ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Любовь не выбирают
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо
Мозг Будды: нейропсихология счастья, любви и мудрости
Лагом. Ничего лишнего. Как избавиться от всего, что мешает, и стать счастливым. Детокс жизни по-шведски
Идеальных родителей не бывает! Почему иногда мы реагируем на шалости детей слишком эмоционально
Око Золтара
Автомобили и транспорт
Карта хаоса
Смотри в лицо ветру

Потом утомленный Александр Борисович обедал в китайском ресторанчике на Невском, а Старый, наскоро проглотив сосиску в тесте, маялся у входа. Ремесло телохранителя, поначалу такое занимательное, начинало надоедать ему. Лишь воспоминание об утреннем загадочном человеке настораживало.

Отобедав, они отправились на Пороховые, на Ржевку. На Беломорской улице Дудрилин зашел в старый двухэтажный дом. Пробыл он там недолго, а когда вышел, за ним выбежала пожилая толстая женщина и, утирая слезы, на бегу то и дело порывалась поцеловать Александру Борисовичу руку, которую он брезгливо и бесцеремонно отдергивал.

Все это время Старый знал, что прикрытие где-то рядом, но лишь пару раз успел заметить голубенький автомобильчик, сворачивающий куда-нибудь в переулок позади “мерседеса”. Клякса знал свое дело.

Уже темнело, когда они выбрались со Ржевки и покатили по Полюстровскому проспекту. Зажглись фонари — и через фонарь вдоль проспекта выстроились девушки, дружелюбно улыбаясь и зазывно голосуя “мерседесу”. Дудрилин оживился.

— Вишь, стоят! На холоде, без охраны! То ли дело у меня — и врач, и сервис... Эх, дурочки... — вздохнул он с искренним сожалением. — Тормозни-ка вон у той...

Старый, мигнув оранжевым подфарником, остановился — и обрадованная девушка, перебежав проспект, склонилась к окну машины. Дудрилин вышел ей навстречу, дружелюбно скалясь, часто моргая, и забегал глазками по фигуре девушки. Они стояли у машины и разговаривали.

Шестым чувством Старый почувствовал неладное. Сердце стукнуло. Он открыл дверь, опустил затекшие ноги на дорогу и глубоко вдохнул морозный воздух города. Поднял голову — и увидел несущийся на них автомобиль. Ослепленный фарами, Михаил успел лишь ухватить стоящего ближе к нему Дудрилина за ворот пальто и рывком втянуть в салон, упав на спину, увлекая его за собой и треснув затылком о верхний край дверного проема. В то же мгновение раздался глухой удар, а вслед за ним еще один, по железу. “Мерседес” качнуло, дернуло. Чужой автомобиль вихрем пронесся в каком-нибудь сантиметре от торчащих из машины ног Александра Борисовича, вырвал открытую дверцу “мерседеса” — и исчез.

Девушку швырнуло на багажник, а потом отбросило на заднее стекло машины. Затем она скатилась вниз и упала на заснеженный асфальт.

Дудрилин вскочил на ноги, схватился за затылок, заглянул за машину, отпрянул. Его трясло.

— Ты видел, да?! Ты видел?! Пятьдесят процентов надбавки! Поехали скорее домой! Домой хочу!

— А с ней что? Надо бы посмотреть...

— Ты что! Домой, я сказал! Здесь опасно! Что с этой сучкой сделается!

“С тобой все ясно”, — подумал Старый, поспешно отъезжая.

В зеркало заднего вида он успел углядеть, как тормознул у ничком лежащего тела “Жигуль” “наружки”, как выбежали и склонились над лежащей Зимородок и Кира.

В вырванную дверь дуло немилосердно. Ремесло телохранителя и вовсе утрачивало свой романтический ореол. Старый замерз, как в пургу в чистом поле, пока они добрались до прибежища Дудрилина.

Впечатление скрасил лишь гонорар. Перепуганный Александр Борисович дрожащими руками вручил Тыбиню у ворот дома его зарплату оперуполномоченного за три месяца и строго-настрого наказал завтра быть к девяти. Теперь без него он никуда не хотел ехать.

III

Лехельт с Морзиком разделились. Андрей, более искусный в деле пешей слежки и не столь приметный на улице, брал на себя того, кто пойдет пешком. Морзику на колесах доставался тот из подозреваемых, кто поедет в машине.

Женщину Дональд взял легко, прямо от подъезда “Красной шапочки”: прямые соломенные волосы и фигура танцовщицы не позволяли ошибиться. Хлопнув по широкой ладони Морзика, Андрей с удовольствием выбрался из автомобиля, размял, расправил затекшее сильное молодое тело, сделал пару наклонов на ходу. Сунув руки в карманы, нахохлившись и имитируя поспешную походку спешащего горожанина, он направился вслед за женщиной по Двинской улице к Балтийскому вокзалу.

Довольно скоро он обнаружил несоответствие своего типажа окружающим и призадумался. Вокруг торопились, обгоняя друг друга, дыша в затылок, полусонные хмурые питерцы, спешившие на работу. Досыпая на ходу, они были равнодушны друг к другу и к пробуждающемуся миру, меркнущим звездам и алому холодному ветреному рассвету над заснеженными крышами. Женщина резко выделялась в толпе как будто зомбированных, измученных хроническим недосыпанием трудяг. Она возвращалась с работы и, в предвкушении отдыха, не спешила. Чтобы не обогнать ее, Дональд вынужден был притормаживать, чем невольно выделялся из общей массы прохожих, — и никак не мог с ходу подобрать типаж под такую расслабленную, не соответствующую минуте походку. Использовать затасканный шаблон страдающего похмельем алкоголика не хотелось: Андрей был художником в своей профессии.

От фигуры женщины в сером пальто с капюшоном веяло глубоким одиночеством и равнодушием. Она шла в потоке людей, как по пустынной улице, мешая и попутным, и встречным, но точно не замечая никого вокруг. Она поднимала голову и смотрела на тающие в зеленоватом небе звезды так, как будто гуляла в уединенном месте. Некоторые дома вдоль улицы она рассматривала с особым вниманием, улыбаясь каким-то своим воспоминаниям, — и Дональд, наполняясь неведомой чужой грустью, на всякий случай со вздохом сфотографировал эти дома предусмотрительно прихваченным из машины фотоаппаратом. Он был толковым и исполнительным офицером.

В овощном ларьке на Балтийском женщина купила яркие оранжевые мандарины, особенно красивые на фоне белеющих тротуаров, — и Андрей снова сфотографировал ее, уже с профессиональным интересом. Мандарины она положила в черный пакет, который достала из довольно объемистой дамской сумочки с замочком и уголками. А не тот ли это пакет, который...

В ожидании электрички она очистила мандарин, а Дональд, встав чуть поодаль, наблюдал за ней в видоискатель. Фотоаппарат был замаскирован в картонный пакет из-под сока, и можно было периодически подносить его к лицу, не рискуя привлечь внимания окружающих. Лехельт видел несколько грубоватые, первобытно страстные черты ее рябоватого лица, полные, чувственные губы и невольно любовался ею, попадая под власть неведомой и неодолимой силы женского обаяния. В третий раз он сфотографировал ее просто так, без особой нужды, крупным планом. Ему хотелось, чтобы в архиве “наружки” осталась ее фотография.

Работая в составе наряда, контача с объектом лишь периодически, подгоняемый командами Кляксы, сентенциями Волана или приятельскими подколами Морзика, Андрей никогда не ощущал возникновения внезапной связи с человеком, которого они “тянули”. Сейчас же он вдруг осознал себя причастным к жизни этой женщины, сторонним, но не равнодушным наблюдателем. Он не имел собственной воли — она решала, куда им обоим идти и что делать.

Женщина села в электричку на Петергоф. Он вошел в соседний вагон, выждал несколько минут, потом неприметно перешел в ее вагон и сел в двух креслах позади. Он слышал, как она разговаривает с попутчицей, сетует на плохую уборку улиц, на грязь и разруху коммунального хозяйства. Говорила больше попутчица — а женщина отвечала доброжелательно, но односложно и как-то отстраненно. От нее по-прежнему веяло одиночеством.

Она сошла в Лигово и пошла дворами, петляя по кривым дорожкам между домами. Дональд следовал за ней. В тамбуре он вывернул куртку обратной стороной, превратив ее из черной в зеленую, снял шапочку и одел на нос смешные очечки с простыми стеклами. Если на Балтийском вокзале он выглядел как молодой, утомленный ночной сменой мужчина, то на платформу Лигово ступил прогулявшим первый урок тинейджером. Чтобы пакет с фотоаппаратом не бросался в глаза, он спрятал его в пластиковый красный мешочек: порой, меняя типаж, разведчик забывает какую-нибудь второстепенную, но приметную деталь — и тем самым может выдать себя с головой.

Чувство отстраненности и одиночества, исходящее от женщины, захватило и его. У него не было своей личной цели — и это отделяло его от всех людей, спешащих и неспешно прогуливающихся. Он был свободен — и порабощен одновременно...

38
{"b":"6093","o":1}