельт выхватил красное удостоверение, поднял его над головой.

— Внимание, работает ФСБ! Всем на пол! Идет спецоперация, стреляю без предупреждения! Лежать!

Авторитетный “уголок” неохотно прилег на пузе, распластавшись, едва доставая руками пол. Андрей ногой выбил у него из рук пистолет, отбросил подальше. “На него наверняка есть разрешение — иначе не стал бы доставать”, — мелькнуло у него в голове.

Он за шиворот выволок из-под стола струхнувшего агента, ткнул ему в лицо свою красную книжицу с золотым гербом.

— Три дня! Ты понял — три дня! И ты тоже... эй! Документы сюда, быстро! Паспорт, я сказал!

Красное удостоверение его конторы с оттиснутыми на нем магическими буквами парализовало волю к сопротивлению. Толстяк покорно отдал паспорт и зло зыркнул на дрожащего агента:

— С тебя за все взыщу, падло!

Для тренированной памяти Лехельта было достаточно беглого взгляда, чтобы запомнить паспортные данные неудачливого покупателя.

— Ага! Вторая Советская! Познакомься, Маринка! Вот и владелец!

Он швырнул толстяку паспорт.

— Разбирайтесь как хотите! Три дня сроку. Тебе позвонят, ты! — он ткнул пальцем в агента Вадима. — Или двенадцать тысяч баксов, или документы на комнату!

— Она и восьми не стоит... — всхлипнул агент. — А сделку в ГБР я не успею провести...

— Успеешь... Клиент твой тебе поможет. Потому что если через три дня все не будет готово...

Маленький разведчик угрожающе и весьма красноречиво смолк. Честно сказать, он очень смутно представлял, что будет, если эти проходимцы его не послушаются. Оставалось надеяться на авторитет родной конторы и помощь старших товарищей. Да, на это можно было рассчитывать.

Пятясь спиной, он вытолкнул Маринку за дверь и сам быстро выскочил из разгромленного агентства, увидав напоследок, как лежащий на полу у стены охранник незаметно показывает ему большой палец. Девушки на лестнице шарахнулись по сторонам.

34
{"b":"6093","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мама для наследника
Моя девушка уехала в Барселону, и все, что от нее осталось, – этот дурацкий рассказ (сборник)
Де Бюсси
Веер (сборник)
Неправильные
Рефлекс
Полночная ведьма
Assassin’s Creed. Origins. Клятва пустыни
Альянс